Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Научное значение Гренландской экспедиции

По окончании Гренландской экспедиции весь цивилизованный мир единогласно отдал Нансену и его товарищам должное за их подвиг; большинство смотрело, однако, на этот подвиг с чисто спортсменской точки зрения, в научном же значении экспедиции мало кто, кроме настоящих ученых, отдавал себе отчет1.

Прежде всего, следует отметить, что главным лозунгом экспедиции, было «вперед». Об отступлении какого бы то ни было рода не могло быть и речи. Сойдя с «Язона», члены экспедиции, как бы сломали за собой все мосты, и с той минуты жизнь их зависела от возможно быстрого, непрестанного, неуклонного движения вперед. Движение же это и на лодках, и на льдинах, и на лыжах по материковому льду было сопряжено с непомерным трудом, требовавшим беспрерывного напряжения всех сил до последней возможности, если хотели достигнуть цели.

Мешкать, тратить время поэтому нельзя было, даже на наблюдения; разве лишь в таких случаях, когда все равно приходилось останавливаться из-за других причин. Собирать коллекции также нельзя было, — багаж и без того пришлось сократить до минимума, взяв только самое необходимое для насущных потребностей. Итак, по отношению к науке приходилось по самому ходу вещей ограничиваться тем, чего удавалось достигнуть, так сказать «на ходу», не замедляя и не затрудняя чем либо самого движения вперед.

Что касается собирания зоологических и ботанических материалов во время плавания на корабле, то это было и совсем исключено из программы в силу условия, заключенного с владельцами «Язона», которого нельзя было отвлекать от его главных, чисто коммерческих целей. Будь у Нансена в то время собственный пароход, как у Норденшёльда, когда последний предпринял свою гренландскую экспедицию, условия были бы совсем иными.

Причина же того, что Нансен не собрал никаких зоологических или ботанических коллекций и материалов на самой арене своего подвига — во внутренней Гренландии — еще проще: в этой области не оказалось и следа жизни. Засвидетельствование этого факта — первый важный и интересный результат экспедиции, хоть и отрицательного свойства. Во время зимовки в Готхобе также не было возможности ни собирать, ни сохранить какие либо материалы за неименьем инструментов и других пособий.

Неудивительно поэтому, что зоологические и ботанические результаты экспедиции оказались незначительными. Да и как ни важно и полезно само по себе собирание подобных коллекций, едва ли эта работа соответствует такой натуре, как Нансен. Ему гораздо больше по душе направлять всю свою энергию на решение различных великих задач общего значения.

Зато экспедиция Нансена имела тем более важные результаты для географии, геологии и метеорологии. Метеорологические данные собирал, главным образом, Дитрихсон.

Вот что пишет об этом в своей книге «На лыжах через Гренландию» Нансен:

«Неутомимость и самопожертвование, с которыми Дитрихсон выполнял свою задачу, достойны удивления. Значение подобного труда, исполненного при данных условиях, может понять лишь тот, кто испытал, что значит делать наблюдения и с безукоризненной точностью заносить их изо дня в день в тетрадь при 30 градусах мороза, когда пальцы распухают от холода и едва держат карандаш, когда чуть не падаешь от усталости, и когда в глаза тебе отовсюду глядит гибель. Да, на это нужны недюжинный характер и недюжинная энергия!»

Все метеорологические, астрономические, магнитные и тригонометрические наблюдения экспедиции разработаны профессором Г. Моном (в вышеназванной статье в «Petermanns Mittheilungen»). Огромный интерес представил впервые вообще имевший место ряд наблюдений над температурой воздуха возвышенной снежно-ледяной пустыни. Особенно поразительно колебание суточной температуры: при холодах, которые преследовали экспедицию от 11-го до 15-го сентября (на высоте 2600—2300 метр, над уровнем моря), температура ночью падала до −45°C (12-го и 14 сент.), а среди дня поднималась до −20, т. е. получалась разница в 25°C. Подобное сильное колебание температуры было наблюдаемо лишь во внутренней Сахаре и других пустынных областях, где тепловое лучеиспускание, вследствие сухости воздуха, также очень велико.

Согласно наблюдениям экспедиции, Мон определил среднюю годовую температуру внутреннего плато Гренландии на высоте 2000 метров в −25°, среднюю температуру января месяца в −40° и июля в −10°C.

Затем с приблизительной достоверностью можно сказать, что в самое холодное время года температура внутри гренландского плато падает до −65° (т. е. на 25° ниже средней температуры января) и, пожалуй, даже до −70°.

Таким образом, по наблюдениям экспедиции, на материковом льду Гренландии находится свой «полюс холода», второй по счету на северном полушарии, притом на таком же расстоянии от северного полюса, как и известный прежде в г. Верхоянске, в Сибири.

Все эти данные относительно температуры явились совершенно новыми. Из других добытых экспедицией метеорологических данных можно отметить, что горное снежно-ледяное плато Гренландии отличается высоким атмосферным давлением, безусловно сухим воздухом, сильным лучеиспусканием и низкой температурой, представляющей значительные суточные колебания.

