Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

8.2. Действия британских авианосцев. 263-я эскадрилья

Для англичан в создавшихся условиях, когда из-за значительных расстояний между театром военных действий и районами базирования авиации, а также отсутствия аэродромов в самой Норвегии Королевские ВВС не могли оказывать наземным частям эффективной поддержки, наиболее приемлемым выходом могло стать использование авианосцев. Их истребители могли бы осуществлять прикрытие, а ударные самолеты — действовать против наземных целей.

К началу кампании единственным кораблем данного класса в составе Флота метрополии был «Фьюриэс» (кэптен Троубридж). Он присоединился к главным силам Форбса 11 апреля, но его авиагруппа не имела истребителей для прикрытия флота в первые критические дни кампании. Она включала лишь две эскадрильи «Суордфишей» и могла выполнять задачи без риска тяжелых потерь только в условиях отсутствия у противника истребителей. Авианосец находился в районе Нарвика до 25 апреля, когда был вынужден вернуться на ремонт в Скапа-Флоу.

Несмотря на отсутствие «плавучих аэродромов», боеспособные эскадрильи FAA не сидели без дела. После триумфальной победы над «Кенигсбегом», экипажам немногочисленных «Скьюа» — единственных самолетов из парка Воздушных сил флота, способных «дотягиваться» до норвежских берегов с авиабаз на британской территории, — еще не раз пришлось выступить в роли бомбардировщиков. Правда, и для них единственной крупной целью мог стать только Берген. 12 апреля над ним снова появились девятнадцать машин из состава 800-й, 803-й и 801-й (для нее это было первое боевое задание) эскадрилий. На этот раз англичанам нечем было похвастать: лишь торпедный катер «S 24» получил повреждения от осколков авиабомб и потерял трех моряков ранеными. Через двое суток налет был повторен, на этот раз силами 15 истребителей-бомбардировщиков 800-й и 803-й эскадрилий. Несмотря на то, что немецким зенитчикам из II/FlakRgt 33 удалось сбить два самолета, англичане точно отбомбились по стоявшему под разгрузкой транспорту «Баренфельс» (7569 брт), повредили три других судна и расстреляли сидевший на воде гидроплан Не-115. Последним в этой серии налетов стал «визит» в Берген двух «Скьюа» 803-й эскадрильи вечером 17 апреля — они безуспешно сбросили бомбы по учебно-артиллерийскому кораблю «Бремзе».

Забегая вперед, необходимо рассказать о «боевом дебюте» 806-й эскадрильи. 9 мая восемь ее «Скьюа» с 500-фунтовыми бомбами поднялись с Хатстона. Их сопровождали шесть «Бленхеймов» 254-й эскадрильи, каждый из которых нес восемь 20-фунтовых бомб. Основной целью для удара оказался стоявший на ремонте многострадальный «Бремзе» (за время кампании он пять раз — больше, чем какой-либо другой германский корабль — получал повреждения различной тяжести). Три прямых попадания причинили ему новые тяжелые повреждения, а от значительных жертв спасло только отсутствие экипажа на борту. Старому тральщику «М 134» повезло меньше: многочисленные бомбовые попадания отправили его на дно...

Наконец, 18 апреля со Средиземного моря в метрополию прибыл авианосец «Глориэс» (кэптен Дж. Д'Ойли-Хьюз), 21-го в Клайде отшвартовался «Арк Ройал» (кэптен А.Дж. Пауэр). Перетасовав палубные эскадрильи и приняв необходимые запасы, уже на следующий день эскадра под флагом командующего авианосцами Флота метрополии вице-адмирала Лайонела В. Уэллса в составе обоих авианосцев, крейсеров «Беруик», «Кёрлью» и пяти эсминцев вышла в район Тронхейма. Задачи авианосной группы формулировались так: «защита боевых кораблей и конвоев, воздушное прикрытие сухопутных войск на местах высадки, налеты на захваченные немцами аэродромы на территории Норвегии». Попутно они должны были доставить в район Ондальснеса истребители сухопутного базирования — на палубу «Глориэса» было принято восемнадцать «Гладиаторов» 263-й эскадрильи RAF.

