Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Норвежское средневековье (1050/1066—1537)

Когда Норвегия впервые была упомянута в письменных источниках — а произошло это в VIII в., — страна состояла из 29 маленьких королевств, у каждого из которых был собственный правитель. Правда, правитель этот, или хёвдинг, был скорее военным предводителем, а границы его владений постоянно менялись в зависимости от успеха проведённой им военной кампании. Зачастую битвы оканчивались смертью одного из вождей, и тогда победитель выбирался местным собранием на должность нового правителя. Подобные схватки подробно описаны в многочисленных скандинавских сагах, достоверность которых, однако, нередко вызывает сомнения. В то же время стоит отметить, что многие монархи-воины, упомянутые в этих легендах, со временем были обнаружены в европейских документах, а потому их существование можно считать историческим фактом.

Итак, 29 мелких королевств стали постепенно объединять в одно целое, и к началу X в. Харальд Хорфагер (ок. 848—933) — согласно легендам, потомок великого рода Инглингов1 из Упсалы — был провозглашён королём всего Вестфолла, хотя на деле через своих представителей он обладал властью над куда более крупной частью страны. К тому же Харальд захватил Шетландские и Оркнейские острова, куда со временем переселилась немалая часть норвежцев.

Сплочение земель затеял ещё отец Харальда, Хальвдан Чёрный, правивший в Вестфолле, но со временем ловко подчинивший себе все близлежащие области. Его ранняя смерть не помешала благородному делу, которое было продолжено сыном Харальдом. Юноша поклялся, что не будет стричься, пока не объединит все норвежские «княжества», за что вскоре получил своё знаменитое прозвище — Хорфагер, что значит «Прекрасноволосый».

Харальду удалось установить в Норвегии единовластие, что очень смущало высокопоставленных родоначальников, видевших в мальчике всего лишь рьяного выскочку. Оказывавших особое сопротивление Харальд незамедлительно высылал из страны — так появились норвежские поселения на Шетландских, Гебридских и Оркнейских островах.

Изгнанная из родных краёв знать то и дело собирала дружину, пытаясь с помощью набегов отобрать ранее принадлежавшие ей по праву земли, но всё оказалось безуспешно: Харальд неизменно побеждал в битвах и утверждал в бунтовавших краях собственных наместников.

К концу правления Харальда Норвегия находилась под властью одного-единственного правителя, однако конунг не решился «обделить» своих детей властью, а потому разбил своё королевство на 16 частей, выделив графства даже дочерям Однако, не желая вновь дробить свою империю, Харальд всё же назначил «главным королём» своего любимого сына Эйрика (885—954).

Эйрику, правда, подобная должность пришлась не по душе: желая сохранить единовластие, он пошёл войной на собственных братьев и убил семерых из восьми, за что получил прозвище Кровавая Секира. Но в 934 г. он был свергнут с престола своим сводным братом Хоконом2 Добрым (935—961), сумевшим переманить на свою сторону знать, пообещав восстановить её древние права и вернуть родовые земли.

Хокон был мудрым, справедливым правителем и успешным полководцем: он сумел одержать ряд побед над сыновьями Эйрика, объединившимися с датчанами и пытавшимися свергнуть нового конунга. У него был лишь один недостаток: будучи воспитан при английском дворе, он активно проповедовал христианство, что очень не нравилось норвежским ярлам и что в конце концов чуть не стоило Хокону короны.

Согласно летописям, в 961 г., во время решающий битвы с сыновьями Эйрика, Хокон был смертельно ранен. Дабы «отпустить его грехи», придворный скальд Эйвиндр Скальдаспиллир написал балладу о встрече Хокона с богами его предков и великодушном прощении несведущего конунга в Вальхалле.

Следующим королём, занявшимся объединением Норвегии — а заодно и её христианизацией, — стал Олаф Трюггвасон (963—ок. 1000), однако его короткое правление не принесло заметных результатов. Его попытки крестить страну имели значительно больший успех, чем Хокона Доброго: по крайней мере, именно ему обязан новой верой первооткрыватель Америки Лейф Эрикссон, позднее насадивший учение об Иисусе и в Гренландии.

