Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

10.2. От Тронхейма — за Полярный круг

Уход англо-французского контингента из Намсуса ночью 2 мая и капитуляция норвежских войск днем позже открыли для 181-й дивизии генерала Войташа путь на Намсус и Гронг. Эти пункты были заняты 4 и 5 мая соответственно. Теперь перед немцами стояла задача дальнейшего продвижения на север, чтобы установить контакт с группой Дитля. Для этой цели была выделена 2-я горная дивизия, ее командир генерал-лейтенант Валентин Фойерштейн прибыл в Тронхейм 4 мая. В сформированную «группу Фойерштейна» вошли следующие силы:

— два горноегерских батальона (II/GJR 137 и II/GJR 138);

— рота 83-го горного саперного батальона;

— две батареи 730-го тяжелого артиллерийского дивизиона;

— взвод 40-го танкового батальона;

— мотоциклетная пулеметная рота полка «Герман Геринг».

Выступив из Гронга 5 мая на приданном автотранспорте, передовые германские отряды не встретили на пути сопротивления. Силы норвежской армии на значительной территории губернии Нурланн состояли лишь из I/IR 14 и батальона ландсверна. Но природные условия потребовали от немецких солдат и офицеров предельного напряжения сил. В результате начавшегося таяния снега единственная шедшая на север дорога превратилась в узкий и глубокий канал, по колено наполненный снегом и водой. Затратив пять суток на 150-километровый участок пути, 10 мая горные егеря под командованием майора фон Пранкха достигли Мушёэна, где столкнулись с англо-норвежскими частями.

Возможность продолжения немецкого наступления на север и деблокады Нарвика серьезно беспокоили британский военный кабинет. Союзные планы предусматривали сделать Мушёэн, Му и Будё центрами сопротивления. Норвежскими силами в данном районе командовал генерал-майор Р. Рошер-Нильсен. Сотня альпийских стрелков с двумя легкими зенитными пушками прибыла в Мушёэн из Намсуса 30 апреля на борту британского эсминца «Джэнес». Черчилль предлагал даже не эвакуировать из Намсуса два батальона 5-й альпийской полубригады, а возложить на нее ведение арьергардных боев вдоль дороги на Му и Будё. Однако французский командующий генерал Оде воспрепятствовал принятию решения. Он считал, что даже небольшие группы альпийских стрелков не смогут в это время года пройти на лыжах через горы. «Было очевидно, — писал несколько дней спустя в своем донесении командующий союзными войсками в Центральной Норвегии генерал Масси, — что, если французские альпийские стрелки не смогли отступить по этой дороге, немцы не смогут наступать по ней... Это оказалось ошибкой, поскольку с тех пор немцы всячески использовали ее и продвигались по ней так быстро, что у наших войск в Мушёэне даже не оказалось времени должным образом закрепиться, и вероятнее всего, мы не сможем удержать этот пункт». Предположение оказалось пророческим...

Положение осложнялось отсутствием у союзников единодушия по способу противодействия продвижению немецких войск в северном направлении. Генерал Масси считал, что с этой задачей способны справиться только крупные силы, размещенные между Мушёэном и Му, при поддержке авиации и артиллерии. Эту позицию разделяли генерал Мэкези и лорд Корк. Но уязвимость войск от воздушных атак, продемонстрированная под Намсусом и Ондальснесом дала перевес мнению, что для арьергардных сражений лучше использовать небольшие подвижные отряды, уничтожающие мосты, дороги, тоннели и осуществлявшие нападения на фланги. Это была бы полупартизанская война, не требующая поддержки с воздуха.

