Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Сага о Гренландии*

Бьярне Херьулфссон видит новую землю

Херьулф был сыном Борда Херьулфссона. Он был родичем Инголфа, одного из первых поселенцев в Исландии.

Инголф даровал Херьулфу и его людям землю между Вогом и Рейкьянесом. Херьулф сначала жил в Дрепстокке, жену его звали Тургерд, сына — Бьярне. Бьярне был добрый молодец, смолоду его влекли дальние странствия. Одну зиму он проводил в чужих землях, другую — дома, у отца; он приобрел богатство и славу.

Скоро у Бьярне был уже свой торговый корабль. В последнюю зиму, которую Бьярне провел в Норвегии, Херьулф вместе с Эйриком Рыжим ушел в Гренландию, оставив свой хутор.

На корабле Херьулфа был один норманн с Гебридских островов, исповедовавший христианскую веру. Он сочинил Хавъердингардроп. Там есть такой стих:**

Прошу праведного
Бога, чтобы мое плавание
прошло хорошо. Высочайший
владыка небесный,
простирай свою руку
надо мной.

Херьулф построил дом на Херьульфснесе, он был знатный человек. Эйрик Рыжий жил в Братталиде, все его уважали и слушали. У Эйрика были дети: Лейв, Турвалд и Торстейн. Дочь звали Фрёйдис. Она была замужем за человеком по имени Турвард, они жили в Гардаре, где теперь резиденция епископа. Фрёйдис была властная женщина, а Турвард ничего собой не представлял. Она вышла замуж за него ради богатства.

Тогда люди в Гренландии были язычники.

В тот самый год, когда отец весной ушел в море, Бьярне летом прибыл на своем судне в Эйрар (Исландия). Новости об отце запали ему в душу, он даже не стал разгружать корабль. Тогда товарищи спросили его, что он задумал. Он ответил, что по обычаю хочет провести зиму у отца. «Пойду в Гренландию, если вы пойдете со мной.» Все ответили, что сделают, как он решит.

Тогда Бьярне сказал: «А не опасно ли нам туда идти, ведь никто из нас не бывал в Гренландском море». И все-таки они при первой возможности вышли в море и плыли трое суток, пока земля не пропала за кормой. Но тут попутный ветер кончился, подул норд, сгустился туман, и понесло их неведомо куда. Это длилось много суток.

Наконец снова выглянуло солнце и они смогли определить стороны света. Опять подняли парус и шли так сутки. Тут они увидели землю. Стали гадать, что же это за земля, но Бьярне сомневался, что это Гренландия. Они спросили его, собирается ли он подходить к берегу. Он ответил: «Мой совет такой — подойдем поближе к этой земле». Они так и сделали и увидели, что гор в этой стране нет, но есть леса и низкие увалы.

Теперь они оставили землю слева по борту и стали удаляться в море. И шли они двое суток, пока не увидели новую землю. Команда спросила Бьярне, не Гренландия ли это. Он ответил, что этот край так же мало похож на Гренландию, как предыдущий, «потому что говорят, что в Гренландии должны быть большие ледники». Вскоре они приблизились к той земле и увидели, что она плоская, покрытая лесом.

В это время попутный ветер ослаб. Команда заговорила о том, что надо бы сойти здесь на берег. Но Бьярне был против. Они твердили, что нужно запастись дровами и водой, но Бьярне ответил: «Нет у вас нехватки ни в том, ни в другом». Команда ругала его за это.

Он велел поднять парус, так и сделали. Они повернули в море и трое суток шли с попутным юго-западным ветром, пока не увидели третью землю. Она была высокая, гористая и с ледниками.

Команда спросила Бьярне, может быть он причалит здесь, но он ответил, что не причалит, «потому что я не вижу большого толка в этой стране». Они не спустили парус, а продолжали идти вдоль берега и увидели, что это остров.