Состав авиагрупп британских авианосцев (24.04.—1.05.40)

«Глориэс»

802 sqn 9 «Си Гладиатор»

803 sqn 11 «Скьюа»

804 sqn 9 «Си Гладиатор»

«Арк Ройал»

800 sqn 9 «Скьюа», 2 «Рок»

801 sqn 9 «Скьюа», 3 «Рок»

810 sqn 12 «Суордфиш»

820 sqn 9 «Суордфиш»

Ни один из авианосцев не имел радара, только «Кёрлью» был оснащен РЛС типа 79 с восьмидесятимильным радиусом действия. Станция была еще «сырой» и, по словам Джеймса Брауна, могла использоваться скорее не для управления, а для инструктирования истребителей, однако показала себя уже вечером 23-го. Когда на ее экране появились три «хейнкеля», вылетевшая на перехват шестерка «Скьюа» заставила их повернуть назад, серьезно повредив одну из машин (она дотянула до побережья, но там разбилась). Это был первый в истории случай, когда перехватчики наводились по лучу радиолокатора.

Утром 24 апреля авианосцы подошли к норвежским берегам, но сильный снегопад заставил отложить запуск самолетов до полудня. Затем все происходило по стандартной схеме: «Суордфиши» вели наблюдение за морем и поиск подводных лодок, «Си Гладиаторы» с «Глориэса» и несколько «Роков» с «Арк Ройала» поочередно осуществляли воздушное патрулирование над кораблями. Около 17 часов шесть «Скьюа» 803-й эскадрильи отправились на патрулирование в район Ондальснеса. Вели звенья лейтенанты Люси и Харрис. Вскоре в воздухе показался противник — два Не-111 из состава 9./KG 4. Оба самолета были сбиты. До возвращения на авианосец англичане успели провести еще два поединка, повредив Do-17 и He-111, который хоть и сумел дотянуть до Форнебю, но из-за повреждений был списан. Что и говорить — многообещающее начало! Правда, на обратном пути двум «Скьюа» не хватило горючего и пришлось совершать вынужденную посадку на воду.

263-я эскадрилья под командованием сквадрон-лидера Дж. Дональдсона взлетела с «Глориэса» тем же вечером. Ни один из пилотов эскадрильи не участвовал до этого в настоящих боях, а сейчас им предстояло преодолеть 180 миль над морем, имея всего четыре путевых карты. В качестве самолетов-навигаторов их сопровождала пара «Скьюа».

Вопрос о необходимости непосредственной воздушной поддержки долго не находил решения из-за отсутствия подходящих аэродромов. Если норвежские самолеты имели лыжные шасси и могли взлетать с любой ровной поверхности, то английские машины были лишены такой возможности. Базировавшаяся на Хатстон 254-я эскадрилья двухмоторных истребителей «Бленхейм» предпринимала попытки прикрывать с воздуха Ондальснес, но из-за большого расстояния даже двухмоторные машины не могли патрулировать в районе достаточно долго. 17 апреля в Норвегию был направлен сквадрон-лидер Уитни Стрэйт. Его миссия заключалась в поиске площадок, пригодных для строительства аэродромов. Он рекомендовал покрытое льдом озеро Лешаскуг длиной примерно 13 километров, лежащее на заснеженном плато около Домбоса. К вечеру 22 апреля двести местных жителей под руководством британских специалистов расчистили от снега полосу, достаточную для приема истребителей...

В 19 часов «Гладиаторы» совершили посадку на льду озера, и немногочисленная наземная команда немедленно стала готовить их к вылету. Это оказалось труднее, чем можно было ожидать. Импровизированный аэродром не имел не только теплых ангаров, но и топливных танков, поэтому горючее в самолеты пришлось заливать прямо из канистр. Куда более трудная задача легла на единственного оружейника, которому предстояло заправить патронные ленты в 72 пулемета. Первое звено вылетело на патрулирование в 22 часа, пока моторы самолетов были еще теплыми, но за ночь они остыли так, что на следующее утро завести их сразу не удалось. Лишь два истребителя смогли подняться в воздух в 05:45. Через четверть часа им посчастливилось встретиться с одиноким Не-115, который в одночасье был сбит.