В рамках данной концепции 18 апреля началось формирование так называемых «независимых рот» (Independent Companies) — прообраза частей, впоследствии получивших название «коммандос». Личный состав в них набирался исключительно среди добровольцев и обучался ведению партизанской войны. Каждая такая рота состояла из трех взводов (по три отделения: саперного, связи и огневой поддержки) и отделения управления — в общей сложности около 20 офицеров и 270 солдат. Командира роты сопровождал переводчик со знанием норвежского языка. Роты были в буквальном смысле независимыми и могли действовать автономно в течение длительного срока. В экипировку солдат входили рюкзаки, непромокаемые кожаные куртки, теплые меховые накидки, «арктические» ботинки и снегоступы. Каждая рота получала месячный нормальный рацион плюс пятидневный сухой паек, сто тысяч патронов и 4000 фунтов стерлингов в британской и норвежской валютах, чтобы рассчитываясь с местным населением морально настраивать его на хорошие отношения с англичанами. Малую плотность населения в предстоящих районах боевых действий никто почему-то не принял в расчет.

Первые пять «независимых» рот были сформированы в течение двух недель и в начале мая посланы в Норвегию под командованием энергичного и инициативного офицера полковника Колина М. Габбинса.1

8 мая 4-я и 5-я «независимые» роты во главе с Габбинсом прибыли в Мушёэн и сменили французов. Немцы были уже недалеко. Норвежский батальон ландсверна, занимавший позицию в 20 милях южнее города, 9-го оставил ее. Две норвежские и одна британская роты оборудовали новый рубеж у разрушенного железнодорожного моста в 10 милях от Мушёэна. Шестьдесят мотоциклов с пулеметами, возглавлявшие германское наступление, появились следующим утром и были отбиты с большими для нападавших потерями, но уже к полудню усилившееся давление противника заставило оборонявшихся отойти. Сам город был признан непригодным для обороны, но дорога от него на север пролегала между скалистыми теснинами, в которых англичане рассчитывали задержать продвижение противника. Однако немцы опередили их и нанесли удар там, где его никак не ждали.

Замысел командования XXI армейской группы, штаб которой к тому времени был перенесен в Тронхейм, предусматривал высадить десант в районе полуострова Хемнесё в глубине Ранc-фьорда, что позволяло немцам контролировать окружающую территорию и открывало дорогу на Му. Операция получила кодовое название «Вильденте» («Дикая утка»).

Около 300 горных егерей 1-й роты 138-го полка под командованием капитана Хольцингера вышли из Тронхейма на захваченном норвежском каботажном пароходе «Норд Норге» (991 брт), укомплектованном моряками со стоявших в Тронхейме эсминцев и вооруженном снятыми с них автоматами. К 20 часам 10 мая германский десант был высажен на причал поселка Хемнес, две летающие лодки «Дорнье» доставили еще 40 человек с командиром 7./GJR 138 обер-лейтенантом Рудольфом. Сопротивления немцы не встретили. Взвод 1-й «независимой» роты, высланный накануне для защиты поселка, отошел на позицию к Финнейду, где находились еще 120 норвежцев.

Лорд Корк, утром получивший сообщение о движении неприятельского судна от норвежских береговых наблюдателей, выслал на перехват крейсер «Каиро» и эскадренный миноносец «Зулу», однако прошло немало времени, прежде чем корабли соединились в море и достигли Ранc-фьорда. Предотвратить высадку им не удалось. Хотя вскоре после полуночи «Норд Норге» был потоплен вместе с большей частью снабжения, горные стрелки с двумя орудиями находились уже на берегу и организовали оборону. Потерь они не понесли, а на следующий день прибыли несколько гидросамолетов с грузом, позволив восполнить уничтоженное имущество.

Таким образом, в районе Хемнесё сложилась характерная для партизанской войны ситуация. Немецкий десант угрожал отрезать пути отхода 4-й и 5-й «независимым» ротам, находившимся в нескольких километрах севернее Мушёэна, но и сам был отрезан от главных сил. Именно теперь англичанам пригодилась подготовка к ведению боевых действий в условиях полной изоляции. Ведя сдерживающие бои, Габбинс и его подчиненные отошли на 35 миль к Вефсен-фьорду, где 12 мая погрузились на эсминцы «Дженэс» и «Джевелин», доставившие их в Будё. Норвежцы же отошли в деревню Эльсфьорд, откуда на грузовиках были переброшены в Корген, бросив при этом большую часть своего имущества.

