Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

А что же Германия?

Находясь практически под постоянным давлением — или, может быть, скорее подвергаясь запугиванию — со стороны Великобритании и столкнувшись, по крайней мере с ноября, еще с одной угрозой в виде советской экспансии в Финляндии, норвежское правительство в ту зиму, несомненно, считало, что опасность вовлечения страны в войну усиливается. Девятого января 1940 г. министр обороны представил на закрытом заседании стортинга подробный доклад о состоянии оборонительных сил Норвегии, полностью признав их многочисленные недостатки. В армии были приняты довольно скромные меры по повышению боеготовности — в южной части страны были сформированы «силы охраны нейтралитета». После начала войны между СССР и Финляндией все армейские подразделения в Северной Норвегии были полностью отмобилизованы, и значительная часть в основном устаревших кораблей, из которых состоял норвежские ВМФ, передислоцирована на север. Армейская и флотская авиация по всей стране была более или менее полностью отмобилизована, но современные самолеты, способные придать авиации достаточную боевую эффективность, должны были прибыть лишь в конце весны. Весьма значительные дополнительные ассигнования на оборону, втрое превышавшие обычные военные расходы, были выделены лишь в 1939/40 бюджетном году, и новые самолеты пришлось в основном приобретать за границей, заказывая их на заводах, чьи портфели заказов были уже заполнены до предела.

Поскольку все внимание сосредоточивалось на различных требованиях Англии, а также на страхе перед разрастанием советско-финляндской войны, неудивительно, что какая-либо потенциальная угроза Норвегии со стороны Германии вообще оставалась за рамками дискуссии, кроме вопроса о вероятных ответных мерах в случае, если под давлением западных держав Норвегии придется пойти на уступки, серьезно затрагивающие жизненные интересы Германии. Такое единодушие во многом напоминало ситуацию в годы Первой мировой войны: лучшим шансом для Норвегии избежать втягивания в войну было вести торговлю с Германией хотя бы в объеме, соответствующем минимальным пожеланиям немцев, и сопротивляться английским требованиям, явно и недвусмысленно противоречащим статусу нейтралитета. Начиная с 1937 г. среди военных раздавались отдельные голоса, выражавшие опасения, что усиление германских военно-воздушных сил представляет серьезную опасность для подразумеваемого господства английского флота в Северном море, что делало возможным такой поворот событий, при котором Германия смогла бы угрожать Норвегии воздушными бомбардировками и даже оказалась бы в состоянии захватить военно-морскую и военно-воздушную базу на юго-западе страны. Но последняя возможность, как правило, считалась чисто временным явлением, которое могли быстро нейтрализовать английские контрмеры.

Однако, если блокадные мероприятия Англии объявлялись и обсуждались открыто, а слухи о планах действий союзников в Скандинавии в связи с «Зимней войной» свободно гуляли по всей Европе, из Берлина не «просачивалось» никаких внятных известий о немецких планах. Еше в 1929 г. в книге офицера ВМФ Германии Вольфганга Вегенера была выдвинута теория, согласно которой германскому флоту для эффективных действий против английских ВМС и морской торговли понадобится плацдарм на норвежском побережье. Но никто в Норвегии, да и в Англии не знал, что еще с начала осени 1939 г. эту идею главнокомандующий военно-морскими силами Германии гросс-адмирал Эрих Редер пытался внушить Гитлеру. В декабре усилия Редера получили неожиданную поддержку со стороны Видкуна Квислинга, лидера норвежской нацистской партии «Нашунал Самлинг» и бывшего министра обороны в правительстве Крестьянской партии 1931—32 гг. В Норвегии прогерманские взгляды и деятельность Квислинга были хорошо известны, но его бездарность в качестве политика и неудачи возглавляемой им партии на выборах не позволяли воспринимать его всерьез. Однако Редер, а затем и сам Гитлер, встретившись с Квислингом в Берлине в середине декабря, пришли к выводу, что он может быть им полезен. Утверждения Квислинга о существовании тайного соглашения относительно возможной английской оккупации Норвегии дали Редеру отличный предлог, чтобы предостеречь Гитлера о том, к каким тяжелым последствиям для Германии приведет установление англичанами контроля над норвежским побережьем. По мнению Квислинга, лучшим способом предотвращения этой угрозы стала бы помощь немцев ему и его партии в организации политического путча. Но Редер, Гитлер и германские военные уже задумывались об использовании варианта с применением военной силы. В конце января предварительное изучение вопроса штабными специалистами перешло в стадию разработки оперативного плана под кодовым наименованием «Везерюбунг» («Учения на Везере»).

