Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Смерть Бальдра

В «Младшей Эдде» рассказывается, как Бальдру Доброму стали сниться дурные сны, предвещающие смерть. Тогда его мать Фригг и взяла клятву с огня и воды, железа и прочих металлов, камней, земли, деревьев, зверей и птиц, яда и змей, что они не причинят вреда Бальдру. Тогда асы стали забавляться с Бальдром на священном поле тинга, бросая в него оружие и камни, бог же оставался невредимым.

Эта забава пришлась не по нраву Локи — ведь он был мастер на вредные выдумки. Обратившись женщиной (этот ас не боялся позора), он явился в Фенсалир, чертог Фригг. Там гордая своей властью богиня спросила, знает ли пришелица, что за игру затеяли боги? Та подивилась, что оружие не причиняет зла Бальдру, и спросила, все ли вещи закляла Фригг. Та призналась, что не взяла клятвы с побега омелы, растущего к западу от Вальхаллы: он был слишком мал. Услышав это, незнакомка тут же исчезла.

Локи тут же вырвал побег омелы и отправился на поле тинга. В забавах богов не принимал участия один Хёд — ведь он был слеп и стоял в стороне. Коварный Локи спросил, почему бы Хёду не уважить Бальдра как все? Наивный слепец ответил, что не видит, где стоит светлый бог, и Локи вложил побег в его руку и направил бросок. Прут пронзил Бальдра, и он пал мертвым. В коварных руках и искривленный побег становится смертоносным копьем: Локи совершил с сыном Одина то же, что сам бог совершил с избранным им героем — конунгом Викаром, посоветовав Старкаду коснуться его прутом. Но убитый по совету Локи Бальдр не мог принадлежать Вальхалле — ведь он не пал в битве и не был сражен настоящим оружием, его ждала преисподняя — Хель.

Боги онемели от ужаса и горя. Они не могли даже мстить, ибо место тинга было священно, и там нельзя было проливать кровь. Когда после нескончаемых рыданий они обрели разум, Фригг, невольная виновница несчастья, спросила, кто поедет дорогой мертвых в Хель, чтобы предложить смерти-великанше выкуп за Бальдра — может быть, Хель отпустит его в Асгард. Сын Одина Хермод оседлал Слейпнира и помчался в нижнее царство мертвых.

Боги же преступили к погребению. Они вынесли тело к морю и хотели водрузить его на ладью, где должен был гореть погребальный костер. Но ладья была так велика, что они не могли столкнуть ее в море. Пришлось послать в Ётунхейм за великаншей Хюрроккин. Ее имя значит «Сморщенная от огня», и она должна была иметь отношение к обряду сожжения. Хюрроккин явилась верхом на волке, а поводьями ее «коня» были змеи. Один велел четырем берсеркам держать коня под уздцы, но те не могли удержать волка, пока не повалили его наземь. Великанша же подошла к ладье и так толкнула корабль, что искры посыпались из катков, а земля содрогнулась, ладья же закачалась на волнах. Эта услуга богам чуть было не погубила великаншу, ибо Тор разгневался и занес свой молот, но боги упросили громовника пощадить великанскую помощницу.

Тогда тело Бальдра перенесли на ладью. Увидев мужа на погребальном костре, жена Бальдра Нанна упала замертво — у нее разорвалось от горя сердце. Ее положили на погребальный костер рядом с Бальдром. Когда костер зажгли, Тор освятил его своим молотом (Мьёлльнир освящал не только брачный обряд): ведь это был символ священного небесного огня. У ног громовника пробегал некий карлик по имени Лит (Цветной), и бог толкнул его ногой в костер — Бальдру нужны были слуги на том свете. Коня Бальдра в полной узде также сожгли вместе с ним. Один положил на костер волшебное кольцо Драупнир, но что он сказал при этом на ухо сыну, не узнает никто.

Саксон Грамматик дает иную романтическую версию этого сюжета. В ней Бальдр остается полубогом — он сын Одина. Но Хёдер не брат ему, а доблестный воин и соперник — оба они враждуют из-за руки Нанны, дочери датского конунга. Хёдер встречает в лесу таинственных дев, которые предостерегают его против поединка с Бальдром; он хочет заговорить с ними, но девы тут же исчезают, и герой оказывается посреди равнины (мы знаем, что такой морок свойствен языческим богам и дисам, которых встретил Хёдер).

Тогда Хёдер идет к своему воспитателю, датскому конунгу, и просит руки Нанны. Но тот боится Бальдра, зато дает воспитаннику добрый совет, как убить Бальдра — ведь он неуязвим для оружия. Хёдеру необходимо раздобыть волшебный меч и кольцо, которые хранит в стране холода и мрака некий Миминг. Имя этого персонажа напоминает о Мимире, хранителе источника мудрости у корней мирового древа.

Хёдер снаряжает повозку, запрягает в нее северных оленей и отправляется к пещере Миминга: царство мрака и холода на севере — это преисподняя, и сам Миминг напоминает живущего в скале альва — хранителя сокровищ (Саксон именует его сатиром). Хёдер выманивает Миминга из пещеры и отбирает у него кольцо и меч.

Он совершает много подвигов, но тем временем Бальдр является с войском в Данию требовать себе руку Нанны. Но та говорит, что смертная дева не может стать женой бога. Тогда начинается битва между Хедером и Бальдром, и на стороне сына Одина выступает сам верховный бог, громовник Тори прочие божества. С Хедером его волшебный меч и панцирь, неуязвимый для оружия. Он наносит богам такой урон, на который только способен смертный. Но с Тором — его боевая палица из дуба (это древнее оружие могло принадлежать громовнику еще в те времена, когда люди не знали металла), и ею он сокрушает рать Хедера. Его войско уже готово дрогнуть, но тут Хёдер разрубает палицу. И боги бегут от людей. Христианин Саксон не упускает случая сказать, что это — не настоящие боги; для нас же интересны эти богоборческие мотивы — ведь и в Троянской войне герои осмелились выступить против богов.