Утром 11 мая норвежцы атаковали неприятельские позиции на Хемнесё, но, не имея артиллерии, были легко отбиты немцами, эффективно использовавшими два своих орудия. 14 мая сами немцы перешли к активным действиям и, после непродолжительного боя, в котором им противостояли подразделения норвежского ландсверна и британская 1-я «независимая» рота, овладели Финнейдом. Союзники отступили к Стину, расположенному в 8 милях северо-восточнее. Тем временем колонна германских войск, вышедшая из Мушёэна 11 мая, двигалась на Хемнесё с максимально возможной скоростью. Спустя пять дней немцы были уже в Эльсфьорде. Три с половиной роты из II/GJR 137 под командованием майора Зорко были отправлены в Корген, покинутый норвежцами, а оттуда по шоссе — в Финнейд.

Преодоление почти 250-километрового пути всего за десять дней стало значительным достижением германских войск. Хотя занятая немцами территория была мало населена и не имела большого экономического значения, ее потеря шокировала как союзников, так и норвежских генералов Рюге и Фляйшера. Англичане — лорд Корк и генерал Окинлек, сменивший Мэкези, — были обеспокоены, что германские аэродромы могут приблизиться к Нарвику вслед за наступавшей пехотой. На самом деле, на данный момент опасения были отчасти надуманными. Проблема снабжения войск, с учетом огромных расстояний и отвратительного состояния дорог, доставляла массу головной боли немецким штабистам. Доставка горючего и боеприпасов стояла под вопросом. До 20 мая значительная часть снабжения группе Фойерштейна доставлялась по воздуху. После того, как 19 мая норвежские сторожевики «Хейльхорн» и «Хоннингсвог» потопили в устье Ранс-фьорда траулер «Альбион», немцы не предпринимали дальнейших попыток перебрасывать людей и грузы морем вплоть до 8 июня. В этот период лучшей тактикой для англичан могли бы стать удары по германским линиям снабжения посредством обстрелов с моря, атак авианосных бомбардировщиков и рейдов диверсионных групп. Единственную реальную опасность для союзников представляла небольшая площадка у Хаттфьельдаля, использовавшаяся в качестве аэродрома подскока при налетах на Нарвик, но ее без особого труда можно было сделать непригодной к использованию.

Перед Корком и Мэкези встала проблема усиления южного фланга. 12 мая на транспорте «Ройал Уотч» в Му был переброшен батальон Шотландской гвардии с четырьмя 25-фунтовыми пушками и четырьмя легкими зенитками. Два других батальона 24-й гвардейской бригады — 1-й Ирландский и 2-й Южно-Уэльсский — должны были грузиться на суда и отправиться в Будё, а оттуда ускоренным маршем двинуться в Му.

Вечером 14 мая польский лайнер «Хробры» со штабом бригады и батальоном ирландцев на борту в охранении эсминца «Вульверин» и шлюпа «Сторк» вышел из Харстада. Небольшой конвой шел на юг, прижимаясь к скалистым берегам. В 00:40 из-за гор, по словам очевидцев «словно выпущенные катапультой», появились два немецких самолета и атаковали «Хробры». Несмотря на готовность средств ПВО, атака оказалась настолько неожиданной, что бомбы попали в лайнер прежде, чем был открыт ответный огонь. Корабли эскорта шли далеко впереди, а их зенитчики приняли самолеты за свои.

