Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Предшественники

Первые попытки европейских путешественников к отысканию Северо-Западного прохода, т.е. морского пути из Атлантики в Тихий океан вдоль берегов Гренландии и Америки относятся к весьма далеким временам. Еще на исходе XV в. Джон и Себастьян Каботы сделали попытки проникнуть к северо-западу вдоль берегов Нового Света. Затем последовали экспедиции португальцев, испанцев, французов и наконец англичан. В конце XVI в. путешественники проникли в залив, который впоследствии был назван именем Гудзона и, тщетно ища прохода в Ледовитый океан, в основном завершили его обследование.

В 1576—1578 гг. Мартин Фробишер открыл Баффинову Землю, а спустя несколько лет Джон Дэвис прошел вдоль западных берегов Гренландии до 72° с.ш. проливом, который ныне носит его имя.

Трагически закончилась попытка Генри Гудзона открыть Северо-Западный проход. После зимовки в заливе (ныне Гудзонов), команда его корабля взбунтовалась, высадила капитана, его малолетнего сына и восемь больных матросов в шлюпку и бросила их на произвол судьбы.

Новый шаг в исследовании Северо-Западного прохода был сделан Уильямом Баффином. Он первым поднялся вдоль западных берегов Гренландии до 77°30' с.ш., открыл устья проливов Ланкастер и Смит и пришел к выводу, что Северо-Западного прохода не существует, хотя в действительности положил начало его открытию.

Карта, составленная Баффином, к несчастью, затерялась, и ученые в конце концов стали сомневаться в достоверности его выдающихся открытий. Возможно, распространению этого заблуждения способствовали неудачи последующих экспедиций, которые до первых десятилетий XIX в. так и не проникли севернее Баффина.

«Уже в 1648 году, — писал Амундсен, — русский Дежнев обогнул северо-восточную оконечность Азии и таким образом открыл пролив между этой частью света и Америкой. Но его открытие оставалось малоизвестным, и только в 1728 году Витус Беринг прошел через этот пролив и приобрел себе честь открытия Берингова пролива. Благодаря этим открытиям человечество было уже на верном пути к разрешению вопроса о Северо-Западном проходе. Но многое оставалось неизвестным»1.

Результаты Камчатских экспедиций Беринга изучал великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов. В 1755 г. он опубликовал «Письмо о северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном», обозначив тем самым проблему освоения Северного морского пути.

Вопрос изучения Арктики и приобщения народов Севера к жизни Центральной России уже давно занимал Ломоносова. Интерес этот был тесно связан с деятельностью Великой Северной экспедиции, описавшей почти все Азиатское побережье Северного Ледовитого океана и увенчавшейся великими географическими открытиями, к числу которых принадлежало «обретение» северных берегов Америки, Алеутской гряды и многих островов в северной части Тихого океана.

Ломоносов считал, что Россия должна продолжить исследование Арктики, успешно начатое отрядами Великой Северной экспедиции. Освоение Северного морского пути ученый считал жизненной необходимостью России, ее великой исторической задачей.

«Какая похвала Российскому народу Судьбой дана: пройти покрыту льдами воду, — писал он в одной из своих од в 1752 г.

Ломоносов, будучи сыном помора, еще в детстве участвовал вместе с отцом в далеких полярных плаваниях. Рассказы промышленников об их походах среди льдов и наблюдения над природой Арктики ученый использовал при разработке ряда выдающихся исследований.

Выступив в 1755 г. с «Письмом» о необходимости освоения Северного морского прохода, Ломоносов продолжал настойчиво изучать затронутый вопрос. Несколько лет он работал над циркумполярной картой и одновременно собирал материалы о русском полярном мореплавании, которые свидетельствовали о том, что «россияне далече в оный край на промыслы ходили уже действительно близ 200 лет».

В 1762 г. Ломоносов на основе «Письма о северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном» и собранных им материалов об отечественном полярном мореплавании подготовил новый труд «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в восточную Индию».