Хедёр получает руку Нанны и отправляется с нею в Швецию. Его — победителя — почитают как бога простые люди. Но Бальдр берет реванш и разбивает Хёдера в битве. Ночью к победителю является призрак, имеющий облик Нанны, и от этого видения Бальдр лишается сил — он может передвигаться только в повозке (мы можем подозревать, что этот ночной кошмар — мара — результат магических действий Нанны).

Однако полубог продолжает преследовать Хёдера, и в решительной битве силы оказываются равны. Когда войска расходятся на ночь, Хёдер отправляется к лагерю врага и видит, что три девы покидают этот лагерь. Он следует за ними, но те обнаруживают его присутствие и спрашивают, кто он. Герой прикидывается певцом-министрелем и даже играет на лире (только здесь мы вспоминаем о Лот, который прикинулся старухой, чтобы выведать тайну Бальдра). Это позволяет ему увидеть колдовской ритуал — девы готовят пищу для Бальдра, добавляя в нее яд трех змей — это и делает полубога неуязвимым. Как всегда случается с норнами, одна из них оказывается воплощением злой судьбы своего подопечного: эта дева дает Хёдеру пояс, приносящий победу (мы помним, как добрая помощница дала свой пояс Тору, когда тот оказался без молота и Пояса силы).

Хёдер и ранит Бальдра в поединке. Тому является Прозерпина (она заменяет богиню Хель у латинского автора) и предвещает Бальдру смерть. Тот умирает, и над ним воздвигают огромный курган.

Один жаждал отмщения и получил пророчество, что родит мстителя от девы Ринд. Он трижды сватался к этой дочери русского конунга — первый раз, возглавив его войско и одержав великие победы, второй раз, явившись чудесным умельцем-кузнецом, третий — доблестным рыцарем, но дева всякий раз отказывала старику (тем временем некий Оллер занял престол Одина в Царьграде). Наконец Один нарядился колдуньей (и ему это было не впервой), и случилось так, что Ринд заболела. Тут ряженая ведунья и добилась своего. Вместе со спасительным зельем она предложила деве любовь. Так родился мститель по имени Бо, которому с детства внушалась мысль о неотомщенном брате. Тот действительно сразился с Хедером, и в бою погибли оба соперника.

Мотив мщения и пышных похорон объединяет повествование Снорри и Саксона. Все роды сверхъестественных существ собрались у погребального костра. Конечно, первыми были Один и Фригг, а с ними валькирии и вещие вороны Отца богов. Фрейр подъехал на колеснице, запряженной вепрем Золотая Щетина, а Хеймдалль — верхом на коне Золотая Челка. Фрейя правила повозкой, в которую запряжены были ее кошки. Явились даже инеистые великаны и горные исполины — ведь они были родичами богам. Корабль с пылающим костром отплыл в море к жилищу Хель на Береге Мертвых.

Хермод же девять ночей скакал без передышки сумрачными долинами, пока не подъехал к реке Гьёлль. Дева Модгуд, стерегущая крытый золотом мост, как положено, спросила Хермода об имени и какого он роду, — пять полчищ мертвецов не производили такого грохота, когда проезжали днем раньше по этому мосту, да и лицом всадник не похож на мертвого. Хермод отвечал, что он разыскивает Бальдра, и Модгуд говорит, что Бальдр проезжал по мосту в Хель, а дорога туда ведет вниз и к северу.

Наконец Хермод добрался до решетчатых Ворот Мертвых и пришпорил Слейпнира, чудесный конь перескочил через преграду, даже не задев ее. Тут Хермод спешился и вступил в палаты Хель, где увидел брата, сидящего на почетном месте. Бог остается богом и в преисподней — мы помним, как заботливо для него было наварено пиво и котел накрыт щитом, чтобы напиток не выдыхался. Нашлось место в покоях и для Хермода, он заночевал в мрачном жилище Хель. Наутро он принялся просить хозяйку мертвых отпустить с ним Бальдра — ведь не только боги, но и все живое оплакивает его смерть. Великанша же сказала, что отпустит бога, если действительно ни одно живое существо не воспротивится его возвращению из Хель. Бальдр проводил Хермода из палат и, как положено, передал дары в царство богов: Одину он послал его кольцо Драупнир, Нанна же отправила Фригг свой плат, а Фулле — перстень.

Хермод же пустился в обратный путь и рассказал в Асгарде о трудной задаче, которую задала ему Хель. Боги тут же разослали гонцов во все стороны, призывая весь свет оплакивать Бальдра. И правда, весь мир зарыдал — мы до сих пор можем видеть эти слезы даже на камне или металле, когда их приносишь с холода в тепло. Лишь одна старуха-великанша, сидящая в пещере, сказала, что она оплакивает Бальдра сухими слезами — он ей не нужен ни живой, ни мертвый, пусть хранит его Хель. Имя этой старухи было Тёкк, что значило «Благодарность»; на такую издевку могло быть способно лишь одно существо, умеющее менять пол, — это был Локи.

Смерть Бальдра была отомщена — сын Одина Вали убил несчастного Хда, но «убийцу советом» — Локи — не так легко было изловить.

Впрочем, он сам явился на пир богов в палаты Эгира, но там расправиться с ним было нельзя: пир — это священное действо.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.