Предположение, что теплый сухой воздух — фен2 переносится с одной стороны Гренландии на другую, предположение, которое разделял, между прочим, Норденшёльд, этими новыми метеорологическими данными опровергается.

Географическо-геологические результаты экспедиции сводятся, главным образом, к сведениям, добытым относительно самого материкового льда. Прежде всего, благодаря экспедиции Нансена, раз навсегда определена область его распространения и установлен тот, имеющий для науки крайне важное значение, факт, что Гренландия является довольно точной копией северной Европы в ледниковый период, т. е. в наиболее важную эпоху истории земного шара.

И до экспедиции Нансена имелись основания полагать, что вся внутренняя часть Гренландии покрыта льдом, но окончательно установить достоверность этого мог только переход через материковый лед. Даже такой опытный исследователь, как Норденшёльд, сам предпринимавший экспедиции в область материкового льда Гренландии, считал возможным, — и после своей последней экспедиции 1883 г., когда ему удалось проникнуть вглубь страны дальше, чем кому либо до тех пор — высказывать предположение, что внутренняя область Гренландии отчасти свободна ото льда; при этом ему еще сдавалось, что он в 1883 г. «перешел через широкую ледяную полосу, проходящую под 60°—70° поперек страны». После же экспедиции Нансена пришлось окончательно оставить все прежние предположения относительно «оазизов» или свободных ото льда пространств внутри Гренландии, и результаты экспедиции Нансена вполне подтверждены впоследствии экспедицией Пири и Аструпа через северную часть Гренландского плато.

Установление экспедицией факта существования в Гренландии мощного ледяного покрова материкового льда можно считать результатом высокого научного значения. Вокруг же этого главного результата группируется еще целый ряд результатов более специального характера, благодаря которым окончательно изменились все прежние представления о материковом льде, о его поверхности, построении и метеорологических свойствах, опиравшиеся по большей части на наблюдения над краевой полосой этого льда.

Относительно самой формы ледяного плато экспедицией Нансена добыты следующие сведения: ледяной покров образует надо всей Гренландией — исключая окружности, образуемой ее узкой береговой полосой — несколько заостренный к югу, довольно правильный, выпуклый щит, при чем поперечные разрезы его приближаются к дугам циркуля, радиус которых все увеличивается с юга к северу. Поверхность щита, более выпуклая к югу, становится все более и более плоской к северу. Наивысшая точка плато, достигнутая экспедицией, возвышается на 2716 м. (около 8 660 футов) над уровнем моря; от этой точки поверхность опускается на обе стороны (на восток и запад) с чрезвычайной симметричностью, точь-в-точь как это можно было бы ожидать от расплавленной тягучей массы.

Тем не менее эта наивысшая точка оказалась несколько ближе к западному, чем к восточному берегу. И весьма вероятно, что линия ледораздела в Гренландии (т. е. линия, разделяющая лед, сползающий на запад, от льда, сползающего на восток) должна идти приблизительно параллельно с продольной осью материкового льда; таким образом линия ледораздела может не иметь никакого соотношения с линией водораздела, которая образовалась бы в свободной ото льда Гренландии3.

Исключая «нунатак» береговой полосы, экспедиция нигде не встретила и следа гор или скал, которых и нет нигде, кроме береговой области. Мощный покров материкового льда, достигающий в некоторых местах, пожалуй, двух, трех тысяч метров в толщину, совершенно скрывает под собой весь рельеф страны, и на всем протяжении этой ледяной коры нет и следа камней, песку или мелкой пыли4, как нет и следа животной жизни. Почти математически-правильная форма этого щита показывает, что она определена исключительно самым осаждением атмосферных осадков, ветрами и законами образования поверхности на застывающих расплавленных тягучих массах, а не особенностями «фундамента». Самый фундамент материкового льда — твердая скалистая почва представляет, по всей вероятности, и в Гренландии, как в Скандинавии, неправильную поверхность, изрезанную скалами и долинами5.

Выпуклая, щитообразная форма поверхности материкового льда зависит, следовательно — по мнению Нансена — не от того, что будто бы находящийся под ним твердый скалистый фундамент имеет наибольшую высоту именно под осью высоты ледяного покрова, но от того, что расплавленная тягучая масса должна, застывая, сама по себе подняться всего выше там, где сопротивление стенанию в стороны всего сильнее, т. е. вообще посередине. Поверхность материкового льда внутри плато всюду снежная, а не ледяная; слой снега можно было везде пробить палками от лыж, которые и уходили в снег целиком, т. е. на 3 метра. Общий состав этого верхнего слоя — сверху рыхлый, а потом обледенелый снег, образовавшийся вследствие незначительного таяния снега на поверхности. Но хотя палки и уходили, как сказано, в глубину покрова на три метра, до материкового льда еще не доставали. Ветер сметал внутри плато снег в длинные, плоские, почти незаметные дюны, по направлению от севера на юг. Этот образовавшийся внутри Гренландии над покровом материкового льда верхний снежный покров доказывает, что там на высоте более 2000 м. снег во время лета хоть и тает, но не настолько, чтобы на поверхности образовалась гладкая ледяная кора; незначительное количество воды, образующееся при таянии в теплые дни верхнего слоя снега, не стекает, но задерживается ночным морозом6.