«Северный океан, — отмечал ученый в своем сочинении, — есть пространное поле, где усугубиться может российская слава, соединенная с беспримерною пользою через изобретение восточно-северного мореплавания».

Ломоносов верил в возможность пройти Северным Ледовитым океаном в Тихий океан, в победу человека над льдами и стужей. В своем сочинении он не только привел доказательства в защиту своих убеждений, но и сформулировал первое научное представление о Северном Ледовитом океане, его течениях, путях дрейфа льдов, о землях, находящихся в нем, характере и конфигурации северных берегов Америки. Ученым была высказана мысль о возможном существовании поднятия морского дна в районе Северного полюса, что подтвердилось работами советских высокоширотных экспедиций, открывших мощный подводный хребет, которому присвоено имя Ломоносова. Его убеждение в непригодности Северо-Западного морского прохода вдоль берегов Америки, который «тесен, труден, бесполезен и всегда опасен», подтверждено самой жизнью. Этим путем прошел лишь один корабль к середине XX в. — «Йоа», и командовал им Амундсен.

Великий русский ученый считал наиболее целесообразным плавать на восток Сибирским океаном. В своем сочинении он посвятил отдельную главу приготовлениям к такому походу. В ней он подробно остановился на том, какие необходимы для такой экспедиции суда, запасы, инструменты. Особое внимание ученый уделил подбору команд судов. Он рекомендовал в это трудное плавание допускать только «людей бывалых, знающих мореплавание, мужественных, терпеливых и в своем предприятии непоколебимых».

В 1763 г. проект Ломоносова о снаряжении экспедиции для плавания Северным морским путем в Тихий океан поступил на рассмотрение Морской российских флотов комиссии. Первоначально ученый предполагал, что экспедиция отправится на восток от северо-восточной оконечности Новой Земли, но, узнав из рассказов промышленников, что в этом районе часто бывают тяжелые ледовые условия, изменил план. Ученый нашел более выгодным отправить экспедицию от западных берегов Шпицбергена на север в Ледовитый океан, которым по его предположению корабли должны были безопасно пройти на восток.

В мае 1764 г. вышел указ о снаряжении экспедиции. Подготовка ее проходила в глубокой тайне. Начальником экспедиции был назначен капитан-командор В.Я. Чичагов.

В том же году из Архангельска к Шпицбергену вышло шесть судов, которые создали базу для экспедиции в бухте Коломбай. В избранном месте были построены пять изб, баня и амбар. На базе осталось зимовать 16 человек под начальством унтер-лейтенанта М.А. Рындина.

20 мая 1765 г., уже спустя месяц и пять дней после смерти Ломоносова, экспедиция, предназначенная для похода Северным океаном к Берингову проливу, покинула Колу на Мурмане и направилась к Шпицбергену. Она состояла из трех специально построенных судов, имевших дополнительные крепления и ледовую обшивку. На судах находилось 170 матросов и промышленников.

Мореплаватели встретили плавучие льды уже на подходе к о-ву Медвежий. Чем севернее поднимались корабли, тем неблагоприятнее становилась ледовая обстановка. Экспедиция даже не смогла пробиться к своей базе. Корабли направились в пролив между Гренландией и Шпицбергеном. Плавание проходило в очень сложной обстановке — все время то держались туманы, то моросило. Снасти и такелаж покрывались льдом. При работе с парусами матросы часто до крови изрезали руки. Несмотря на тяжелые льды Чичагов поднялся до 80°26' с.ш. Дальше путь на север преградили сплошные ледяные поля. Экспедиции пришлось вернуться в Архангельск.

