Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

К Северному полюсу

Прошло несколько лет.

Нансен не оставлял своей мысли — отправиться на Северный полюс. Привыкший ко всему относиться серьезно и вдумчиво, он изучал по различным материалам и документам все попытки его предшественников добраться до Северного полюса, учился на их ошибках и обдумывал во всех деталях план своей экспедиции.

Он предварительно сделал доклад на эту тему в Норвежском географическом обществе. Доклад Нансена вызвал оживленные прения.

Наконец, когда проект Нансена созрел окончательно, он решил его изложить ученым, путешественникам и географам не только своей родины, но и других стран.

Зал королевского Географического общества в Лондоне был переполнен. В первых рядах кресел можно было увидеть испытаннейших «морских волков», исколесивших все моря и океаны.

Сегодня был исключительный день. В повестке было сказано, что 14 ноября 1892 года норвежский путешественник Фритьоф Нансен сделает доклад об экспедиции к Северному полюсу.

Среди находившихся в зале заседания царило недоверчивое настроение. Все полярные экспедиции — де-Лонга, Нерса, Грили — совершавшиеся в последнее время, потерпели неудачу. И вот теперь Нансен поставил себе цель — достичь самого полюса — и даже, как сообщали, приступил к постройке корабля особого типа для этого смелого путешествия.

Раздался звонок председателя, в зале все стихли. У кафедры появился высокий, стройный блондин; у него были несколько связанные, неловкие движения. Чувствовалось, что он очень волнуется. Не владея в достаточной мере английским языком, Нансен читал свой доклад по рукописи.

Он начал с того, что подвел итоги прежним попыткам исследовать полярные моря. Предыдущие экспедиции заканчивались неудачей потому, что лед останавливал людей в их стремлении к северу. Многие экспедиции, покинув или потеряв свои суда, поневоле проходили большие пространства по плавучему льду, чтобы вернуться на землю. Нансен в своем докладе особо выделил австро-венгерскую экспедицию «Тегетгофа» с Земли Франца Иосифа и неудачную американскую экспедицию «Жанетты». В этих двух случаях суда затертые льдом, были отнесены по направлению к северу; большинство же остальных экспедиций отодвигалось от своей цели массами льда, несшимися к югу.

После этой вступительной части доклада Нансен перешел к самой сути своего плана;

— Я уверен, что если мы обратим внимание на те силы, которые природа дает в наше распоряжение, и постараемся итти заодно с ними, а не против них, то найдем вернейший и легчайший способ достижения полюса. Бесполезно итти против течения, как это делали предшествовавшие экспедиции; посмотрим, не существует ли течения, с которым мы могли бы пойти.

Сопоставляя целый ряд фактов, как-то: найденные на берегах Гренландии обломки погибшего корабля де-Лонга «Жанетта», а также стволов и сучьев деревьев, занесенных в Гренландию из Сибири, — Нансен сделал вывод, что существует морское течение от берегов Сибири к берегам Гренландии.

— Если дело обстоит так, — подчеркивая каждое слово, сказал Нансен, — то наиболее простой способ пересечь неизведанные области — отправиться вместе с этими льдами, т. е. войти в течение с той стороны, где оно направляется к северу и дать ему вести себя к тем широтам, достичь которых до сих пор оно так мешало.

Нансен сделал паузу, словно проверяя, какое впечатление произвели его слова на публику. Он выпил глоток воды и продолжал формулируя свои мысли с математической точностью:

— План мой вкратце заключается в следующем: я намерен построить возможно меньшее и возможно более крепкое судно; величина его будет не больше той, какая необходима для помещения запаса угля и провианта для 12 человек на 5 лет. Для этой цели, вероятно, будет достаточно судно в 170 тонн. Оно будет снабжено сильной машиной, но, кроме того, будет иметь полную парусную оснастку.

