Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Судебное постановление по делу Гамсуна 19 декабря 1947 года

В соответствии с судебным постановлением от 16 мая 1946 года Комитет по возмещению нанесенного во время войны ущерба от имени норвежского государства постановляет:

Кнут Гамсун приговаривается к выплате норвежскому государству 500.000 крон — а равно и возмещению судебных издержек.

Основанием для данного решения суда послужило следующее:

«Нашунал Самлинг»1 своей преступной деятельностью <...> нанесла норвежскому государству ущерб, оцененный Министерством финансов в 280 миллионов крон.

Из этой суммы Комитет от имени норвежского государства постановляет возместить 500.000 крон за счет Кнута Гамсуна.

Основанием для данного решения послужило следующее:

Кнут Гамсун зарегистрирован в картотеке «Нашунал Самлинг» под номером 26000 22 декабря 1940 года. Гамсун утверждает, что никогда не подавал заявления о вступлении в ряды НС, но признает, что всегда поддерживал эту партию и считал себя ее членом и в анкете НС от 15 января 1942 года письменно подтвердил свою принадлежность к партии Квислинга.

Гамсун в газетных статьях «Почему я стал членом НС» в «Гримстад Адреслтиденг» от 30 января 1941 года и «Я не боюсь за судьбу Норвегии Видкуна Квислинга» в «Вестландске Тидене» от 23 октября 1941 года официально признавал свое членство в НС. Содержание этих статей было повторено в статье в «Дойче Зейтунг» от 23 октября 1941 года.

Кроме того, Гамсун в ряде статей сделал все возможное, чтобы подорвать волю народа к сопротивлению, нападая на наше законное правительство и наших сторонников, поддерживая оккупационные власти и призывая норвежцев к сражениям на фронте на стороне врага.

Так же, в интервью Гамсун призывал к поддержке врага. 23 июня 1943 года состоялась встреча Гамсуна с Гитлером в ставке последнего. Этой встрече предшествовал конгресс прессы в Вене, где была произнесена речь Гамсуна, полная выпадов против ненавистной ему Англии.

<...>

Кнут Гамсун родился 4 августа 1859 года. По профессии писатель. Женат. Содержит жену.

<...>

Суд интересует, насколько замешан Гамсун после 8 апреля 1940 года в антигосударственную деятельность «Нашунал Самлинг», что будет иметь значение при вынесении приговора.

Так как сам Гамсун отрицает свое официальное членство в «Нашунал Самлинг», то суд счел нужным собрать фактические сведения по этому вопросу, которые и приводятся ниже.

Гамсун действительно никогда не посылал никаких заявлений о принятии его в члены «Нашунал Самлинг». Но в картотеке партии он числится под номером 26000 и приписан к Роголандской и Агдерской районной организации, 41 округа Эйде. Этот номер зарегистрирован 22 декабря 1940 года и впоследствии оставался личным номером Гамсуна. В октябре 1941 года Гамсун заполнил анкету пресс-бюро «Нашунал Самлинг» и ответил, в частности, на вопрос о том, что побудило его стать членом партии. Этот ответ был опубликован в «Гримстад Адреслависен» от 14 октября 1941 года под названием «Почему я стал членом «Нашунал Самлинг». Там Гамсун пишет:

15 января 1942 года он заполняет и отсылает анкету местного отделения партии в Арендале. В анкете есть, в частности, вопрос о том, был ли ранее анкетируемый членом «Нашунал Самлинг».

На этот вопрос Гамсун не ответил. Зато на следующий «Если «да», то когда вступили в партию», отвечает: «Я не вступал в партию, но всегда был человеком Квислинга». В анкете, кроме того, были вопросы о личных данных, принадлежности к ложе масонов, еврейском происхождении etc. Эта анкета была своеобразным прошением о принятии в члены НС. Гамсун присутствовал на некоторых партийных заседаниях в Гримстаде, но вряд ли это принесло ему много пользы — из-за глухоты. Однажды во время войны председателем отделения партии в Гримстаде ему был вручен знак НС, который Гамсун носил до конца войны. Членский билет вручен, по всей вероятности, ему не был. Во всяком случае, Гамсун лично его не получал. Не платил он и членские взносы.

Суд считает, что в декабре 1941 года Гамсун был принят в члены НС без его личного на то согласия. Совершенно очевидно, что в то время вступить в члены партии было довольно легко. При последующей перерегистрации Гамсуна была послана анкета, о которой говорилось выше. После заполнения ее партийное руководство сочло вопрос о членстве Гамсуна решенным.