Все эти важные и интересные сведения о внутренней области материкового льда оказались в главных чертах совершенно новыми, так как все прежние экспедиции или не переступали за краевую полосу материкового льда, или, если и переступали, то во всяком случае не углублялись настолько во внутрь плато, чтобы иметь возможность дать о нем столь обстоятельные сведения. Нечего и говорит о том, какое значение представляет ознакомление с климатическими и другими условиями, господствующими внутри области материкового льда в Гренландии, для понимания условий, господствовавших в северной Европе и Северной Америке во время великого ледникового периода.

О подробностях же отчета Нансена, касающихся самого строения материкового льда, его движения, толщины, таяния, особенностей краевой полосы, образования ледяных гор, полярных течений, и плавучих льдов вдоль берегов Гренландии, здесь не место распространяться, тем более, что подробности эти, не смотря на всю их ценность, не представляют такого общего значения, как вышеприведенные сведения. По мере того, как больше будут сознавать значение, которое представляет для науки подробное ознакомление со всеми условиями великого ледникового периода, будут и больше ценить результаты, достигнутые Гренландской экспедицией Нансена.

Ведь, это бесконечное, пустынное, ровное снежное поле, отличающееся почти математически-правильной выпуклой формой, обильным лучеиспусканием, страшными ночными морозами и ужасающими вьюгами, изображает наиболее точную картину северной Европы и Северной Америки во время великого ледникового периода.

Припомнив с одной стороны простоту снаряжения экспедиции Нансена и незначительность затраченных на нее, в сравнении с некоторыми из прежних экспедиций, средств, а с другой стороны все трудности и опасности, через которые пришлось пройти экспедиции, чтобы достигнуть этих результатов — нельзя не отдать дани глубочайшего уважения лицам, совершившим этот научный подвиг, переход через материковый лед Гренландии от одного берега до другого.

Примечания

1. Первые сведения о научных результатах Гренландской экспедиции были даны в виде некоторых отдельных сообщении Нансена (в 1889 г.), затем в сочинении его «На лыжах через Гренландию» (в 1890 г.) и, наконец, более обстоятельные в статье «Wissenschaftliche Ergebnisse von Dr. Nansens Durchgehung von Grönland 1888. Yon Prof. H. Mohn und Dr. Fridtjof Nansen. Ergänzungsheft № 105 zu «Petermanns Mittheilungen» (Gotha 1892) P. I—III mit 6 Taf. und 10 Fig. in Text.

2. Влажный морской ветер, ударяясь о горные кряжи, охлаждается и осаждает на них свои водяные пары, вследствие чего освобождается скрытая теплота водяных паров, и ветер переносится на другую сторону горного кряжа в виде теплого сухого ветра, известного в Швейцарии под названием «Föhnwind».

3. Многими исследователями, особенно же Г. де-Гером доказано, что и в Скандинавии линия нынешнего водораздела не имеет ничего общего с линией ледораздела, имевшего место в продолжении большей части ледникового периода (т. е. с линией, разделявшей лед, сползавший в Северное море от льда, сползавшего в Балтийское).

4. Внутри плато не оказалось и мелкой пыли, найденной Норденшёльдом в краевой полосе материкового льда и названной им «kryokonit'ом». Ласо, Лоренцев, Вюльфинг и др. давно доказали, что пыль эта не космическая, а принесена туда ветром с свободной ото льда береговой полосы страны.

5. Образование материкового льда должно представлять себе так, что в наиболее высоко расположенных частях страны, подымавшейся тогда, вероятно, значительно выше над уровнем моря, нежели теперь, год от года, скоплялись все большие и большие массы атмосферных осадков в виде снега, не таявшего вследствие того, что климат страны становился все холоднее и холоднее, и сама страна, пожалуй, все подымалась над уровнем моря. Таким путем образовались — сначала в наиболее высоких местах страны — обычным образом ледники, которые мало-помалу распространились по всей стране заполнив все углубления и, наконец, одели страну сплошной ледяной броней. Как показывают ледники в загроможденных ими фьордах, лед ползет изнутри во все стороны; затем ледники также подтаивают снизу, и из-под ледников Гренландии повсюду вытекают речки и ручьи даже зимою; этим сползанием и таянием оказывается противодействие постоянному нарастанию ледяной коры, благодаря продолжающемуся накоплению снега на высотах. Уменьшается ли вообще в настоящее время толща материкового льда вследствие сползания ледников и их таяния, или увеличивается, благодаря новым атмосферным осадкам, еще невозможно определить. Верно только то, что в прежние времена ледяная кора в Гренландии была еще толще, чем, теперь.

6. Стоит припомнить, ради сравнения, как Норденшёльду пришлось в 1883 г. отказаться от продолжения пути потому, что вся поверхность образовала настоящую снежную кашу, в которой опасались даже утонуть.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.