В 1766 г. была повторена попытка пройти к северу от Шпицбергена, а если позволит ледовая обстановка, и направиться на восток. Корабли экспедиции с большими трудностями достигли 80°30' с.ш. Дальше простирались мощные льды. В.Я. Чичагов, сняв зимовавшую в течение двух лет в Коломбае партию Рындина, направился в Архангельск. На этом работы экспедиции, предпринятой по проекту Ломоносова, закончились. Если плавание на восток Северным Ледовитым океаном к северу от Шпицбергена и Новой Земли не могло быть осуществлено, так как в распоряжении мореплавателей были лишь парусные деревянные суда, то идее о Северном морском проходе из Атлантического океана в Тихий суждено было претвориться в жизнь.

Путем, которым намеревалась пройти экспедиция Чичагова, пытались следовать многие путешественники, искавшие Северо-Западный проход.

Так, в Англии в 1773 г. была снаряжена полярная экспедиция из двух кораблей. Ею руководил Джон Фипс, выполнявший первые океанографические работы в Гренландском море. Его суда смогли подняться между Гренландией и Шпицбергеном до 80°48' с.ш., где были остановлены льдами и той же осенью благополучно возвратились домой.

Следует напомнить, что в это время северное побережье Америки, в отличие от севера Евразии, картированного русскими, не было известно ни ученым, ни полярным исследователям, ни промышленникам. От Берингова пролива до Гудзонова залива на картах простиралось белое пятно.

Несколько раньше, в 1770 г., служащий компании Гудзонова залива С. Херн вышел по реке Коппермайн к Ледовитому морю. В подтверждение своих слов он сообщил, что нашел у живших там эскимосов много китового уса и шкур тюленей. Однако в справедливости его донесений географы сомневались, как сомневались в открытиях Дежнева и Баффина, подвиги и открытия которых высоко ценил Амундсен.

В 1778 г. к северу от Берингова пролива появились два корабля английской экспедиции под начальством Джемса Кука. Они пытались проникнуть на север и восток, но были остановлены льдами.

Кук и астроном Балей «неоднократно думали видеть примеры близости земли на севере», о чем свидетельствовали и отсутствие течения, и образование самих льдов, и полет птиц с севера на юг, и малое увеличение глубины моря по удалении от берегов. По мнению его спутников, Кук догадывался, что «сии два материка соединяются у полюса» и, следовательно, Северо-Западного прохода не существует.

18 августа, когда экспедиция находилась в районе Ледяного мыса, в журнале экспедиции была сделана запись: «Стоим близко к краю льда сплошного, как стена, высота 10—12 футов. Дальше на север она кажется еще выше».

После первого плавания в Северный Ледовитый океан Кук писал 20 октября 1778 г. в английское адмиралтейство, что в 1779 г. он предпримет еще одну попытку, но мало надеется на успех.

«Лед, который не так-то легко преодолеть, является, по-видимому, не единственным препятствием на нашем пути. Берег обоих континентов на большое расстояние очень низкий и даже посредине между двумя материками глубины весьма незначительные. Это да и другие обстоятельства как бы доказывают, что в Ледовитом море имеется больше земли, чем об этом нам пока ведомо; там источник льда, и полярная часть океана отнюдь не является открытым морем»2.

Английские мореплаватели в своих журналах неоднократно указывали на вероятность существования в Ледовитом океане земли или на «возможность соединения двух материков». Об этом свидетельствуют записи 16 марта и 27 июля 1779 г.

Вопрос о перешейке нашел воплощение в известной гипотезе участника английской экспедиции Дж. Бурнея (Барни), защищавшего идею соединения Азии и Америки и ставившего под сомнение плавание Дежнева из Колымы вокруг Чукотского полуострова. Плавания Кука и Клерка были оценены в Англии как окончательное доказательство невозможности практического использования Северо-Западного прохода.