Биография Олафа Трюггвасона напрямую связана с Новгородской Русью: когда его отец был убит, мать с сыном бежала от убийц к Владимиру I Святославичу, на службе которого находился её брат Сигурд. В пути их сосватали пираты-эсты, но позже Сигурд, собирая налоги в этих краях, встретил Олафа и выкупил его. Так мальчик попал к князю Владимиру и очень скоро оказался в его дружине.

На Руси Олаф пользовался уважением, но спустя какое-то время служба у князя ему приелась, и он отправился в походы по Балтике. Он воевал против королей Дании и Норвегии, а позже, после скоропостижной кончины супруги, отправился скитаться по свету. В 988 г. он оказался в Ирландии, где незамедлительно женился на овдовевшей королеве.

Спустя 7 лет норвежский правитель Хокон услышал о новом ирландском короле норвежского происхождения и решил привлечь его на свою сторону, поскольку его позиции с каждым днём ослабевали всё больше. Узнав про это, Олаф отправился на родину своих предков — правда, не помогать, а отбирать власть.

Политика Олафа не устраивала его соперников, и те, объединившись с датчанами и шведами, напали на него: Олаф пал в битве при Свольдере, потерпев сокрушительное поражение. Норвегия была поделена на три части: одна досталась датскому конунгу, одна — шведскому и одна — подчинявшимся датчанам норвежским ярлам. Однако спустя десяток лет потомок Харальда Хорфагера Олаф, получивший впоследствии прозвище Святого, взял в плен местных ярлов и вновь объединил Норвегию. Таким образом, начавшееся в X в. объединение страны было полностью завершено лишь к 1060 г.

Правление Олафа Святого (995—1030) было довольно жёстким, но королю удалось окончательно утвердить в стране христианство и превратить Норвегию в монархию. Он практически лишил власти знать, уничтожив наследственность должностей, чем, разумеется, вызвал неудовольствие, и вельможи предпочли присоединиться к претендовавшему на норвежский трон королю Англии и Дании Кнуту Великому. Олаф был вынужден искать убежище в Киевской Руси, но вернулся на родину, желая отобрать законную власть в битве при Стиклестаде3, где и был убит.

Несмотря на биографию, наполненную кровавыми сражениями, Олаф был канонизирован в 1164 г. папой Александром III, хотя в самой Норвегии его начали почитать уже через год после его гибели в 1030 г. Олаф стал последним западным святым, почитаемым также и на христианском востоке: на Руси в его честь освятили храмы в Новгороде и Старой Ладоге, где он гостил и жил в изгнании.

Дело в том, что на Руси проживала бывшая невеста Олафа — шведская принцесса Ингегерда, отданная замуж за Ярослава Мудрого. Ингегерда должна была явиться залогом мирного договора, заключённого между норвежским и шведским конунгами, и уже был назначен день свадьбы, на которую невеста, однако, не явилась. Олаф узнал, что шведский король ловко успел выдать дочь за новгородского князя — для него же припасли сводную сестру Ингегерды, Астрид.

У Олафа и Астрид родилось двое детей — сын Магнус, объявленный наследным королём Норвегии, и дочь Ульфильда. В 1042 г. Ульфильда вышла замуж за герцога Саксонского Ордульфа, чьи потомки затем основали Саксен-Кобург-Готскую династию, в которой дочь английского короля Эдуарда VII (1841—1910) Мод стала бабушкой нынешнего короля Норвегии Харальда V. Следовательно, Харальд является прямым потомком Олафа Святого!

Сын Олафа Святого Магнус (1035—1047) не последовал в Норвегию вслед за отцом и, когда весть о гибели Олафа дошла до Новгорода, был усыновлён Ярославом Мудрым и воспитывался при его дворе. Норвегией в это время управлял сын Кнута Великого Свен, который, однако, не завоевал популярности среди народа и был свергнут с престола. Править Норвегией с пособничества Ярослава был призван десятилетний Магнус, получивший прозвище Благородный.