— Важнейшей особенностью этого судна является постройка его по такому принципу, чтобы оно могло выдержать давление льда. Оно будет с боков настолько покато, что лед, скопившийся вокруг судна, не раздавит его в своих тисках, как это было с «Жанеттой» и другими судами различных полярных экспедиций, а поднимет вверх. Сколько-нибудь значительное изменение конструкции едва ли потребуется, так как даже «Жанетта», несмотря на свою совершенно нецелесообразную форму, в течение двух лет выдерживала давление льда. Кто видел судно, затертое льдом, тот не станет сомневаться в том, что придать судну вышеупомянутую форму нетрудно. Для той же цели судно должно быть небольшой величины, так как, во-первых, с маленьким судном легче маневрировать, во-вторых, оно должно легче подниматься под влиянием давления льда, и, кроме того, его легче сделать крепким. Построено оно должно быть, конечно, из отборных материалов. Судно вышеуказанной формы и величины не может, конечно, быть удобным и устойчивым морским судном, но эти качества не особенно важны в таком заполненном льдами фарватере, как тот, о котором здесь идет речь; правда, прежде чем зайти так далеко, оно должно будет пройти значительное пространство по свободному ото льда морю; но оно не будет настолько плохо, чтобы на нем, вовсе нельзя было подвигаться вперед, хотя, конечно, пассажиры, страдающие морской болезнью, должны будут заплатить дань морю.

— Если иметь такое судно, экипаж из 10, самое большее 12 сильных и вообще старательно подобранных людей и снабдить его на 5 лет запасами, во всех отношениях наилучшего качества, какого только позволяют достичь современные средства, то я считаю, что предприятие хорошо обеспечено. На этом судне мы пройдем вдоль северного берега Сибири к Новосибирским островам настолько рано летом, как это позволит состояние льдов. Сначала я думал итти через Берингов пролив, полагая, что с этой стороны можно достигнуть Новосибирских островов с наибольшей безопасностью и в наиболее раннее время года. При ближайшем исследовании я нашел это сомнительным и потому решился на кратчайший путь через Карское море и к северу от мыса Челюскина.

— Раз Новосибирские острова достигнуты, все дело только в том, чтобы наилучшим образом воспользоваться временем для исследования течений и состояния льдов и выждать удобнейшего момента, когда можно будет пройти подальше вперед по свободной ото льда воде, что, вероятно, случится в августе или начале сентября, если судить о состоянии льдов к северу от Берингова пролива по сообщениям американских китоловов.

— С наступлением благоприятного момента мы врезываемся в лед и проходим возможно дальше на север. Что нам удастся пройти таким образом к северу от самого северного из Новосибирских островов, доказывает, между прочим, экспедиция «Жанетты».

— Лед в течение двух лет нес «Жанетту» от острова Врангеля до Новосибирских островов. Три года спустя после гибели судна на плавучей льдине близ Юлиансгаба, в южной части западного берега Гренландии, нашли вмерзшими в лед несколько предметов, которые по несомненным признакам происходили с «Жанетты».

— В то время когда лед проносил эту экспедицию к северу от острова Беннета, де-Лонг отмечал в своем дневнике, что здесь они видели вокруг себя со всех сторон «водяное небо», т. е. небо, являющееся темным отражением открытой воды; отсюда следует, по крайней мере до известной степени, что там могло пройти сильное ледорезное судно. К этому тесно примыкает тот факт, что экспедиция «Жанетты» дошла на лодках отчасти по совершенно свободному ото льдов морю, от острова Беннета до сибирского берега, где, как известно, большую часть ее постигла печальная участь. Норденшельд не заходил севернее самого южного из Новосибирских островов (в конце августа), но там фарватер всюду оказался свободным.

Фритьоф Нансен (с рисунка карандашом)

— Следовательно, существует вероятность того, что нам удастся пройти мимо Новосибирских островов; а если мы зайдем так далеко, то очутимся, следовательно, среди того течения, которое несло «Жанетту», тогда останется только стремиться вперед на север до тех пор, пока нас не затрет льдом.

— Тогда мы выберем себе удобное место, и предоставим льду нагромождаться вокруг судна — чем больше, тем лучше;

от этого судно только подымется и уляжется прочно и безопасно. Возможно до некоторой степени, что судно вследствие этого давления несколько накренится, но едва ли это будет иметь какое-нибудь значение. С этих пор уже само течение будет заботиться о передвижении экспедиции, а судно наше из двигательного средства обращается в простое жилище, и мы получаем досуг для производства научных наблюдений.