Вслед за плаванием Кука в Северный Ледовитый океан секунд-майором М. Татариновым в Иркутске была составлена карта Северного Ледовитого океана. Она интересна тем, что Американский континент распространен на значительную часть Северного Ледовитого океана. Его берег от Ледяного мыса круто поворачивает на запад и тянется почти ровной линией параллельно берегам Сибири. Между устьями Колымы и Индигирки он проходит примерно по 79° с.ш. и, спустившись несколько к югу в районе Святого Носа, принимает северо-западное направление. На меридиане Новой Земли он проходит вблизи 83° с.ш. и, миновав на той же параллели Шпицберген, наконец соединяется с Гренландией. Точно так же изображен Американский континент и на «Карте восточной части Азиатской Сибири и западной части Америки».

Таким образом, вопрос о существовании Северо-Западного прохода снова был поставлен под сомнение.

Следующим полярным путешествием англичан было плавание Александра Маккензи по большой реке, носящей ныне его имя. К северу от ее устья он увидел «вонючее озеро», как индейцы называли Северный Ледовитый океан. Правда, сами англичане отнеслись к этому путешествию весьма скептически. Секретарь английского адмиралтейства Дж. Барроу считал, что «если сведения, доставленные нам Херном о море, неудовлетворительны, то Маккензиевы еще гораздо темнее». Суд современников был скор и несправедлив: они полагали, что ни Херн, ни Маккензи не видели моря, хотя, вероятно, и находились вблизи него.

Таким образом, к началу XIX в. на огромном пространстве севера Американского континента было известно всего лишь несколько пунктов. Северное побережье Америки еще ждало своих исследователей. Море, лежавшее к северу от него, оставалось неведомым, что давало повод для рождения новых гипотез и заблуждений.

Иная ситуация складывалась на европейском и сибирском севере России. Его побережье было полностью картировано сначала в XVII, а затем в XVIII в.; кроме того, было совершено множество поездок по льдам океана и еще больше предпринято плаваний.

После Камчатских экспедиций Россия продолжала уделять большое внимание развитию полярных исследований.

В начале XIX в. выдающийся вклад в разработку теоретических вопросов и организацию поисков Северо-Западного прохода внес первый русский кругосветный мореплаватель Иван Федорович Крузенштерн.

В 1815 г. по его проекту государственным канцлером Н.П. Румянцевым для открытия Северо-Западного прохода была снаряжена полярная экспедиция на бриге «Рюрик» под командой Отто Евстафьевича Коцебу. Эта знаменитая экспедиция, открывшая на северо-западе Америки обширный залив Коцебу, на основе наблюдений над течениями в Беринговом проливе сделала важный вывод о том, что существует сообщение между Тихим и Северным Ледовитым океанами, если не для судов, то для воды.

Одновременно Крузенштерн обосновал несостоятельность теории открытого моря в околополюсной области. Он опубликовал несколько статей, где высказал свои взгляды на природу Северного Ледовитого океана. В частности, он рассмотрел доказательства Барроу о том, «что Северный полюс окружен якобы морем или полярным бассейном, называемым льдом не покрытым». Еще в конце 1817 г. Барроу с восторгом сообщал Крузенштерну об удивительном явлении, которое наблюдали капитаны китобойных кораблей. Лед, столетиями окружавший восточные берега Гренландии, «разрушился и уничтожился», и поэтому многие китоловы, не встречая льдов, поднимались на север до 83° с.ш. Секретарь английского адмиралтейства утверждал, что стоит судам преодолеть пояс льдов, препятствующих доступу в открытый Полярный бассейн, как они смогут беспрепятственно «пройти чрез самый полюс из Атлантического океана в океан Великий». Крузенштерн скептически отнесся к гипотезе Барроу о существовании за ледяным барьером огромного Полярного бассейна, свободного ото льдов. Он находил, что ледовая обстановка в северных морях в различные годы бывает различной и вынос в 1816 и 1817 гг. огромных масс восточно-гренландских льдов отнюдь не означает, что корабли планировавшейся на 1818 г. английской экспедиции пойдут по чистой воде от Шпицбергена через Северный полюс к Берингову проливу. Он считал, что климатические условия с увеличением географической широты должны ухудшаться, а вместе с ними ухудшится и ледовая обстановка.

