Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Киев

Киев стоял на крутом западном берегу Днепра, который не был особенно значительным в этой части, составляя в ширину около половины мили. И только весной, когда потоки растаявшего снега наполняли Днепр, он достигал шести миль в ширину. Две недели после ледохода поток тающего снега прибывал в течение шести недель. В середине апреля уровень воды достигал высшей отметки, поднимаясь на шесть футов выше нормы. Эти данные хорошо согласуются с данными, которые предоставляет нам Константин Багрянородный о начале сборов скандинавских купцов. Они собирались в торговое путешествие в Византию ранним летом, в июне, пока уровень воды в реке был все еще слегка, но не опасно, выше нормы. Скорость течения Днепра в Киеве составляла только одну треть от скорости течения Волги, однако в Днепропетровске поток приобретал мощь и силу. Там Днепр пробивал себе путь через гранит, берега его были практически прижаты друг к другу, образуя многочисленные пороги, каждый из которых имел как скандинавское, так и славянское название. Поскольку в начале летнего сезона уровень воды был достаточно высоким, проход через пороги Днепра мог быть несколько легче, чем в настоящее время, но за порогами снижение скорости течения привело к появлению большого количества песчаных отмелей, также представляющих опасность для навигации, которая сохранялась, пока ладьи не достигали лабиринта каналов дельты реки.

Восемнадцатая глава летописи Нестора имеет следующее название — «Киев становится столицей варягов», датируя это событие 882 годом. Здесь автор говорит о хитрости князя Олега (по линии Рюрика), примененной им против двух братьев — Аскольда и Дира, но за ней следует краткая глава, очевидно основанная на ежегодных записях. В 883 году князь Олег покорил племя древлян и наложил на них дань: по одной шкурке черной куницы от каждого двора. В 884 году он подчинил северян и также наложил на племя небольшой налог. Он не разрешал им платить дань хазарам, так как говорил: «Я их враг». В 885 году князь отправил посланников к радимичам, вопрошая: «Кому дань платите?» Они ответили: «Хазарам». Олег сказал им: «Платите дань не хазарам, но мне». И каждый из радимичей дал Олегу по серебряной монете, т. е. ту же дань, что они платили хазарам.

Константин Багрянородный сопровождает свое описание о сборах торговых кораблей скандинавских купцов в Киеве сообщениями об их жизни. «Зимний и суровый обряд жизни этих самых руссов таков. Когда наступит ноябрь месяц, князья их тотчас выходят со всеми руссами из Киева и отправляются в полюдье, т. е. круговой объезд, и именно в славянские земли вервианов [древлян], другувитов, кривичей, севериев [северян] и остальных славян, платящих дань руссам. Прокармливаясь там в течение целой зимы, они в апреле месяце, когда растает лед на реке Днепре, снова возвращаются в Киев. Затем забирают свои однодревки, как сказано выше, снаряжаются в Романию»1. Хотя это описание относится к 950 году, когда варяжские воинственные княжества еще не были достаточно развиты, для столь организованного сбора дани уже было необходимо значительное число скандинавов. Константин сообщает, что ладьи в Византию приходили из Смоленска, Чернигова, Телюцы и Вышеграда, так же как из Киева, и проводившиеся раскопки в двух названных выше городах открыли много скандинавского материала, относящегося главным образом к X веку. В западной части современного города Смоленска, на северном берегу Днепра в Гнездово, находится кладбище и два земляных укрепления. В районе Смоленска обнаружено не менее 347 аналогичных укрепленных поселений, что явственно свидетельствует о неспокойном периоде государственного развития в это время. В Гнездове открыты четыре тысячи могильных курганов. Шестьсот из них подверглись тщательному изучению, в ходе которого были найдены, особенно в богатых погребениях, многочисленные предметы из средней Швеции, в основном оружие, но также встречаются и византийские изделия, видимо появившиеся в этом районе в результате развития торговых отношений.

В Чернигове, который стоит на берегу Десны, к югу от Смоленска, также обнаружено много погребений, некоторые из них представлены деревянными камерами, напоминающими, по мнению Т. Арне, аналогичные захоронения в Бирке. Они подтверждают сообщение арабского автора Ибн Русте о типичном захоронении шведского князя на Руси: «Когда один из их князей умирает, они выкапывают для него могилу как просторный дом и кладут его туда вместе с его одеждой, золотыми браслетами, едой, кувшинами со спиртными напитками и монетами. Они также помещают в могилу женщину, которую он любил, все еще живую, закрывают погребение, и она умирает». Удивительно, что в то время как оружие и набивка на поясе, найденные в подобных могилах, часто выполнены в скандинавской технике, при женщинах в парных погребениях не находят скандинавских фибул: видимо, они в основном представляли коренное население.