«Хробры» получил несколько прямых попаданий. Две тяжелые бомбы разорвались в глубине корпуса в районе третьего грузового трюма, несколько небольших взорвались на палубе. Сразу погибло 12 членов экипажа и 18 военнослужащих, в том числе командир ирландцев подполковник Фолкнер, три старших и два младших офицера. Многие были ранены. Возник сильный пожар, угрожавший взрывом перевозимых мин и снарядов — их было принято более 50 тонн. Борьба с огнем велась неорганизованно и не дала результата, поскольку многие пожарные рукава были перебиты. Вскоре начался спуск спасательных шлюпок, в которые в первую очередь грузили раненых.

В это время начался второй налет, и спасательные работы были приостановлены. «Вульверин» и «Сторк» отстреливались от самолетов и не подходили к горящему лайнеру. Среди солдат поднялась паника, вызванная недостатком шлюпок (многие из них были пробиты осколками) и отсутствием офицеров. С паникой удалось справиться благодаря усилиям двух поляков: 64-летнего врача Базиля Абрамовича, запевшего английскую солдатскую песню «Old Soldiers Never Die», и старшего помощника Кароля Борхарда, носившегося по палубе и призвавшего людей не прыгать за борт, где в ледяной воде их ждала смерть.

Ветер сносил пламя в носовую часть судна. Вскоре «Вульверин» подошел к развешенным на корме лайнера сетям и начал снимать людей. Всего за 16 минут он принял на борт 694 человека, последним покинул палубу капитан Збигнев Дейчаковский. После этого эсминец ушел в Харстад. «Сторк» еще три часа оставался рядом с горящим и безжизненным судном, поднимая спасшихся из воды, со шлюпок и спасательных кругов. К удивлению многих, на объятом пламенем «Хробры» не произошло взрыва боеприпасов, и он не тонул, подтверждая свою репутацию лучшего лайнера польского торгового флота. В 04:50 «Сторк» также взял курс на Харстад. Потеряв терпение, британское командование выслало торпедоносец «Суордфиш» с борта «Арк Ройала» добить обреченное судно. После взрыва торпеды оно быстро скрылось под водой.

Вся техника, вооружение и боеприпасы погибли вместе с «Хробры»; в частности, пошли на дно три легких танка Mk.VI полка Королевских гусар — единственная британская бронетехника, переброшенная в Норвегию. Личный состав батальона был доставлен в Харстад, реорганизован и перевооружен.

17 мая батальон Южно-Уэльсских Пограничников с техникой и вооружением, а также штаб 24-й бригады были погружены на крейсера «Эффингем», «Ковентри», «Каиро», эсминцы «Матабель» и «Экоу». Вечером они вышли из Харстада и взяли курс на Будё. Чтобы обезопасить себя от немецких бомбардировщиков, англичане направили корабли по внутреннему, плохо изученному фарватеру между многочисленных островков. Это не могло не обернуться трагедией даже для «просвещенных мореплавателей». Не дойдя всего двенадцать миль до пункта назначения, шедший 20-узловой скоростью «Эффингем» налетел на подводную скалу. Следом выскочил на отмель эсминец «Матабель». Потерь, правда, не имелось, да и «трайбл» вскоре сошел на глубокую воду, но стало ясно, что снять крейсер не удастся. Экипаж и находившиеся на борту солдаты были сняты, но почти все вооружение пришлось бросить на обреченном корабле. Спустя четыре дня он был добит торпедой с недавнего «товарища по несчастью».

После двух крупных провалов для доставки подкреплений в Будё и Му прибегли к проверенному средству — норвежским рыболовецким катерам. Всего за пару дней они перевезли оба британских батальона, а также норвежский I/IR 15 с трехорудийной 75-мм батареей из Бардуфосса, не потеряв при этом ни одного человека.2 Правда, в самой гавани Будё 24—25 мая немецкими пикирующими бомбардировщиками были потоплены сторожевик «Ингрид» (бывший германский траулер «Вильгельм Рейнхольд») и пароход «Скирстад».