— Таким образом, экспедиция, вероятно, будет перенесена через полюс и далее в море между Гренландией и Шпицбергеном. По достижении 80° широты или даже раньше мы намерены каждый раз, с наступлением лета, стараться освобождать судно и плыть на нем вперед по направлению к дому. Возможно, что судно до этого времени будет раздавлено, хотя едва ли эта возможность велика, если построить судно вышеуказанным способом. Но все-таки экспедицию нельзя считать неудачной, так как путь домой по-прежнему будет лежать по течению через полюс к северо-атлантическому бассейну; мы уже раз испытали, что переноситься на льдинах довольно удобно. Если бы экспедиция «Жанетты» была снабжена достаточным количеством провианта и осталась бы на той льдине, на которой были покинуты найденные потом ее вещи, то наверное исход ее был бы иной, чем на самом деле.

— Судно под давлением льда не может потонуть так скоро, чтобы не осталось времени для перенесения всех запасов и провианта на крепкую льдину, которую мы заранее выберем для этой цели. Здесь мы раскинем палатки, которые для этого берем с собою. Чтобы сохранить свой провиант и остальные запасы, мы сложим их не в одно место, а распределим по всей льдине и положим на деревянные плоты, которые построим из досок и бревен. Это предупредит возможность потери запасов в том случае, если бы льдина раскололась посредине; такой случай был с экипажем «Ганзы», плывшим более полугода на льдине вдоль восточного берега Гренландии и потерявшим таким образом часть своих запасов.

Для удачи подобного путешествия необходимы только две вещи: теплая одежда и много пищи, но я уже указывал, что мы позаботимся иметь все это. Следовательно, на своей льдине мы будем жить столь же безопасно, как жили на судне, и так же хорошо дойдем до Гренландского моря. По приходе туда будет лишь та разница, что мы пойдем вместо судна на лодках и так же безопасно дойдем до ближайшей гавани.

— Поэтому мне кажется в высшей степени вероятным, что такое путешествие удастся. Многие, однако, наверное возразят: «Во всяком водном течении существуют обратные и боковые токи; если вы попадете в один из таких токов, да при этом вас прибьет, может быть, в какой-нибудь неизвестной земле, у берегов которой крепко застрянет ваше судно, то каким образом вернетесь вы оттуда?». На это я отвечу только, что из обратного течения мы когда-нибудь выйдем точно так же, как и вошли, и что провианта у нас имеется на 5 лет. Что же касается возможности второго предположения, то такой случай приветствую с радостью, так как нелегко найти на земном шаре место, представляющее больший научный интерес. На новооткрытой земле мы сделали бы возможно больше наблюдений. Если нам не удастся войти затем с судном снова в течение, а срок пройдет, то не останется ничего другого, как бросить судно и с необходимыми запасами на лодках постараться войти в ближайшее течение и снова по-прежнему предоставить ему вынести нас.

— Как долго может продолжаться такое путешествие? Как мы видели выше, остаткам «Жанетты» потребовалось 2 года на путь до 80° широты, куда мы также с некоторой уверенностью можем рассчитывать прибыть по освобождении ото льдов.

— Поэтому нельзя считать неосновательным расчетом надежду прибыть через 2 года; может быть даже судно освободится на высшей широте, чем здесь предполагается. Провиант на 5 лет нужно поэтому считать достаточным.

— Но не так ли силен в этих странах зимний холод, что пребывание там невозможно? На это мы можем ответить не только с некоторой вероятностью, но даже с значительной долей уверенности, что на самом полюсе зима не так холодна, как например, в северной Сибири, которая, однако, обитаема, или в самой северной части западного берега Гренландии, тоже населенного. По расчетам метеорологов средняя температура полюса в январе около — 36° Цельсия, между тем как в Якутске она −42°, а в Верхоянске −48°1. Надо думать, что полюс, вероятно, покрыт морем, лучеиспускание которого значительно меньше лучеиспускания больших масс суши, подобных низменностям северной Азии. Страны около полюса имеют, следовательно, по всей вероятности, морской климат с сравнительно мягкой зимой, но холодным летом.