В Киеве нет археологических свидетельств о существовании скандинавского поселения до X века. Поэтому набег на Константинополь в 860 году мог быть организован флотом викингов из западной части Средиземного моря, а не из Киева, хотя возможно, что в настоящее время просто не найдено скандинавское кладбище, которое можно было бы отнести к более раннему периоду. Любопытно, что множество захоронений, в том числе и с кремациями, от X и XI веков не включают ранних погребений, в связи с чем мы не можем подтвердить, что скандинавское поселение в Киеве действительно было основано до 860 года. Только одно из кремационных захоронений, оформленное как двойное, в котором находились мужчина и женщина, убрано богато. Однако многие другие захоронения напоминают об аналогичных погребениях средней Швеции X века. Так, например, под зданием церкви, построенной Владимиром после его крещения в 988 году, обнаружены деревянные камеры склепа, в которые был помещен боевой конь вместе с воином. Оружие, представленное в данном захоронении, скандинавского происхождения и включает обоюдоострый меч, копье и длинный нож, который носили в левой руке. Топор, вложенный в правую руку умершего, выполнен в восточном стиле и часто встречается в других могилах викингов на Руси. Легкий, с короткой рукояткой топор, возможно, казался им более практичным, чем тяжелый скандинавский, так что викинги приняли его, так же как, впрочем, и высокий с заостренным концом славянский железный шлем.

Договор, включенный в Летопись Нестора (под датой 912 года), начинается словами: «Мы от рода русского: Карл, Ингельд, Фарлаф, Вермуд, Рулов, Годи, Руальд, Карн, Фрелав, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его — светлых и великих князей, и его великих бояр, к вам, Льву, Александру и Константину, великим в боге самодержцам, царям греческим, на укрепление и удостоверение многолетней дружбы существовавшей между христианами и руссами»2. Десять пунктов, что следуют далее, являются законодательными соглашениями о процедуре принятия решений, затрагивающих обе стороны, в случае открытого убийства, воровства, наследования, выкупа заключенных под стражу или если корабль садится на мель и т. д., напоминающих об аналогичных соглашениях, вызванных сходными обстоятельствами, и заключенных в этот период времени в Англии в области «датского права». Представленные пункты договора между варягами и Византией не упоминают право варягов на бесплатную баню, мясо, рыбу, хлеб и вино, фрукты и снаряжение для своих кораблей, которыми они обладали, судя по сообщениям летописи в 907 году. Ни один из посланников от русов не имел славянского имени: тот, кто не был по происхождению норманном, являлся финном. Поэтому, возможно, данный договор византийские императоры заключили не с представителями Киева, а с другим княжеством, располагавшимся севернее, вероятно с Новгородом.

Как сообщает летопись, киевский князь Игорь атаковал Константинополь (с 10 тыс. кораблей!) в 941 году и получил отпор только у самих стен греческим огнем. Однако он вернулся в 944 году с «бессчетным» количеством кораблей. На этот раз его поход был успешен, и летопись описывает в стиле, свойственном сагам, как сам греческий Император предложил ему выплачивать даже более высокие налоги, которые прежде получал Олег, и как Игорь с большим количеством шелка и золота вернулся в Киев. Соглашение, заключенное в этот период времени, главным образом содержало, как и соглашение 912 года, законодательные процедуры решения всевозможных спорных вопросов, но включало три раздела о тех преимуществах, которыми могли пользоваться русы во время своих торговых путешествий в Константинополь. Так, они должны были получать бесплатное снабжение продовольствием на месяц, так же как запас провианта и снаряжение перед возвращением на родину; однако им не позволялось носить оружие в Константинополе и покупать шелк стоимостью выше 50 золотых гривен, на котором они должны были ставить клеймо на таможне при отправлении в обратный путь. Имена тех, кто подписывал договор, в основном славянские, хотя встречаются и норманнские.

Летопись Нестора ставит цель связать становление княжеского дома Киева с Рюриком, который умер в 870 году, когда его сын Игорь был еще несовершеннолетним. Игорь в 903 году женился на Ольге, и в 942 году, когда Игорю должно было исполниться 75 лет, а Ольге — 60 лет, родился их сын Святослав. Нам ничего не известно о правлении Игоря после 920 года, сохранились лишь свидетельства о его набеге на Константинополь в 941 году и смерти в 945 году, когда он требовал уплаты налогов от древлян. В связи с этим можно предположить некоторую лакуну в семейном древе рюриковичей.

Ольга возглавила княжество после смерти Игоря. Летопись так описывает ее: «светящая подобно луне в ночи, жемчужина среди всеобщего безверия», так как Ольга была христианкой. Ее визит в Константинополь сохранился не только в Летописи, но также в сочинении самого императора Константина, который описывает пышность церемониала во время приема русской княгини. Это заставляет предположить, что Киевское княжество представляло силу, с которой необходимо было считаться. Ее красота и мудрость так очаровали Константина (об этом сообщает летопись, а не сам император), что он предложил ей разделить с ним правление Империей. Она ответила: «Я язычница, но если бы ты захотел крестить меня, сделай так, поскольку ни от кого другого я не приму крещение». После обряда крещения Константин вновь пожелал сделать ее своей женой. «Но как я могу стать твоей женой?», ответила она. «Когда ты крестил меня, ты назвал меня "дочерью", а христианский закон не позволяет тебе взять в жены собственную дочь, ты должен знать это». Константин был вынужден признать слова русской княгини справедливыми, ответив: «Ольга, ты обманула меня!», и отпустить ее на родину с богатыми дарами, с золотом, серебром и шелком.