Предпринятые в начале XIX в. Россией экспедиции в район Берингова пролива дали мощный импульс арктическим путешествиям для поисков Северо-Западного морского прохода. Уже в 1818 г. английское адмиралтейство направило две экспедиции в Северный Ледовитый океан. Одна из них начала поиски Северо-Западного прохода со стороны моря Баффина и прошла некоторое расстояние проливом Ланкастер. Она приняла его за залив, так как в отдалении его пересекала земля, которую начальник экспедиции Дж. Росс назвал горами Крокера. (Неудача этой экспедиции тщательно была проанализирована Амундсеном.)

Вторая экспедиция под начальством Бухана (Бьюкенена) на судах «Доротея» и «Трент» направилась к Берингову проливу тем самым путем, которым в 60-х годах XVIII в. пыталась проникнуть экспедиция Чичагова. При этом, как отмечалось, англичане базировались на неосновательной гипотезе Барроу, что Северный полюс окружен свободным от льдов Полярным бассейном и стоит преодолеть ледяной пояс, как корабли пойдут беспрепятственно из Атлантического океана в Тихий. Но к северу от Шпицбергена Бьюкенена остановили льды, точно так же, как они некогда остановили русские корабли.

В марте 1819 г. английский парламент утвердил четыре премии за исследование как отдельных участков, так и всего Северо-Западного прохода. В общей сложности на поощрение английских мореплавателей парламент ассигновал сумму в 50 тыс. фунтов стерлингов. Это объяснялось ненадежностью стратегического положения Канады, так как английские фактории были сильно разбросаны и их число было невелико. Англии приходилось считаться на юге с «энтузиазмом» США, а на севере с «рьяным национализмом русских». Предпринятые Россией в начале века важные экспедиции в Арктику и в северную часть Тихого океана вызывали подозрение Англии и привлекали внимание ее разведывательной службы. Англия стремилась не допустить выхода Российского флота к северным берегам Америки и расширить свои территориальные владения на этом континенте, тем более что в то время появились мнения о возможных месторождениях золота на севере Канады и на Аляске.

В 1819 г. экспедиция под начальством Эдуарда Парри на судах «Грайпер» и «Гекла» прошла проливом Ланкастер к о-ву Мелвилл, где перезимовала, и осенью 1820 г. возвратилась в Англию. «Этим, — по мнению Амундсена, — был сделан гигантский шаг вперед, и имя Парри занимает одно из самых значительных мест в истории Северо-Западного прохода»3.

В 1821 г. Дж. Франклин по р. Коппермайн вышел на север, поставив цель достигнуть р. Маккензи, но смог доплыть лишь до залива Батерст. Вместе с тем, по словам Амундсена, его экспедиция «выяснила, что вдоль североамериканского берега тянется полоса открытого моря». Одновременно Парри отправился на Канадский Арктический архипелаг. Он открыл проливы Фьюри-энд-Хекла, доказав тем самым, что Баффинова Земля является островом, а не частью Американского материка. Из-за начавшейся цинги осенью 1822 г. Перри возвратился в Лондон. Русский посол Ливен сообщал в Петербург, что, «хотя исход экспедиции был в малой степени удовлетворительным, британское правительство далеко от того, чтобы отказаться от разрешения этой проблемы». И, действительно, в 1824—1825 гг. Парри предпринял третью попытку пройти Северо-Западным проходом. Ему удалось исследовать восточное побережье о-ва Сомерсет. Но льды не пропустили его корабли дальше к северу. В 1825 г. Англия отправила Франклина в Арктику с заданием осмотреть северные берега Америки от р. Маккензи до Берингова пролива. Одновременно со стороны Тихого океана была послана экспедиция на бриге «Блоссом» под командованием Бичи, которая должна была встретить Франклина в заливе Коцебу. Эта экспедиция исследовала значительный участок северного побережья Америки, открыв мыс Барроу, из района которого спустя столетие Амундсен предпринял свои первые полеты над льдами Арктики.

