Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Исландия

В настоящее время полагают, что Исландию открыли два скандинава: Гардар, швед, который случайно попал на остров во время своего путешествия к Гебридам, и Наддод, норвежец, живший на Фарерских островах и возвращавшийся на родину в Норвегию. Нельзя безоговорочно верить в истории этих двух потрепанных штормами мореплавателей: поскольку саги очень часто драматизируют ситуацию, связанную с расширением норманнского поселения в Исландии. Более вероятным представляется, что именно жители западных островов, которые долгое время знали о существовании Исландии и посещали ее, показали викингам дорогу туда. Первой подготовленной экспедицией руководил Флоки Вилгердарсон из Рогаланда. Он отплыл к Шетландским островам и Фарерам на двух кораблях и остался на зиму в Исландии. Однако первое постоянное поселение было организовано Ингольфом Арнарсоном, который привез с собой на остров женщин, детей и хозяйство, как полагают, в двенадцатый год правления Харальда Прекрасноволосого. Главная волна эмиграции охватывает два поколения на протяжении 900 года. Ланднамабук говорит более чем о трех тысячах человек (возможно, вдвое больше людей покинули Норвегию в эти годы) и предоставляет исследователям информацию о 1400 названий различных населенных пунктов в Исландии. А.В. Бреггер указывает, что по меньшей мере половина из переселившихся на остров людей, которые образовали там поселение, происходят из района распространения законов Гулатингслага, норвежской области Хардангер-Восс-Согн. Эти данные, если объединить их с сообщениями исландской традиции о том, что эмигрантами становились, как правило, те, кто отказывался принять власть Харальда, заставляют нас связать установление поселения в Исландии с процессами укрепления власти Харальда в западной Норвегии. Остальные поселенцы попали на остров, переселившись туда с островов Атлантического океана, а также из Британии.

Люди, которые прибыли в Исландию, заявили о своей независимости от норвежского короля, и хотя процессам эмиграции на остров способствовали и другие факторы, например необходимость освоения новых земель, из описаний исландской жизни в сагах представляется ясным, что отторжение складывавшегося нового представления о государстве стало мощным импульсом, подтолкнувшим людей к переселению в Исландию. Организация исландской республики X века как практически свободного государства стала возможной, поскольку в данный период времени поселенцам не приходилось ожидать войны с кем-либо. На острове не было местного населения, которое могло бы (как в Англии и Франции) попытаться отвоевать свои земли; кроме того, Исландию, в отличие от других стран, не тревожили набеги викингов-пиратов.

Сравнение основных положений исландского закона с норвежским, который стал его основой, показательно, поскольку представляет, по-видимому, умышленный шаг назад даже в сравнении со старыми идеями о государстве, принятыми в норвежском традиционном праве до централизации государства Харальдом. Законодательная, судебная и исполнительная ветви власти были полностью разделены, и саги свидетельствуют, что исландцы не желали признавать даже власть, представленную лицом, следящим за исполнением судебных решений, выносившихся на основании фактов. Во многих случаях в описанных в сагах судебных процессах исход дела зависел лишь от неких формальностей, которые нам представляются совершенно незначительными и никак не относящимися к принятию справедливого решения. При таком режиме «народоправле-ния», которое составляли столь непримиримые «индивидуалисты», сложившийся подход к решению судебных дел становился неизбежным. Когда к данному постановлению суда прибегали вновь, исполнение решения оставалось за потерпевшей стороной, если она могла выполнить его.

Юридический кодекс, приписываемый традицией Ульфльоту, который, в свою очередь, составил его на основании Гулатингслага, был принят альтингом Исландии приблизительно в 930 году. Остров был разделен на 12 судебных округов, в каждом из которых находились три общины — «годорда» — во главе с «годи»: позднее для формирования апелляционного суда были образованы еще три «годорда». Все годи вместе составляли судебный совет (легретту), которая избирала законоправителя (легсумадра), исполнявшего функции председателя альтинга. Годи объединял в своих руках светскую, религиозную, экономическую и судебную власти: он был представителем и помощником для своих «друзей» и, выступая посредником между миром людей и богов, решал между ними спорные вопросы. Но его власть над общиной не была четко установлена, и если ее население чувствовало, что годи не оказывает им достойную поддержку, они могли обратиться к другому годи. При такой структуре общества неудивительно, что развитие Исландии не было похоже ни на развитие Норвегии, ни какой-либо другой страны. Сложившиеся в исландском обществе определенные социальные отношения способствовали появлению у населения независимой критической позиции в отношении различных общественных дел и проявлению значительного внимания к своим семейным связям, что является, конечно, более естественным для среды свободных людей, нежели для бесправного крестьянства других земель, а также создали основу для появления одного из величайших художественных творений скандинавских народов — исландских саг.