Магнусу приписывают разработку первого в Норвегии письменного свода законов, но саги помнят его в первую очередь как великого воина, одержавшего немало побед над своими врагами. По одной из легенд, перед решающей битвой с язычниками-вендами осенью 1043 г. Магнусу приснился отец, а перед началом сражения норвежцам послышался звук колокола, подаренного самим Олафом Святым местечку Каупанг. Это был верный знак того, что святой наблюдает за сыном и его армией, а победа вошла в историю как одна из самых выдающихся битв: в ней пало более 15000 воинов.

Затем в Норвегии вновь последовали годы войн и разлада с соседями: исключением, пожалуй, явилось лишь 27-летнее правление Олафа Тихого, или Мирного (1066—1093), при котором страна достигла значимого благосостояния. Но уже его сын, Магнус III Босоногий (1093—1094), вёл беспрестанные войны со Швецией, Шотландией и Ирландией, и после его гибели королевство было поделено между тремя его сыновьями.

Одним из сыновей оказался Сигурд I Крестоносец (1090—1130), прославившийся крестовыми походами в Святую землю, Константинополь и даже соседскую шведскую провинцию Смоланд, где он намеревался крестить язычников. Сигурд, согласно данному в походе на Иерусалим обещанию, ввёл церковную десятину, в сильной мере укрепившую позиции духовенства .Кроме того, он основал епископство в Ставангере — правда, этот шаг был сделан ради получения развода: бергенский епископ отказал Сигурду в этом, и мудрый правитель просто-напросто основал дополнительный епископат.

У Сигурда был лишь один законный ребёнок — девочка от супруги Мальмфред, дочери князя Киевского Мстислава I и внучки короля Швеции Инге I. Отсутствие сыновей в браке привело к новой борьбе за престол после смерти конунга, и в Норвегии начался долгий период междоусобиц жаждущих власти незаконнорожденных детей и иных возможных претендентов.

Эра гражданских войн тянулась с 1130 г. по 1240 г. Первые годы войн характеризуются многочисленными альянсами, направленными на поддержку того или иного претендента на трон, но уже к концу XII в. в Норвегии сформировались две чёткие партии: биркербейнеры (что значит «берёзоногие») и баглеры («кривожезловые» — от кривого епископского жезла).

Итак, серьёзные проблемы в королевстве появились сразу после смерти Сигурда Крестоносца. Какие-либо чёткие законы, определявшие порядок и принцип наследования, в стране, по большому счёту, отсутствовали: зачастую права на престол подтверждались лишь ссылкой на родство с Харальдом Хорфагером. При этом был ли сын рождён в браке или нет, нередко не принималось во внимание, что привело к появлению в Норвегии системы совместного управления королевством.

Сам Сигурд вынужден был делить власть со своими братьями, однако после их смерти Крестоносец стал единовластным правителем, а его сын, соответственно, признавался «единственным» наследником Однако в конце 1120-х гг. из Ирландии прибыл некий Харальд Гиллекрист (Гилле), утверждавший, что он является сыном самого Магнуса Босоногого. Магнус III действительно проводил немало времени в Ирландии, что, бесспорно, могло привести к появлению новых детей. Сигурд был вынужден признать Харальда родным братом — при этом новоявленного родича заставили отказаться от притязаний на трон, пока живы Сигурд и его сын.

Сохранять клятву Харальд не намеревался: сразу же после смерти Сигурда он заявил свои права на престол, и до 1134 г. Магнус IV и Харальд относительно мирно соуправляли страной, однако расточительность и безнравственность сына Сигурда привели к восстанию против него. Магнус был схвачен; его ослепили (так он получил своё прозвище — Слепой), кастрировали и лишили ноги, после чего отправили в монастырь.

В этот момент объявился ещё один ирландский сын Магнуса Босоногого, Сигурд Слембе, но правивший Норвегией Харальд не признал в нём брата, за что в 1136 г. был убит. Сигурд провозгласил себя новым монархом, однако сторонники Харальда отказались поддержать его, избрав наследниками его несовершеннолетних сыновей — Сигурда Мунна и Инге Горбуна. Слембе вступил в сговор с Магнусом Слепым, и вместе они боролись за норвежскую корону вплоть до 1139 г., когда состоялась решающая битва при Валере (Hvaler), окончившаяся поражением бывших монархов.