В свою очередь, Россия решила направить экспедиции к Южному полюсу и в Берингов пролив. Экспедиция Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и Михаила Петровича Лазарева открыла Антарктиду и провела широкие метеорологические наблюдения в Южной полярной области. Перед Северной дивизией М.Н. Васильева и Г.С. Шишмарева в составе судов «Открытие» и «Благонамеренный» была поставлена задача употребить «всемерное старание к разрешению великого вопроса касательно направления берегов и прохода в сей части нашего полушария, и именно Северо-Западного прохода. С другой стороны, ей предстояло повторить плавание Дежнева, только из Берингова пролива к устью Колымы, чтобы окончательно доказать, что Азия не соединяется с Америкой. В инструкции дважды подчеркивалось, что экспедиция должна, «сколько возможно, определить положение берегов, найти Северо-Западный проход и проникнуть каким бы то ни было средством в Северное море сей части Америки». Такое настойчивое подчеркивание главной задачи, заключавшейся в поисках прохода из Тихого в Северный Ледовитый океан, свидетельствовало о том, что русское правительство считало чрезвычайно важным решить эту географическую проблему.

Наблюдения Васильева и Шишмарева в 1820 и 1821 гг. в районе Ледяного мыса явились «обстоятельством, доказывающим неоспоримо свободное сообщение с морем, лежащим по сему направлению, что берег около Ледяного мыса не заперт льдами, так что при продолжительном южном ветре сей берег может быть совершенно чист от льда, а потому нет препятствий к тому, чтобы пройти вдоль сих берегов к востоку».

В окончательном решении проблемы Северо-Западного прохода важнейшая роль принадлежит также одной из самых выдающихся арктических экспедиций XIX в., которую возглавлял Ф.П. Врангель.

Для окончательного доказательства существования Северо-Западного прохода (как и Северного морского пути) нужно было либо совершить плавание из Тихого океана через Берингов пролив к устью Колымы (такая задача перед Васильевым и Шишмаревым ставилась, но не была выполнена), либо исследовать северный берег Азии от устья Колымы до района Колючинской губы. Эта часть побережья оставалась в то время белым пятном. Именно это и дало возможность Бурнею гальванизировать имевшую весьма почтенный возраст идею соединения Азии и Америки перешейком. Как известно, северными отрядами Второй Камчатской экспедиции был описан берег Ледовитого моря от Белого моря до мыса Большой Баранов. Поскольку же опись не была доведена до Берингова пролива, вопрос о существовании Северного прохода в Тихий океан оставался открытым.

Эта задача была решена в 1823 г. Пройдя к востоку за Северный мыс до Колючинской губы, Врангель окончательно доказал отсутствие перешейка, соединяющего Азию и Америку, и тем самым еще раз подтвердил как великое открытие Дежнева, так и существование Северо-Западного и Северо-Восточного проходов.

По словам Амундсена, в то время много больших брешей было пробито смелыми и гениальными полярными исследователями, стремившимися «освободить мир от загадочного мрака там на Севере»4. К их числу он относил Парри, в 1827 г. предпринявшего поиск пути из Атлантики в Берингов пролив через Северный полюс. До него же он надеялся добраться на «лодках-санях». К северу от Шпицбергена, который служил исходной базой, путешественникам удалось продвинуться по дрейфующим льдам до 82°45' с.ш., которую долгое время никому не удавалось превзойти. Однако вскоре дрейф усилился, и «течение стало уносить Парри к югу быстрее, чем он был в северном направлении». По образному выражению русских промышленников, экспедиции Парри оказались в «беличьем колесе» и вынуждены были вернуться в Англию.

Северо-Западный проход, Северный полюс и ледяные просторы океана по-прежнему ждали своих исследователей.