— Холод не может, следовательно, явиться в этих странах непосредственным препятствием. Зло, с которым приходилось бороться предыдущим экспедициям и которое нельзя не принимать здесь в расчет, это цинга. При продолжительном пребывании в столь холодном климате эта болезнь легко наступает, если не удается получать свежую пищу. Однако я считаю возможным с уверенностью утверждать, что разнообразная и питательная пища, которую теперь приготовляют в форме консервов, и имеющиеся у нас сведения относительно того, какие питательные вещества необходимы организму, позволяют нам избежать этой опасности. Полное отсутствие свежей пищи, кроме того, я думаю, и невозможно в водах, по которым мы будем плыть; белые медведи и тюлени, наверное, будут встречаться нам далеко на севере, если даже не у самого полюса. Можно упомянуть также, что море, как известно, заключает в себе массы низших организмов, которые, в случае необходимости, также могут итти в пищу.

— Из этого видно, что как ни велики трудности, которые можно предполагать, все их можно преодолеть заботливым снаряжением, удачным выбором членов экспедиции и целесообразным режимом, и будут достигнуты прекрасные результаты. Рассчитывать на выход в море между Гренландией и Шпицбергеном мы можем с той же уверенностью, как и на то, что войдем в «течение Жанетты» у Новосибирских островов.

— но если это «течение Жанетты» идет не прямо через полюс, если оно проходит, например, между ним и Землей Франца-Иосифа, как выше предполагалось, что сделает тогда экспедиция, чтобы достигнуть полюса? В этом действительно кроется, по-видимому, Ахиллесова пята проекта; если судно пройдет в расстоянии более одного градуса от полюса, то, очевидно, было бы в высшей степени неблагоразумно или непредусмотрительно покинуть его среди течения для того, чтобы держать столь долгий путь к полюсу на санях по неровному морскому льду, находящемуся притом в постоянном движении. Если бы даже мы и достигли полюса, то совершенно невероятно, чтобы на обратном пути мы снова нашли свое судно... К тому же такое предприятие и не имеет большого значения: мы отправляемся не для отыскания математической точки, составляющей северный конец земной оси, так как достижение этого пункта само по себе малоценно, а для исследования большой неизвестной части земного шара, окружающей полю с, и значение этих исследований будет одно и тоже, достигнем ли мы самой точки полюса или же пройдем от него в некотором отдалении.

Шумными и дружными аплодисментами наградили докладчика присутствовавшие в зале. Они были захвачены четкостью и смелым полетом мысли Нансена. Затем открылись прения. Выдающийся полярный исследователь адмирал Леопольд Мак-Клинток выступил в прениях с замечанием, в котором сочетались похвалы с большими сомнениями:

— Я думаю, что мы в праве считать этот план наиболее смелым из всех, которые когда-либо были представлены на рассмотрение нашего общества. Можно только удивляться энтузиазму доктора Нансена.

Подобно большинству других ученых Мак-Клинток считал несомненным, что нет никакой надежды на возвращение корабля Нансена: безжалостные полярные льды раздавят его.

Адмирал Джордж Нэрс подчеркнул трудность положения, когда приходится критиковать план уже приводимой в исполнение, тем не менее он указал, что с его точки зрения план Нансена не выдерживает критики, поскольку он порывает с основным требованием полярных экспедиций: держаться возможно ближе к береговой линии. Раз Нансен отдает свой корабль добровольно во власть льдов, значит он делает этот корабль составной частью той глыбы, с которой он будет связан, и тогда уже форма судна и прочность его бортов не играют никакой роли. Нэрс доказывал также, что для переноса судна изо льдов играют роль не течение, а ветры. Нэрс соглашался только в одном пункте с Нансеном, в том, что главной задачей новых экспедиций является исследование неизведанных полярных областей, а не достижение математической точки полюса.

Выступили и другие критики плана Нансена, и лишь немногие поддерживали его проект. Нансен опроверг в краткой речи главнейшие возражения своих критиков. Однако ему не удалось рассеять то неблагоприятное впечатление, которое создалось в результате критики выдающихся английских авторитетов.

В печати появились статьи, также направленные против плана Нансена. Особенно резко нападал на этот план американский генерал Грили, начальник неудавшейся полярной экспедиции 1881—1884 гг. Статья Грили заканчивалась следующими словами: «Арктические путешествия, предпринимаемые по проверенным методам, требуют такой смелости и сопряжены с такими опасностями, что было бы явно бессмысленно возлагать на них еще бремя нансеновских планов самоубийства».

Примечания

1. В настоящее время среднюю температуру января северного полюса определяют в −41°, средняя же январская температура Якутска равна −43,3°, а Верхоянска −50,1°.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.