Подготовка к вылету остальных машин велась очень медленно, и эту медлительность в полной мере использовали немцы. Около 9 часов утра над озером появились «хейнкели» 26-й эскадры. Их бомбы взламывали лед, пулеметный огонь в клочья разносил обшивку британских истребителей. Итогом налета стали двенадцать уничтоженных «Гладиаторов», еще один в тот же день потерпел аварию во время патрулирования над Гудбрансдалем.

26 апреля оставшиеся истребители перебросили на замерзшее озеро Сетнесмуэн близ Ондальснеса. В течение двух дней они прикрывали войска с воздуха, вели разведку, участвовали в столкновениях с немецкими бомбардировщиками, совершали налеты на германские позиции. Всего они провели 37 воздушных боев, заявив о шести сбитых и восьми поврежденных вражеских самолетах. Но силы таяли — вскоре от эскадрильи осталась всего одна машина, к которой, к тому же, не было горючего. 28 апреля последний «Гладиатор» был сожжен, а личный состав, не потерявший за это время ни единого человека, отбыл в Англию за новыми истребителями.

Деятельность 263-й эскадрильи осталась заметным, но все же весьма незначительным по результатам эпизодом кампании. Было бы наивно считать, что одна истребительная эскадрилья, вооруженная к тому же устаревшими бипланами, сумеет оказать влияние на ход боевых действий. Количественное и качественное превосходство противника привело к ее быстрому уничтожению.

Нередко в адрес англичан раздаются упреки, что им стоило бы сосредоточить в Норвегии значительно большее число истребителей, причем не устаревших «Гладиаторов», а современных «Спитфайров» или «Харрикейнов». При этом критики не принимают в расчет как минимум два обстоятельства. Во-первых, что бы ни говорилось о важности Норвегии, для англичан она оставалась второстепенным театром. Основными задачами военно-воздушных сил были оказание поддержки экспедиционным войскам во Франции, оборона страны и интенсивная подготовка кадров. Каждый самолет был на счету. Во-вторых, проблема базирования стояла острее, чем может показаться на первый взгляд. Неприхотливые «Гладиаторы» обходились и импровизированными аэродромами, но когда в конце мая в район Нарвика были переброшены «Харрикейны», то аварийность, особенно при посадках, оказалась чрезвычайно высокой.

Вернемся к группе адмирала Уэллса. 25 апреля погода благоприятствовала полетам, и в 03:15 четырнадцать «Суордфишей» и десять «Скьюа» с бомбами поднялись с палуб авианосцев и взяли курс на Тронхейм. Их целями были аэродром Вэрнес, озеро Йонсватн, использовавшееся немцами как временный аэродром, а также якобы находившиеся в гавани крейсер и танкеры. При подлете к цели группа разделилась, но «Суордфиши» 810-й эскадрильи на льду озера ничего не обнаружили и позже присоединились к остальным. Удар по аэродрому, несмотря на плотный огонь зенитных автоматов, оказался более действенным — был разрушен ангар и другие постройки. Крейсер на поверку оказался мифом, поэтому бомбы были сброшены на суда в порту. По донесениям пилотов, было уничтожено 12 бомбардировщиков и разведчиков, крупный транспорт и два небольших танкера получили повреждения. Реально на земле сгорело семь пикировщиков Ju-87, один транспортный Ju-52, четыре гидросамолета Не-115, разрушено два ангара, еще три гидроплана были повреждены.

Немалыми оказались и потери англичан: четыре «Суордфиша» и два «Скьюа» не дотянули до авианосцев и упали в море, два поврежденных истребителя, хоть и сумели сесть, не подлежали ремонту в корабельных условиях, а еще три совершили вынужденную посадку на Лешаскуге. Там же приземлился лейтенант Коллингхэм, вылетавший во главе звена на патрулирование и сбивший Не-115 из состава 2./506. Взлететь этим «Скьюа» уже было не суждено — они попали под немецкую бомбардировку и были уничтожены вместе с «Гладиаторами» 263-й эскадрильи.