Английские и русские полярные путешественники очень интересовались научными результатами экспедиций друг друга. Примечательно, что Франклин приезжал в Петербург, где встречался с Врангелем и Крузенштерном, многократно им писал, посылал книги и получал материалы наблюдений, выполненных на северных берегах Азии, Америки и в Беринговом проливе.

Россия, в лице своего великого мореплавателя Крузенштерна, поддержала новые планы Росса, который имел мужество после первой неудачи организовать новые поиски Северо-Западного прохода.

19 марта 1829 г. Росс писал Крузенштерну: «Одно из судов экспедиции в честь Вас и как подтверждение Ваших заслуг и таланта я назвал «Крузенштерн». Если произойдет кораблекрушение, «Крузенштерн» станет нашим последним прибежищем, поэтому очень символично название этого судна как дань Вашему ценному Атласу Тихого океана»5.

Росс писал, что он вместе с племянником Джемсом Россом намерен исследовать северные берега Америки между точками, достигнутыми Парри и Франклином, а также между р. Маккензи и мысом Барроу. Россу не удалось пройти Северо-Западным проходом, но его путешествие представляло большой научный интерес.

«Этой экспедицией, — писал Амундсен, — были достигнуты большие результаты. Племянник Джона Росса, позднее столь знаменитый полярный исследователь капитан Джемс Кларк Росс нашел и определил местонахождение магнитного полюса. Также и в области географии чрезвычайно расширилось знакомство с этими областями, поэтому Джон Росс в значительной степени восстановил свою утерянную славу»6.

За четверть века (1816—1839 гг.) английскими и русскими экспедициями были подробно исследованы Берингов пролив и северные берега Америки. «Но все же, — отмечал Амундсен, — Северо-Западный проход не был найден»7.

В мае 1845 г. на судах «Эребус» и «Террор» отправилась экспедиция Франклина в Арктику для поисков Северо-Западного прохода и бесследно исчезла во льдах. Сначала в Британском адмиралтействе относились спокойно к отсутствию известий, так как она была рассчитана на три года, но по мере того, как проходила навигация за навигацией, тревога за судьбу путешественников возрастала. Одна за другой стали снаряжаться спасательные экспедиции. В течение семи лет в поисках Франклина и его спутников 19 судов обследовали районы Северо-Западного прохода со стороны Атлантики и Берингова пролива. На это было истрачено 10 млн р., потеряно во льдах восемь кораблей. Но все понапрасну. Ни одному мореплавателю не удалось напасть на следы исчезнувшей экспедиции, хотя попутно некоторые из них внесли вклад в исследование проблемы Северо-Западного прохода.

Вместе с тем, поскольку официальные власти прекратили поиски, Джейн Франклин, жена руководителя исчезнувшей экспедиции, решила собрать по подписке деньги на новое путешествие. Но их оказалось недостаточно. Тогда мужественная женщина продала свое имущество и выручила недостающую сумму. Этой экспедиции, которой командовал адмирал Леопольд Мак-Клинток, после двух лет поисков удалось обнаружить не только следы пропавших путешественников, но и в 1859 г. найти под грудой камней письменное сообщение. Оно гласило, что корабли «Эребус» и «Террор» зимовали во льдах под 70°05' с.ш. и 98°23' з.д. и что Франклин умер 11 июня 1847 г. Выяснилось, что все 137 участников экспедиции погибли.

«Ни одна полярная трагедия не потрясла человечество так глубоко, как трагедия Франклина и его спутников, — писал Амундсен. — Она повергла человечество в печаль, но заставила возобновить жестокую борьбу»8.