Сын Ольги, Святослав, отказался принять христианство. Он управлял государством совместно с матерью до 962 года, а затем самостоятельно до 972 года, пока не был убит. Святослав был свирепым воином и грабил государства булгар Дуная, Волги и хазар. Летопись сообщает, что Святослав не брал с собой в поход никакой поклажи, даже пищевых горшков, и не ел другого мяса, кроме того, что обжаривали на углях, никогда не устанавливал шатер и спал, подкладывая под голову седло. Византийский историк Лев Диакон видел Святослава, когда тот подписывал договор с Иоанном Цимисхием в 971 году на Дунае, и оставил следующее описание русского князя. «Он переплыл через реку в скифской ладье и греб на равных со своими людьми. Он был среднего роста, широкоплеч, с длинными и роскошными усами. Нос похож на обрубок, глаза голубые, а брови широкие. Его голова была выбрита, и оставлен только чуб на одной стороне, который служил символом знатного происхождения. В одном ухе он носил золотое кольцо с двумя жемчужинами и рубином между ними: его белая рубаха отличалась от рубах его людей только тем, что была чище: он оказался мрачным и диким». Это описание имеет много черт (оселедец в особенности), напоминающих облик казацкого гетмана XVI века, и свидетельствует о том, как быстро русы становились славянами. Святослав — не скандинавское имя; возможно, он мог иметь (частично) славянское происхождение. После его смерти разразилась борьба за власть между его тремя сыновьями — Олегом, Ярополком и Владимиром. Борьба закончилась около 980 года победой Владимира и смертью двух других. Владимир стал могущественным правителем, который укрепил и распространил власть Киева на многие племена.

В 988 году Владимир обратился к христианской вере. Летопись проводит аналогии между ним и Соломоном. Так, например, Владимир имел 300 наложниц в Вышгороде, столько же в Белгороде и 200 в Берестове, в то время как у Соломона было 700 жен и 300 наложниц. Хронист добавляет: «Владимир заблуждался, но нашел искупление в конце жизни: Соломон был мудр, но грешил, становясь старше». После крещения Владимир систематично проводил христианизацию русов и строил церкви не только в Киеве, но и во многих других русских землях. Он превратил Киев в мощную и выделявшуюся на фоне европейских государств столицу своего княжества, экономическое развитие которого более напоминало систему хозяйства в Византии и поздней античности, нежели феодальной Европы. Вполне возможно, что он и другие русские князья мечтали о превращении своего княжества в ведущую торговую и экономическую империю, однако сильное влияние на Русь оказывала Византия, особенно в области экономики, также как и в культуре. Несмотря на это, Киев сохранил определенную самобытность, и мы не должны забывать, что во многом он развивался своим путем: ни в религии, ни в искусстве он не следовал рабски византийским традициям. Церковные службы на Руси велись на славянском, а не на греческом языке, что было очень важно в становлении нового независимого христианского государства.

В течение X века Византия внесла определенный вклад в культуру Киева, оказывая на ее развитие доминирующее влияние: через Византию русы получили возможность познакомиться с миром богатства и роскоши, который должен был казаться им безгранично впечатляющим. Когда в Константинополе императоры начали широко рекрутировать отряды варангов из представителей достойных скандинавских и английских семей, связи между Русью и Византией естественным образом усилились. Становление политических взаимоотношений относится к началу XI века, и хотя между двумя государствами периодически возникала враждебность, она всегда являлась лишь кратковременным эпизодом. Киев, таким образом, находился в значительной зависимости от Византии, и именно через столицу Киевского княжества византийская культура начала оказывать растущее влияние на славянские племена и стала одним из оснований становления в более позднее время Российского государства.

Сын Владимира, Ярослав, был князем, который с точки зрения развития литературы, права и общественных отношений чрезвычайно много сделал для процветания Киева. После кровавого братского раздора он стал правителем в 1019 году и умер в 1054 году. Родственные связи Ярослава со многими знатными европейскими правителями свидетельствуют о значении княжества русов в это время: он женился на Ингигерде, дочери Олава Шетконунга, и стал тестем Харальда Сурового Норвежского, Андрея I Венгерского и Генриха I Французского.

Примечания

1. Цит. по: Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1991.

2. Цит. по: Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи 1377 г. М.; Л., 1950. Ч. 1—2. С. 222.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.