Следующие два дня авианосцы маневрировали в 80 милях от побережья, палубные истребители вели патрулирование над районами Отты и Квама, прикрывая сухопутные части. Истребителям приходилось совершать 220-мильные перелеты от кораблей и обратно, что существенно ограничивало запас времени на само патрулирование. 26 апреля восемнадцать «Скьюа» осуществили восемь удачных перехватов, два Не-111 было ими уничтожено, еще три повреждено — ценой гибели двух своих машин. Командир 800-й эскадрильи кэптен Партридж записал на свой счет один из немецких «хейнкелей» перед тем, как сам был сбит. Партридж и его наблюдатель лейтенант Босток приземлились в расположении британских частей и позже вернулись на свой корабль.

Наиболее результативным выдался следующий день. При патрулировании над Ондальснесом «Скьюа» уничтожили пять вражеских бомбардировщиков и серьезно повредили два других. Потери составили два истребителя, но одному экипажу удалось выброситься с парашютами и добраться до своих. В тот же день отличились «Си Гладиаторы» 804-й эскадрильи, перехватившие над морем разведывательный «хейнкель» и отогнавшие его от кораблей. Поврежденный немецкий самолет сумел дотянуть до берега и приземлился северо-западнее Тронхейма.

Израсходовавший топливо «Глориэс» поздним вечером отделился от эскадры и ушел на дозаправку. Его отход не слишком ослабил ударную мощь соединения. 28 апреля группа из двенадцати «Суордфишей» под эскортом семи «Скьюа» совершила налет на Тронхейм. На этот раз результаты не столь впечатляли. Лишь истребители прошлись над якорной стоянкой гидросамолетов, уничтожив пять Не-115, а лейтенант Годфри-Фассет из 820-й эскадрильи точно положил бомбы, разрушив последний ангар. К удовлетворению англичан, их главная ударная сила — старые тихоходные бипланы («Stringbags» — «авоськи», как они их называли) — показали себя весьма стойкими к зенитному огню. Например, машина кэптена Скина вернулась на авианосец с перебитой стойкой и многочисленными пробоинами в крыльях, а лейтенант Оуэнсмит вытащил из своего «Суордфиша» крупный осколок, застрявший между тягами элеронов. Потери в ходе налета составили всего один «Скьюа». Кроме того, о четырех сбитых «хейнкелях» доложили пилоты истребителей, вернувшиеся с патрулирования над норвежской территорией. Англичане имели все основания гордиться итогом дня.

Едва последний самолет приземлился на палубу, сам авианосец подвергся атаке тройки Ju-88. Зенитчики сбили одного из них, а все бомбы упали между «Арком» и «Шеффилдом» (последний 27 апреля заменил «Кёрлью» в роли корабля радиолокационного наведения). Стало очевидным, что немецкая разведка определила район нахождения группы, и не стоило искушать провидение, спокойно ожидая новых налетов. Адмирал Уэллс собирался отвести корабли к Фарерским островам, но события приняли иной оборот. Начиналась эвакуация Намсуса и Ондальснеса. Авианосцы должны были обеспечить воздушное прикрытие.

С первыми проблесками рассвета 1 мая «Скьюа» поднялись в воздух и взяли курс на Ондальснес. Погода была прекрасной, обеспечивая великолепную видимость. Этим не преминули воспользоваться немецкие бомбардировщики. Налеты на соединение продолжались весь день с небольшими перерывами. Фонтаны воды то и дело вздымались в воздух, порой совсем скрывая из виду соседние корабли. Попаданий не было, лишь одна из бомб разорвалась в 30 метрах от борта «Арк Ройала», не причинив заметных повреждений. Палубные истребители были вынуждены переключиться на защиту собственных плавучих аэродромов, о патрулировании над побережьем речь уже не шла. Вечером адмирал Уэллс отдал приказ идти на базу. Уставшие пилоты нуждались хотя бы в кратковременном отдыхе, корабли — в дозаправке, а поредевшие эскадрильи — в пополнении.1