Тем временем на суше союзники продолжали терпеть поражения. Сосредоточив свои силы у Финнейда, вечером 16 мая немцы начали атаки в направлении Стина. Оборону здесь держали две роты Шотландской гвардии и 1-я «независимая» рота при поддержке 203-й полевой батареи, третья рота шотландцев находилась в резерве. Англичане занимали весьма удобную позицию, один фланг которой упирался в горы, а другой заканчивался на берегу фьорда. Фронтальная атака не увенчалась успехом, тогда немцы сосредоточили усилия на правом, горном фланге. Поздним вечером взвод егерей прошел на лыжах по покрытому лесом склону горы и завязал перестрелку с левофланговой ротой англичан. Но у страха глаза велики! В штаб батальона немедленно поступило донесение о высадившихся в тылу германских парашютистах. К полуночи ситуация стала критической: немцы начали просачиваться через линию обороны, угрожая окружением. В 2 часа командир батальона подполковник Трэппс-Ломакс приказал передовым ротам отойти. Стояла белая ночь, не дававшая спасительной темноты для прикрытия отступления, и англичане понесли существенные потери в стычках с наседавшими им на пятки горными егерями. Левофланговая рота вообще не получила приказа об отходе, но позже пробилась к своим через заснеженные горы. Остатки батальона промаршировали через Му и остановились на другом берегу реки Рана, предварительно взорвав за собой мост. К 20 часам 18 мая германские части заняли город, захватив несколько пулеметов, поврежденное орудие и 20 пленных.

Лорд Корк получил из Лондона директиву любой ценой удержать Будё и окрестности Сальт-фьорда. Габбинс, 18 мая принявший командование от бригадира Фрэйзера, отправленного домой после ранения, имел в своем распоряжении два пехотных батальона, четыре «независимых» роты и две артиллерийские батареи в Будё, а также батальон шотландцев с одной «независимой» ротой в районе Му — в общей сложности около 4500 человек. Норвежцы имели с батальон под Му и батальон в Буде, переброшенный из Бардуфосса. Противостоявшие им силы генерала Фойерштейна, после переброски новых подразделений, к 15 мая насчитывали до шести горноегерских батальонов, четыре артиллерийских батареи, разведывательный и саперный батальоны, самокатный эскадрон, минометную батарею и танковый взвод — всего около 6 тысяч человек.

Расстояние от Му до Будё равнялось 95 милям. Трэппс-Ломакс решил постепенно отходить с боями с одной оборонительной позиции на другую. Последовавшая вслед за этим серия боевых столкновений развивалась по уже неоднократно демонстрировавшемуся сценарию: англичане пытались удержать дорогу, но небольшие лыжные группы обходили их с флангов и вынуждали оставлять позиции.

23 мая батальон шотландцев, успешно осуществивший отступление под непрерывными воздушными налетами, был атакован немцами у Крокстранна, но смог продержаться только несколько часов. К тому времени не участвовавшая ранее в боях «независимая» рота заняла новую позицию у Вискискойя. Ее также пришлось оставить на следующий день после фланговых атак противника. Немцы пересекли Полярный круг!

Шотландские гвардейцы и другие подразделения были отведены, как только свежие части заняли оборону у деревни Потус. Там находились: батальон Ирландской гвардии (под командованием капитана — старшего из уцелевших на «Хробры» офицеров), 2-я и 3-я «независимые» роты, а также пулеметная рота и минометный взвод норвежцев. Общее командование было возложено на подполковника Хью Стокуэлла, бывшего командира 2-й «независимой» роты, позже прославившегося, командуя отрядами «чатос» в Бирме. Кроме того, пехотинцам впервые была обещана непосредственная авиационная поддержка: звено «Гладиаторов» обновленной 263-й эскадрильи было переброшено на небольшую площадку около Будё.

