Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

На правах рекламы:

Запчасти на ATV: автозапчасти mazda. Заказать автозапчасти онлайн.

Выработка политического курса в рамках коалиции

Связав будущее Норвегии как независимого и суверенного государства с победой Антигитлеровской коалиции, к которой она теперь принадлежала, норвежское правительство проводило внешнюю политику, во всех отношениях идентичную с политикой коалиции. Более того, вскоре стало ясно, что место Норвегии в составе коалиции будет определяться не только тем, какой реальный вклад она сможет внести в военные усилия: оно во многом будет зависеть от того, каким образом норвежскому правительству удастся провести работу по организации этого вклада. Иными словами, как норвежское правительство определит свою позицию в рамках альянса, и особенно по отношению к своему главному союзнику — Великобритании. Летом 1940 г. один высокопоставленный наблюдатель оценивал англо-норвежские отношения как «глубоко омраченные». Когда в сентябре 1939 г. Англия вступила в войну, между двумя странами возникло много проблем, зачастую серьезных. А в ходе кампании в Норвегии вскрылось глубокое взаимное недоверие правительств обеих стран. Англичане, вероятно, считали, что норвежское правительство психологически все еще погружено в свое прошлое нейтральной страны, и у него нет ни воли, ни способности активно участвовать в военном союзе. Что касается норвежцев, то многие из них считали, что англичане смотрят на Норвегию как на пешку в игре между великими державами, потенциально полезную, но саму по себе не имеющую особой ценности.

Инициатива по улучшению англо-норвежских отношений должна была, естественно, исходить от норвежской стороны. Подобные инициативы могли иметь практический характер и предприниматься в виде энергичных усилий эмигрантского норвежского правительства по участию в боевых действиях против общего врага всеми имеющимися в его распоряжении средствами. Но, как мы видели, эти средства, за исключением норвежского торгового флота, были весьма скромными. Значит, следовало начинать попытки улучшения англо-норвежских отношений на политическом уровне. Все лето 1940 г. норвежские эмигранты в Лондоне искали способы продемонстрировать, что страна порвала со своим нейтральным прошлым и определила свою роль как союзника. Этот процесс формирования политической основы для роли Норвегии в рамках коалиции принял форму дискуссии, продолжавшейся вплоть до осени 1940 г.

В ходе этой дискуссии были намечены три альтернативных политических курса. Первый из них был представлен линией министра иностранных дел Хальвдана Кута. Летом 1940 г. его позиция в отношении роли Норвегии в Антигитлеровской коалиции основывалась на убеждении, что независимость Норвегии в будущем будет зависеть не от одной, а от двух великих держав. Первой из них, естественно, была Англия. Кут с самого начала выступал за активное сотрудничество и тесные связи с Англией. Летом 1940 г. он предпринял ряд важных шагов для достижения этой цели — например, по установлению сотрудничества в области разведки. Однако готовность Кута тесно сотрудничать с Британией ослаблялась его неуверенностью в том, что англичане и их союзники станут победителями в войне. Если война завершится компромиссным миром, то судьба Норвегии будет зависеть и от позиции других великих держав, особенно Советского Союза. В любом случае географически Норвегия расположена в районе пересечения интересов нескольких великих держав, а значит, здравый смысл требует учета всех этих интересов. Исходя из предположения, что главная цель СССР в отношении Норвегии состоит в том, чтобы страна не попала под контроль любой другой великой державы, Кут стремился всеми силами обозначить суверенный статус Норвегии в рамках Антигитлеровской коалиции. По его мнению, лучшим политическим курсом для Норвегии было бы активное практическое сотрудничество с Англией при четком сохранении независимой позиции.

Недовольство политикой Кута проявлялось с двух сторон. Во-первых, о своем несогласии с ним заявляли двое членов самого правительства. Эти министры не были членами НРП — их включили в состав кабинета в начале июня 1940 г. в попытке расширить его политическую базу. Их предложения относительно политики в рамках коалиции шли в русле того, что можно назвать традиционной позицией норвежцев в международных отношениях — особенно в отношениях с великими державами. Упор, как и раньше, делался на стремлении получить официальные письменные гарантии или договоры, обеспечивающие ревностную защиту и обеспечение прав Норвегии, а также четкое определение соответствующих обязанностей и обязательств Великобритании. В этом подходе отразилось традиционное и глубоко укоренившееся неприятие великодержавной политики малой страной. Но такой политический курс вряд ли позволил бы найти решение насущной задачи — установления добрых отношений с великой державой-союзницей, которая в тот момент вела ожесточенную вооруженную борьбу, напрягая все силы и находясь в трудном положении.