Подросшие дети Сигурда Слембе правили в согласии, пока не объявился их брат Эйстейн. Снова последовали разногласия и заговоры, в результате которых Сигурд был убит; вскоре погиб и Эйнстейн, но их сторонники отказались признавать королём Инге, и вместо него был выбран сын Сигурда Мунна, Хокон Широкоплечий. Именно в этот момент в войнах начинается новый этап: недовольная аристократия уже не просто металась от одного претендента к другому, а оставалась верной своему избраннику даже после его смерти, предлагая кандидата на трон по его линии.

Последователи Инге поддержали пятилетнего Магнуса Эрлингссона, сына одного из выдающихся аристократов страны Эрлинга Стакке и его супруги Кристины, дочери Сигурда Крестоносца. Эрлинг оказался настоящим лидером и отважным воином, уже в 1162 г. убившим сначала Хокона Широкоплечего, а потом и занявшего его место «наследника» и брата.

Выдвижение Магнуса Эрлингссона было кардинальным изменением в Магнусе, бесспорно, текла королевская кровь, но лишь по линии матери. Чтобы компенсировать сей недостаток, было решено прибегнуть к помощи церкви, и новым негласным девизом для выбора будущего короля стало его рождение в браке. Инге был единственным законнорожденным сыном Харальда Гилле; теперь кандидатом объявлялся Магнус, также появившийся на свет при одобрении церкви.

Поддержка церкви сделала своё дело: в 1163 г. Магнус Эрлингссон стал первым коронованным королём Норвегии, хотя на тот момент мальчику было всего 7 лет от роду. Сразу же был сформулирован письменный закон о престолонаследии: наследовать мог лишь старший сын, рождённый в браке. Первые 10 лет прошли относительно спокойно: Эрлинг Стакке безжалостно истреблял всевозможных врагов своего сына, то и дело заключая союзы с Данией.

В 1174 г. на горизонте появилась новая фигура: сын Эйстейна Харальдссона, Эйстейн Мойл4, первым назвавший себя и своих последователей берёзоногими (биркебейнерами). Столь странное название для «партии» было выбрано неслучайно: некоторые из восставших были столь бедны, что вместо обуви были вынуждены обматывать ноги берёзовой корой. Мойл был убит уже в 1177 г., и его заменил Сверре5 Сигурдссон (1151—1202), прибывший в Норвегию с Фарёрских островов и якобы случайно выяснивший, что он приходится сыном самому Сигурду Мунну. После нескольких стычек Сверре удалось привести свою партию к долгожданной победе.

Правление Сверре было нелёгким: ему противостояла церковь, поддерживавшая Эрлинга и Магнуса и составившая партию баглеров, но, в конце концов, он был признан единоличным королём в 1194 г. До самой смерти Сверре жил в напряжении, будучи не в состоянии одержать окончательную победу над противниками, — однако же он оказался первым норвежским королём, умершим своей смертью со времён Сигурда Крестоносца. На смертном одре он посоветовал сыну сделать всё возможное для установления дружеских отношений с церковью — она была мощной силой в борьбе за власть.

Биркебейнеры и баглеры сумели примириться лишь при внуке Сверре — Хоконе Хоконссоне, которого обе партии признали новым королём в 1217 г. В период его правления в состав Норвегии вошли Исландия и Гренландия, и страна получила самые широкие за свою историю границы.

Постепенно в Норвегии были введены новые законы: церковь не могла отныне влиять на выборы короля (да и короля, собственно, уже не могли выбирать — правила престолонаследия были сформулированы точнее и не предполагали двоякого толкования), но ей в то же время предоставлялись различные привилегии — как, например, освобождение от воинской повинности.

Были построены новые крепости, в том числе Вардёхус, Тёнсбергсхус, Бохус и Акерсхус, что явилось явной демонстрацией смещения влияния от Бергена к району Ослофьорда. Это, в свою очередь, указывает на изменение внешнеполитических интересов Норвегии: норвежские колонии оказались в XIII в. уже не так важны, как отношения с соседями — прежде всего Южной Скандинавией и городами Северной Германии.