Архивы генеральных штабов всех стран забиты планами и их альтернативными вариантами, не пошедшими дальше столов разработчиков. Возможно, и план «Везерюбунг» постигла бы та же судьба, если бы не стечение нескольких обстоятельств. Во-первых, главным объектом неизменного, если не маниакального, интереса Гитлера по-прежнему оставался план массированного молниеносного наступления на западноевропейском континенте, которое должно было увенчаться разгромом Франции и, возможно, заключением мира с Великобританией. В течение всей зимы эта операция раз за разом откладывалась из-за плохой погоды и других препятствий, а это означало, что Гитлеру нужно было какое-то другое дерзкое и успешное предприятие, чтобы продемонстрировать германскому народу свою гениальность как вождя. «Учения на Везере» отлично подходили для этой цели. Во-вторых, благодаря одному эпизоду боевых действий на море Норвегия внезапно оказалась в центре всеобщего внимания: речь идет о случае с «Альтмарком». «Альтмарк» — вспомогательное судно германских ВМС — возвращался на базу в Германии после боевых операций в Южной Атлантике с группой пленных английских моряков на борту. Чтобы уйти от преследования английских боевых кораблей, судно на последнем этапе своего маршрута попыталось укрыться в норвежских территориальных водах, но 16 февраля английский эсминец, несмотря на протесты командиров двух норвежских торпедных катеров, вошел в фьорд, где находился «Альтмарк», взял его на абордаж и освободил пленных.

В поднявшейся волне протестов и контрпротестов всех трех заинтересованных стран был поднят ряд сложных вопросов международного права, о которых достаточно будет сказать, что ни одна из замешанных в инциденте стран не была безгрешной, но именно на Норвегию, как слабейшего участника, обрушился весь огонь критики. Гитлера, судя по всему, привела в ярость как дерзость самой акции англичан, так и неспособность Норвегии защитить свой нейтралитет. После этого он отдал приказ ускорить работу по планированию «Везерюбунга», и уже в первую неделю марта оперативные директивы по оккупации Дании и Норвегии были готовы. Операция мотивировалась тремя соображениями. Помимо первоначального аргумента Редера о необходимости улучшить стратегические позиции германского флота и ВВС по отношению к Англии, были выдвинуты еще две причины скорее оборонительного характера. Германии требовалось упредить английские действия по захвату контроля над норвежским побережьем, а также защитить транспортные коммуникации по доставке шведской железной руды. В отношении Норвегии план предусматривал одновременную высадку в восьми крупнейших городах и портах, от Осло до Нарвика на севере. При этом предполагалось, что полная внезапность нападения и демонстрация подавляющего превосходства в силах убедят норвежцев в безнадежности сопротивления.

Благодаря слухам и точным данным разведки германское руководство к тому времени было убеждено, что Англия и Франция готовятся к действиям в Скандинавии. Однако мир между Финляндией и СССР, достигнутый 12 марта, положил конец этим приготовлениям. Как отметил в своем дневнике начальник германского Генерального штаба, этот мир лишил Англию, а значит и Германию политических оснований для действий в Скандинавии. Но «Везерюбунг» оставался на повестке дня, и 26 марта Редер, признавая, что опасность высадки англичан в Норвегии потеряла остроту, заявил, что в целом картина не изменилась. Англичане все равно будут стремиться установить контроль над норвежскими прибрежными водами, чтобы помешать транспортировке железной руды для Германии из Нарвика. Поэтому «рано или поздно» Германии придется осуществить нападение на Норвегию, а поскольку все силы уже в сборе, то лучше сделать это раньше, чем позже. Соответственно 2 апреля Гитлер приказал начать операцию по захвату Дании и Норвегии 9 апреля. Не прошло и несколько часов, как первые транспортные суда вышли в море, направляясь к самым отдаленным местам высадки десантов на крайнем севере Норвегии.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.