Для самого же Гамсуна эти формальности, конечно, не имели особого значения. И он не мог не знать, что в партийных кругах его считали одним из своих приверженцев. Если не сразу, то уж после появления статьи «Почему я стал членом НС», в которой он во всеуслышание заявил о своей принадлежности партии Квислинга. И когда впоследствии ему была прислана анкета и он заполнил ее, он должен был отдавать себе отчет в том, что его считают членом партии.

И он позволил опубликовать статью, в которой заявляет во всеуслышание о своей поддержке Квислинга и «Нашунал Самлинг». В статье, которая была напечатана в «Вестландске Тидене» от 31 марта 1943 года под заголовком «Я призываю студентов присоединяться к нам», он пишет: «Более двух лет уже говорят, и пишут, и демонстрируют, и доказывают, что «Нашунал Самлинг» значит для нашей страны и что мы должны сделать, чтобы стать свободным и великим народом в Европе нового порядка — так неужели наши студенты не услышали этих призывов?.. Неужели наши студенты не усвоили то, что глава нашего правительства Квислинг и все наши министры годами нам вдалбливали?» Кроме того, 17 мая2 1943 года были опубликованы, в том числе и во «Фритт Фолк», поздравления Гамсуна НС в связи с десятилетним юбилеем партии.

Суд большинством голосов (2 голоса) решил, что Гамсун несет ответственность за свои действия и выступления в поддержку НС, начиная с января 1942 года. <...> Председатель суда считает сомнительным тот факт, что Гамсун официально считался членом НС. Председатель не имеет в своем распоряжении убедительных доказательств тому, что Гамсун посылал прошения о принятии его в члены партии или считал себя членом партии. <...>

Гамсуну было известно, что Норвегия с 1940 года и до конца войны была оккупирована немцами, которые считались врагами нашего народа. Ему было также известно, что король Норвегии и правительство находились в Лондоне и оттуда осуществляли руководство военными действиями после того, как были вынуждены покинуть страну. Ему также было известно о движении Сопротивления и о гибели норвежских патриотов. Он отдавал себе отчет в том, что, присоединившись к партии Квислинга и осуществляя пропаганду в поддержку немцев, помогал врагам родины.

Поэтому суд большинством голосов признает Гамсуна виновным во вреде, причиненном стране Квислингом и его партией в период управления страной с января 1942 года.

Именно с этого времени членство в «Нашунал Самлинг» считается преступлением. <...>

Уже в своем открытом письме к редактору «Натионен», датированном 23 апреля 1940 года и опубликованном во «Фритт. Фолк» 1 мая 1940 года под заголовком «Правительство Нюгордсволда», Гамсун выступает против норвежского правительства и объявленной им мобилизации. Он пишет: «Правительство дало приказ о мобилизации и сбежало. Оно знало, что мы не можем защитить себя, но отдало приказ о мобилизации и сбежало. И теперь норвежская молодежь гибнет за правительство. Но нам есть, чем занять молодых людей, кроме как заставлять их участвовать в сельскохозяйственных забастовках и умирать за правительство Нюгордсволда».

4 мая 1940 года во «Фритт Фолк» появляется статья Гамсуна «Норвежцы», в которой он призывает норвежских солдат «отбросить винтовки и вернуться домой». Призыв подписан Кнутом Гамсуном. Суд недоумевал, каким образом Гамсуна можно считать неответственным за статью, которую он же сам и написал.

В письме Виктору Могенсу, датированном 17 августом 1940 года и с согласия Гамсуна опубликованном во «Фритт фолк» 28 сентября, он вновь выражает мнение, что со стороны правительства было неверным шагом объявлять мобилизацию. Он говорит: «А что, если бы мы выступили с протестом? Я имею в виду не какой-то конкретный случай, а общую политику правительства. Мы должны были остановить немецкую мощь! Что, если бы избранные офицеры и солдаты пошли к королю и его правительству и доказали бы им, что они идиоты и преступники?..

Депутаты стортинга3, которые выбрали себя сами, обращаются к королю без королевства и без страны, не будет ли он так милостив вернуться в Норвегию. Нет, не будет. И все успокаиваются. Неужели у вас нет сил для принятия решений?

В том же самом письме Гамсун говорит, что необходимо новое правительство во главе с Квислингом.