При всём этом Норвегия продолжала оставаться страной крестьян, или, как здесь говорили, бондов: поскольку большинство из них были мелкими зел1левладельцами, аристократии не удалось сосредоточить в своих руках земельную собственность и тем самым создать крепкую оппозицию королю.

В 1319 г. умер последний король из рода Сверриров, Хокон V Магнуссон, и Норвегия оказалась на пороге эры уний. Первой из них стала шведско-норвежская уния, просуществовавшая, правда, лишь несколько лет и сменившаяся чередой бед, страшнейшей из которых стала чума, унёсшая жизни как минимум половины населения Норвегии.

В 1355 королём Норвегии был избран Хокон VI Магнуссон (1340—1380), взявший в жёны 10-летнюю дочь датского короля Вальдемара Аттердага Маргариту. Их сын Олаф был признан королём Дании в 1376 г. и Норвегии в 1380 г., однако скончался в 17-летнем возрасте. Это заставило Маргариту быстро действовать: она была провозглашена королевой двух стран, а неспокойная политическая ситуация в Швеции способствовала назначению её правительницей даже там. Так три скандинавские страны объединились в небезызвестную Кальмарскую унию.

Целью создания унии было противостоять растущей мощи Ганзы и снизить засилье иностранцев, пытавшихся влиять на политику Скандинавии. На встрече в Кальмарском замке, где в 1397 г. и была заключена уния, всем трём странам гарантировалось сохранение собственных законов. Также было решено, что основные должности в королевствах могли занимать только представители знатных родов этих стран — иностранцам доступ к власти был закрыт. На практике, однако, наибольшим влиянием теперь обладала Дания, и норвежская знать всё более отдалялась от родины, не оставляя Норвегии и шанса хоть как-то противостоять мирному захватчику.

К середине XV в. все значимые замки и крепости страны уже длительное время находились под контролем датчан. Норвегия осталась на периферии Скандинавии; в борьбе за власть и независимость была заинтересована лишь Швеция.

В 1468 г. датский король Кристиан I отдал правителю Шотландии под залог норвежские территории Оркнейских и Шетландских островов, которые уже никогда не были возвращены истинному владельцу. А Кристиан III в 1536 г. вообще заявил, что отныне Норвегия является частью Дании. Вернее, страна не стала провинцией, но оказалась в полном экономическом и политическом подчинении: норвежский риксрод, верховный суд, армия и флот были упразднены, и развитие страны сильно затормозилось.

Кальмарская уния втянула Норвегию в чуждые ей войны и повязала страну непомерными налогами. Когда в 1450 г. в Дании начались смуты, норвежцы увидели свой шанс создать со своим соседом личную унию, с сохранением собственных законов, независимой казны и с собственными управленцами. Однако выбранный норвежцами король Карл Кнутссон уступил свои права датскому монарху Кристиану I, после чего было решено, что Норвегия и Дания всегда будут иметь общего правителя.

Норвегия сумела заключить союз таким образом, что даже наследные датские короли должны были быть одобрены норвежцами и избраны. Две страны имели общих монархов вплоть до 1814 г., хотя норвежцы зачастую весьма неохотно соглашались на выдвинутых Данией кандидатов, что и побудило датчан вопреки всем договорённостям превратить Норвегию в свою провинцию.

Насаждая собственные убеждения, Дания решилась и на проведение в Норвегии Реформации в 1537 г. Церкви и монастыри потеряли свои реликвии. Почти 40 % земель очутились в руках датского короля.

Примечания

1. В русскоязычной литературе встречается также написание «Унглинги».

2. Имя «Хокон» иногда передаётся как «Хакон».

3. В русскоязычных источниках встречается также написание «Стикластадир».

4. «Мойл» значит «Дева» — это прозвище король получил за свой юный возраст и детское лицо.

5. В русскоязычной литературе встречается также написание «Сверрир».

 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.