В районе Потуса дорога проходила по двум мостам, перекинутым над стремительной и порожистой речкой. Стокуэлл выделил по две роты на каждый из мостов, оставив 3-ю «независимую» в резерве в двух километрах позади. Утром 25 мая у реки показались немецкие мотоциклисты, словно ищейки рыщущие впереди главных сил. Плотный огонь норвежских пулеметчиков заставил их поспешно ретироваться. Весь день англичане и норвежцы совместными усилиями отбивали все атаки, однако в ранние часы 26-го немцы форсировали реку, считавшуюся непроходимой, и вышли на вершины, господствующие над одним из мостов. Около полудня прибывший к месту боя Габбинс приказал отходить.

Пока бои у Потуса еще шли, англичане начали эвакуацию Будё. Корк, получивший соответствующие директивы из Лондона, решил усилить давление на Нарвик, чтобы выбить оттуда группу Дитля. Последнюю линию обороны Габбинс организовал у Фауске, но лишь для того, чтобы позволить войскам спокойно погрузиться на суда. Следовало торопиться. Используя аэродром у Хаттфьельдаля, 27 мая немецкая авиация нанесла по Будё мощный удар, практически не встретивший противодействия. Один из «Гладиаторов» потерпел крушение в предыдущий день, два других были сбиты в воздушном бою с Bf-110. От бомб сильно пострадали городские постройки и портовые сооружения, но людские потери были незначительными. Последние британские подразделения отплыли из Будё на транспортах «Ван Дик» и «Орама» в ночь на 31 мая.

До 4—5 июня в норвежских водах действовало британское судно-ловушка «Ранен» — небольшой пассажирский пароход, реквизированный у норвежцев и вооруженный зенитными автоматами и пулеметами. Его экипаж составляли добровольцы с британских эсминцев, из батальонов ирландской гвардии и Южно-Уэльсских Пограничников. «Ранен» был последним судном, покинувшим Будё. Он курсировал вдоль побережья, собирая по пути разведывательную информацию о немцах. 3 июня в районе Сёрфолля он обстрелял переправляющихся через Лейр-фьорд горных стрелков, а перед уходом в Англию зашел в Тюсс-фьорд, где перерезал телефонный кабель...

Передовая немецкая группа под командованием командира GJR 136 полковника Наке (два с половиной батальона горной пехоты, два эскадрона мотоциклистов, горная батарея) 29 мая взяла Фауске, после чего разделилась. Один отряд двинулся на запад, к Будё, второй — на север, к Сёрфоллю. Будё был взят 1 июня, Сёрфолль — на следующий день. Теперь частям 2-й горной дивизии оставалось до Нарвика около 180 километров.

Серьезное положение группы Дитля заставило немцев бросить ей на помощь специально отобранное и усиленное в огневом отношении подразделение горных егерей общей численностью около 2500 человек. Они должны были совершить пеший марш по лишенной дорог высокогорной местности. Операция, получившая кодовое название «Бюффель» («Буйвол») началась 2 июня.

«Еще до начала этого марша, — пишет Эгельгаф, — всем было ясно, что горные егеря не смогут оказать серьезной помощи находившейся в крайне тяжелом положении группе Дитля, ни тем более освободить ее. Поэтому проделанный ими марш надо расценивать в первую очередь с психологической точки зрения как образец взаимной выручки войск и как пример исключительного боевого товарищества.» 9 июня, когда союзники эвакуировали свои войска из Харстада и Нарвика, этот отряд находился в деревушке Хелльмоботн, лежащей ровно на середине пути. Первый взвод группы достиг Нарвика лишь 13 июня.

Примечания

1. Боевой путь первых коммандос подробно описан в работе Buckleigh C. Norway — The Commando — Dieppe. — London, 1951.

2. По сведениям Ю. Ровера и Г. Хюммельхена, для переброска бригады привлекались также крейсера «Каиро», «Энтерпрайз», эсминец «Хесперус», шлюп «Флитвуд» и пароход «Марго».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.