В ряде газетных статей во время оккупации Гамсун неоднократно выступал в поддержку Германии и правительства Квислинга и нападал на союзников Норвегии. В статье от 30 января 1941 года в «Гримстад Адреслтиденге» он выражает уверенность в том, что все изменения в стране пойдут на пользу Норвегии и Германии и что «вскоре на Севере наступит расцвет культуры, построенной на немецких взглядах и убеждениях». <...> 13 июня 1944 года Гамсун выражает уверенность в том, что Германии удастся сохранить позиции на Западном фронте после вторжения во Францию и что это единственное спасение для народов Европы.

Говоря о пропагандистской деятельности, которую Гамсун вел в защиту врага, нельзя не вспомнить о поездке, предпринятой им летом 1943 года в Вену на конгресс национал-социалистической прессы, организованный «Объединением национальных журналистских обществ», в котором принимали участие ведущие журналисты Германии и оккупированных немцами стран. Поездка была совершена по инициативе главного редактора «Фритт Фолк» Рисховда, также принимавшего участие в конгрессе. Рисховд зачитал речь, которая была специально для этого случая написана Гамсуном и содержала в себе агрессивные выпады против Англии. Поездка Гамсуна была широко освещена в нацистской прессе и использована для пропагандистских целей, что должен был предвидеть и сам Гамсун.

Во время пребывания в Вене Гамсун совершил поездку на самолете к Гитлеру. Во время этой беседы он потребовал убрать из Норвегии Тербовена, поскольку последний не нравился норвежцам и желал превратить Норвегию в немецкий протекторат. Взаимопонимания по этому вопросу не получилось.

При определении вины Гамсуна и ущерба, который его деятельность нанесла Норвегии, особое внимание следует уделить тому факту, что он был всемирно известным писателем и одним из самых выдающихся деятелей норвежской культуры. Благодаря своему литературному, социальному и экономическому статусу, а также авторитету среди норвежцев поведение Гамсуна в высшей степени было показательным для его сограждан и служило примером для других, чего сам Гамсун не мог не понимать.

По поводу поведения и убеждений Гамсуна суд считает нужным заметить, что он вел себя, исходя их своих личных взглядов, не принимая во внимание долг верности своему государству и уважение законов страны. С ранней юности Гамсун был поклонником Германии. Англию же всегда ненавидел. И у него постепенно возникла идея Европы, свободной от влияния Англии. И когда немцы вторглись в страну в 1940 году, он сразу усмотрел в этом возможность осуществления своей мечты. Он сразу принял план Германии о включении великой и свободной Норвегии в великий немецкий союз. Подобные убеждения были и у Квислинга, и поэтому Гамсун счел естественным поддержать его. И совершенно естественно, что Гамсун сам должен нести ответственность за собственные действия, когда они стали противоречить существующим законам.

Известно, что последние годы Гамсун, по причине своей глухоты и других обстоятельств, жил очень изолированно. Во время войны он был вынужден обращаться к газетам, чтобы узнать о происходящем в стране. Он был лишен информации, которая могла бы возбудить в нем подозрение в правильности его действий. <...>

Гамсун использовал свое влияние, чтобы смягчить участь политических заключенных или спасти их.

Он всегда отзывался на просьбы о помощи и... посылал множество прошений о помиловании, в том числе и Гитлеру. Мы исходим из того, что аресты и казни производили на Гамсуна тяжелое впечатление, и статья «Опять!», появившаяся зимой 1943 года, должна рассматриваться с этой точки зрения.

<...>

В заключении суд считает необходимым заметить, что Гамсун осенью и зимой 1945 года проходил обследование в Психиатрической клинике. В медицинском заключении <...> говорится, что Кнут Гамсун не является психически больным и не был им в период войны. <...> Суд не видит причин считать, что Гамсун не понимал, что делает, и не отдавал себе отчет в собственных действиях. <...> В заключении написано:

«Очевидно, что поведение Гамсуна могло быть иным, если бы он нормально слышал и мог самостоятельно следить за мнением общественности. Кроме того, с 1942 года он был болен атеросклерозом, а в апреле 1942 года с ним случилось первое кровоизлияние в мозг. В это время он был легко внушаем и не мог противостоять внушению. После кровоизлияния у него возникла афазия4, что также повлияло на его способности судить самостоятельно и противостоять нацистской пропаганде».

Учитывая все вышеизложенное, суд снижает штраф до 425.000 крон. <...>

За исключением вышеуказанных разногласий, суд вынес приговор единогласно.

Перевод с норвежского Н. Будур

Примечания

1. Норвежская фашистская партия, созданная Квислингом в 1933 году.

2. День независимости Норвегии, национальный праздник. — Примеч. пер.

3. Норвежский парламент.

4. Потеря речи.

Предыдущая страница К оглавлению  
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.