Именно выводы Мак-Клинтока впоследствии оказали решающее влияние на планы Амундсена. «Для окончательного сквозного плавания Северо-Западным проходом, — писал Амундсен, — наиболее существенное значение имели только путешествия сэра Ричарда Коллинсона и доктора сэра Джона Рэ. Английский адмирал Коллинсон прошел в 1850 году на «Энтерпрайз» в Берингов пролив и исследовал западный берег Земли Принца Альберта и Земли Уолластона, где и зазимовал. На следующий год он прошел через пролив Долфин-энд-Юнион в залив Коронейшен и дальше через пролив Диза, где принужден был снова зазимовать, в бухту Кэмбридж на южном берегу Земли Виктории. Его промеры и съемки этих узких и опасных проливов позднее сослужили большую службу экспедиции «Йоа». По моему мнению, сэр Ричард Коллинсон является одним из самых талантливых и смелых мореплавателей, когда-либо являвшихся миру. Он провел свое большое глубокосидящее судно по пути, где едва-едва хватило места для маленькой «Йоа». Но что еще изумительнее, он провел судно обратно и доставил его в целости домой. За свой геройский подвиг он получил незначительную награду. Его помощнику сэру Роберту Мак-Клюру, вынужденному оставить свой корабль «Инвестигейтор» в бухте Милосердия на северо-восточном берегу Земли Бэнкса и поэтому добравшемуся домой лишь с чужой помощью, досталась вся честь, и он и его команда получила половину обещанного вознаграждения (20 тысяч фунтов стерлингов) как открывших Северо-Западный проход. Обе эти экспедиции имели величайшее значение для сквозного плавания... Мак-Клюр нашел Северо-Западный проход, который был непроходим, а Коллинсон нашел путь, который был хотя и не вполне пригоден для обычного плавания, но все же был проходим»9.

Амундсен в своем обзоре истории поисков Северо-Западного прохода с восхищением и признательностью писал об исследованиях служащего компании Гудзонова залива сэра Джона Рэ, открывшего пролив Рэ, который отделяет Землю Короля Уильяма от материка, и картировавшего многие участки Северо-Восточной Америки.

Амундсен неоднократно подчеркивал, что исследования и открытия Рэ оказали колоссальную пользу для плавания «Йоа» Северо-Западным проходом. Он был убежден, что открытый им пролив Рэ является единственно доступным путем для плавания судов вдоль берегов Северной Америки. «Ведь это путь — единственный свободный от крупного губительного торосистого льда. По заслугам столь прославленный полярный путешественник, адмирал сэр Леопольд Мак-Клинток указал в своем отчете об экспедиции на «Фоксе» в 1857—1859 годах на этот путь и доказывал, что если когда-нибудь суждено будет открыть Северо-Западный проход, то он будет открыт, и именно этим путем»10.

Все это тщательно изучил Амундсен, готовясь вступить в «жестокую борьбу», чтобы вырвать из «когтей ледяного чудовища» Северо-Западный проход.

«Было известно, что существует морской путь вдоль северных берегов Америки, — писал Амундсен. — Но не знали, проходим ли он для судов, и никто еще не проплывал им. Эта неразрешенная задача не давала покоя, особенно тому, кто с самого детства был захвачен великой драмой франклинковской экспедиции и отдался всем существом.

И наше знание о пространстве открытого моря на запад было недостаточным, пока весь этот морской путь не был пройден на одном и том же судне, подобно тому, как это было с «Вегой», прошедшей Северо-Восточным проходом»11.

Примечания

1. Амундсен Р. Собр. соч.: В 5 т. Л.: Главсевморпуть, 1939. Т. 1. С. 15.

2. Цит. по: Пасецкий В.М. Очарованный надеждой. Л.: Гидрометеоиздат, 1970. С. 62.

3. Амундсен Р. Собр. соч. Т. 1. С. 18.

4. Там же. С. 19.

5. ЦГАВМФ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 223. Л. 9.

6. Амундсен Р. Собр. соч. Т. 1. С. 21.

7. Там же. С. 319.

8. Там же. С. 36.

9. Там же. С. 40—41.

10. Там же. С. 42.

11. Там же. С. 44.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.