Другой курс норвежской коалиционной политики был сформулирован в письме, направленном правительству пятью видными норвежскими интеллектуалами, последовавшими за правительством в изгнание. Главным вдохновителем письма был историк и специалист по международным отношениям Арне Урдинг. Авторы документа исходили из тезиса о том, что, отвергнув германский ультиматум 9 апреля, Норвегия де-факто превратилась в союзницу Англии. А значит, судьба Норвегии была связана с судьбой Великобритании и с исходом войны, которую англичане теперь, судя по всему, были преисполнены решимости вести до конца, — войны, которая неизбежно обретет характер революционной и идеологической борьбы с Германией и со всем, что связано с нацизмом. В такой войне такие страны, как Норвегия, отказавшиеся капитулировать и сохранившие свои независимые правительства, могут сыграть важную и активную роль. Более того, «если норвежское правительство приложит максимум усилий к тому, чтобы использовать свои материальные и моральные ресурсы ради общего дела, это еще более укрепит позиции Норвегии в рамках будущего мирного урегулирования». Главный аргумент авторов письма состоял в том, что единственная надежда Норвегии на сохранение независимости и защиту своих национальных прав в период войны заключалась в ее активной и эффективной поддержке Англии и общего дела. В ответ на озабоченность Кута отношениями Норвегии с Советским Союзом авторы письма заявили, что страна не может быть другом для врага своего союзника. А значит, было бы крайне опрометчивым шагом позволить, чтобы отдаленные и неопределенные обещания политической поддержки со стороны СССР препятствовали бы тесному сотрудничеству с Британией, в котором Норвегия так нуждалась.

«Если английское правительство убедится, что норвежское правительство готово сделать все, что в его силах, то Норвегия приобретет авторитет и уважение и сможет, по крайней мере в некоторой степени, участвовать в совещаниях руководства альянсе. Но если английское правительство сочтет, что норвежское правительство относится к общей борьбе прохладно, что оно ненадежно или стремится действовать само по себе, то рано или поздно дело закончится тем, что английские власти просто отодвинут наши военные и административные власти в сторону»1.

Разногласия между Кутом и авторами этого письма заключались не в том, следует ли Норвегии активно участвовать в борьбе союзников. Никто не возражал и против того, что Норвегии следует одновременно отстаивать свою независимость и права в рамках коалиции и активно участвовать в общем деле. Вопрос скорее стоял об определении приоритетов. Кут делал упор на независимости и правах Норвегии в долгосрочном плане при сохранении активного сотрудничества с Британией. В предлагаемом авторами письма политическом курсе первостепенное значение придавалось активному и позитивному сотрудничеству с Британией — именно это рассматривалось как лучший способ обеспечить независимость и права Норвегии в долгосрочной перспективе. Таким образом, различные дискуссии, результатом которых стала отставка Кута с поста министра иностранных дел в ноябре 1940 г., были связаны не столько со стремлением правительства сменить политический курс, сколько с ощущением необходимости по-новому расставить акценты, и прежде всего выработать новое отношение к союзу военного времени. Но поскольку Кут был, помимо прочего, и олицетворением довоенного нейтрализма Норвегии, его отставка стала символом того, что норвежское правительство действительно порвало со своим нейтральным прошлым. И новый министр иностранных дел Трюгве Ли как по своему характеру, так и по убеждениям был готов к решительной демонстрации нового духа сотрудничества.

К концу 1940 г. норвежское правительство все еще не оформило официально своих союзнических отношений с Англией. Переговоры о военном соглашении с англичанами начались в августе 1940 г. на основе памятной записки от 10 июля. В первых проектах официального соглашения вопрос о характере союза затрагивался лишь мимоходом, во вступительных фразах. Однако Трюгве Ли, заняв пост министра иностранных дел, предложил добавить во вступительную часть политическую статью, где обе страны выражали бы единое мнение о том, что одной из целей войны является полное освобождение Норвегии от господства Германии. Английское правительство согласилось, и 28 мая 1941 г. соглашение было подписано. В нем говорилось, что норвежские вооруженные силы могут быть использованы либо для обороны Соединенного Королевства, либо для освобождения Норвегии. По этому соглашению норвежские войска передавались в оперативное подчинение английскому Верховному командованию, действующему в качестве Союзного Верховного командования. Но в детально проработанных статьях соглашения оговаривалось, что норвежские войска будут существовать в виде четко организованных «национальных» подразделений: норвежских авиаэскадрилий, норвежских военных кораблей с норвежскими командами и под норвежским флагом, норвежских армейских частей.

Примечания

1. Письмо доктора Арне Ординга с соавторами членам правительства, 10 июля 1940 г. MFA (Архив Министерства обороны Норвегии), flle34.1/19 (letter from Dr. Arne Ording and others to the Government 10 July 140).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.