«Глориэс» в сопровождении линейного корабля «Вэлиэнт» и эсминцев 1 мая вновь подошел к норвежскому побережью, но незамедлительно был обнаружен. На этот раз «Си Гладиаторы» задержались с перехватом, неприятельский разведчик донес точный состав и курс эскадры, после чего ушел в сторону берега. Появившаяся вскоре шестерка пикировщиков была встречены плотным зенитным огнем и не смогла положить бомбы ближе, чем в тридцати метрах от авианосца. Три часа спустя налет повторился с участием семи Ju-87. «Глориэс» опять отделался близкими разрывами, не причинившими повреждений, а командир 802-й эскадрильи лейтенант Мармонт записал на свой счет первую победу, когда стремительно атаковал заходившую в пике «штуку» и сбил ее. Однако командующий Флотом метрополии в тот же день приказал авианосцам возвращаться в Скапа-Флоу, мотивировав это наличием большого числа подводных лодок противника в зоне их действий. Таким образом, эвакуировавшиеся из Намсуса и Ондальснеса британские войска остались без какого-либо истребительного прикрытия.

К британским авианосцам мы еще вернемся в следующих главах, но некоторые итоги можно подвести уже сейчас. В представлении большинства любителей военно-морской истории понятие «авианосная операция» ассоциируется прежде всего с тихоокеанскими баталиями. По сравнению с успешными рейдами американских авианосцев против береговых объектов или поддержкой ими десантных операций, действия «Арк Ройала» и «Глориэса» выглядят весьма бледно. Каковы же причины столь явного диссонанса?

Прежде всего, согласно тактическим концепциям британского флота его авианосцы не должны были действовать в зоне досягаемости береговых истребителей, чем, собственно и объясняется наличие в FAA всего шести истребительных эскадрилий.

Сильно поражает немногочисленность авиагрупп британских кораблей. По довоенным штатам «Арк Ройал» должен был принимать 72 самолета, а «Глориэс» — 48, реально же на первом находилось 44, на втором 29 машин. Надо заметить, что такая тенденция характерна для британского флота на протяжении всей первой половины войны. Помимо недостатка подготовленных кадров, здесь также сказались тактические воззрения британских адмиралов. Считалось, что за короткое время, необходимое для формирования ударной волны или для отражения нападения, поднять в воздух более 15—20 самолетов все равно не удастся. К чести англичан заметим, что благодаря тактической грамотности, использованию элемента внезапности и мастерству пилотов даже ограниченные силы могли решать серьезные задачи, нанося неприятелю значительный урон. Вспомним хотя бы атаку Таранто или эпизод с «Бисмарком».

В ходе Норвежской кампании авианосцы находились в невыгодном положении, вынужденные маневрировать в ограниченном районе, в пределах эффективного боевого радиуса бомбардировщиков противника. Основную часть машин приходилось отвлекать на противолодочное патрулирование или держать на случай отражения возможных налетов. Британским летчикам противостояли пилоты, чей уровень был, по меньшей мере, не ниже. В таких условиях решающее значение приобрело техническое превосходство германской стороны.

Французский историк адмирал Пьер Баржо обращает внимание на следующее. Перед войной считалось, что летно-технические данные истребителей палубного базирования всегда останутся ниже, чем соответствующие характеристики сухопутных самолетов. Такое мнение, господствующее в Англии, привело к тому, что в ходе Норвежской кампании британские авианосцы оказались практически без боевых истребителей.

Достаточно сравнить скоростные характеристики. Максимальная скорость «Скьюа» составляла 360 км/ч, «Си Гладиатор» был не намного быстрее — 394 км/ч, тогда как скорость Не-111Н, самого массового на тот период и при этом не самого быстроходного бомбардировщика Люфтваффе, превышала 400 км/ч. Пилотам британских истребителей приходилось проявлять недюжинное искусство, так как любая атака должна была проводиться с единственного захода. Догнать противника в случае промаха удавалось редко. При этом «хейнкель» обладал несравнимо лучшей живучестью и более мощным вооружением. Британские истребители не имели протектированных баков и оказались весьма уязвимыми. Первые же столкновения показали, что пулеметов винтовочного калибра уже недостаточно для эффективной борьбы с современными машинами. В итоге палубные истребители не могли обеспечить надежную защиту кораблям и береговым объектам, и если сами избежали тяжелых потерь, то только благодаря отсутствию достойного противника в лице скоростных и маневренных «мессершмиттов».

Примечания

1. К этому времени на борту «Арк Ройала» оставалось всего два исправных истребителя, что Н. Полмар называет основной причиной ухода на базу.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.