Центр Исландии — это лавовое поле, поэтому население ее зависело в большей степени от занятий овцеводством, рыболовством и охотой, чем от развития земледелия. Большую пользу поселенцы извлекали из летних пастбищ («saeter»), что привело к тому, что их поселения оказались разбросанными по территории острова. Именно по этой причине в Исландии лошадь ценили более, чем где-либо еще в Скандинавии, где люди имели возможность легко передвигаться от одного места к другому с помощью каботажного плавания. Хотя в то время деревья покрывали большую территорию острова, чем сейчас (в настоящее время они сосредоточены в двух или трех небольших районах), строевого леса все-таки не хватало и население бережно собирало плавник. В основном дома строили из камня и дерна, и поэтому они сохранились значительно лучше, чем деревянные дома в других районах Скандинавии. Постройки в Тьорсардале, засыпанные при извержении Геклы в июле 1300 года, в 1939 году были обнаружены скандинавской экспедицией. Скаллакот является типичным примером постройки периода Заселения; дом со слегка изогнутыми стенами составлял примерно 84 фута в длину. Длинный восьмифутовый очаг находился в середине строения, разделенного на четыре комнаты. Несколько позднее в северной стене были образованы три маленькие квадратные кладовки. Традиция строительства с использованием камня и дерна является типичной для безлесных областей юго-западной Норвегии, Рогаланда и Западного Агдира.

Исландцы оставались язычниками до решения принять христианство, утвержденного на альтинге в 1000 году; поэтому на острове должно было быть построено по меньшей мере 39 церквей (по одному для каждого годорда). Однако мы не обладаем никакими свидетельствами об основании в это время церквей (часто упоминаемый Хофстадир в Мюватне является только «фермой»), поэтому исследователи ставят под сомнение существование в Исландии церковных храмов, несмотря на упоминания о них в сагах. До принятия христианства умершего хоронили в соответствии с языческим обрядом, но не кремировали. Видимо, это указывает на значительное влияние на развитие исландского общества со стороны Британских островов, и оно было более сильным, чем представлено в Ланднамабук (которая упоминает несколько поселенцев с Британских островов). В Исландии зафиксированы 123 археологических участка с 246 погребениями, в основном вдоль рек на северном побережье острова. Захоронения, относящиеся в большинстве своем к X веку, в целом довольно неприметные, иногда даже необозначенные, обычно состояли из деревянной погребальной камеры, и лишь изредка в них включали ладью. Любопытно, что, в то время как вклад Исландии в литературу был весьма характерным и важным, одежда, оружие и украшения, найденные в исландских погребениях, совершенно не отличались от предметов из погребений в других районах Скандинавии. Как правомерно ожидать, обнаруженные на острове изделия имеют очень близкое сходство с предметами норвежского происхождения, включавшими также некоторые юго-восточные (возможно, шведские) элементы. Ремесленные изделия и импортные товары, широко распространенные по территории Скандинавии, удивительным образом отсутствуют в Исландии, в том числе и обычные чаши из стеатита. Южно-английский меч с чернением из Кнафахолума и лезвие меча континентального происхождения с клеймом Ульфберта являются единственными импортными образцами оружия, а из украшений — одна или две шотландские круглые фибулы, свидетельствующие о контактах с другими странами, помимо скандинавских. Была ли, однако, столь ощутимая изоляция Исландии реальной? Из саг ясно, что ведущие семьи острова много путешествовали и устанавливали тесные контакты с зарубежными странами, но на основании археологических свидетельств можно заключить, что, по всей видимости, это не относилось к простому народу. Возможно, что именно отсутствие устойчивых связей Исландии с зарубежными странами можно считать одним из важных условий для создания саг, представляющих фактически самоанализ исландской нации.

После смены нескольких поколений жители острова должны были ощущать себя более исландцами, нежели норвежцами. Интерес населения страны к собственной истории возрос, создавались генеалогические саги, повествующие о жизни ряда великих семей. Таким образом, на удаленном острове на краю северного полярного круга получила свое развитие одна из жизненных и наиболее самобытных форм европейской литературы Средних веков.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.