Они повернули в море и опять пошли с попутным ветром. Но ветер крепчал, и Бьярне велел зарифить парус, оставить не больше того, что могут выдержать судно и снасти.

Шли они еще четверо суток и увидели четвертую землю. Спросили Бьярне, как он думает, это Гренландия или нет. Он ответил: «Это больше всего похоже на то, как мне описывали Гренландию, тут мы подойдем к берегу». Они сделали так, и под вечер пристали к мысу. У этого мыса стояло другое судно, а наверху жил Херьулф, отец Бьярне. Мыс с той поры называется Херьулфснес.

Тут Бьярне поднялся в дом к своему отцу. Он больше не ходил на запад, жил у Херьулфа до самой его смерти, и после него жил там сам.

Так заканчивается эта глава саги.

Лейв Эйрикссон открывает Винланд

Дальше (после смерти короля Улава Трюгвессона в 1000 г.) случилось то, что Бьярне Херьулфссон отправился из Гренландии к Эйрику Ярлу (в Норвегию), и Ярл очень хорошо его принял. Бьярне поведал о своих странствиях, перечислил края, которые видел, и люди говорили, что он был не больно-то любознателен, если ему больше нечего рассказать об этих землях, и крепко пеняли ему за это.

Бьярне стал дружинником Ярла и на следующее лето отплыл в Гренландию.

Тогда стали много толковать о походах в новые земли. Лейв, сын Эйрика Рыжего из Братталида, пришел к Бьярне Херьулфссону, купил его корабль и набрал команду, всего тридцать пять человек.

Лейв просил своего отца Эйрика возглавить этот поход. Эйрик отказался — дескать, он слишком стар стал, силы не те, что прежде. Лейв напомнил, что он самый удачливый предводитель в их роду. Эйрик уступил его уговорам, и, как только были закончены сборы, они сели на коней и поехали из дому. Когда до судна оставалось совсем немного, конь Эйрика споткнулся, Эйрик упал и повредил себе ногу. И он сказал: «Не судьба мне найти еще новую землю, кроме здешней. Видно, нам больше не плавать вместе».

Эйрик вернулся домой в Братталид, а Лейв поднялся на корабль со своими людьми, числом тридцать пять. С ними был один южный человек, его звали Турком.

И они стали готовиться к отплытию, и, как только все было сделано, вышли в море; сперва они достигли земли, которую Бьярне открыл последней. Подошли к берегу, бросили якорь, спустили на воду лодку и высадились, но нигде не увидели травы. Вдали начинались большие ледники, а между ледниками и морем был сплошной гладкий камень. Ничего-то доброго они тут не нашли.

Тогда Лейв сказал: «Во всяком случае про нас никто не скажет, что мы, как Бьярне, даже не побывали на берегу. Я дам этой земле имя, пусть называется Хеллюланд». И они вернулись на борт корабля.

Они вышли в море и обнаружили вторую землю. Снова приблизились к берегу, бросили якорь, спустили на воду лодку и высадились. Местность была плоская и лесистая, и куда бы они ни пошли, всюду был отлого спускающийся к воде белый песчаный берег. И Лейв сказал: «Какой тут край, такое имя ему дадим, — пусть называется Маркланд (Лесная страна)». Потом они не мешкая вернулись на судно.

С попутным северо-восточным ветром они опять вышли в море и плыли двое суток, прежде чем увидели землю. Пошли к ней, и встретился им остров, лежащий к северу от той земли. Они высадились на него, осмотрелись. Погода была хорошая. Трава была покрыта росой, и некоторые, смочив ею руки, подносили их ко рту и говорили, что никогда не пробовали такой сладости.

Потом они вернулись на корабль и вошли на нем в пролив, разделяющий остров и мыс, который протянулся от большой земли на север. Они поплыли западнее мыса. В отлив здесь было очень мелко. Корабль сел на мель, и море отступило далеко. Но им так не терпелось ступить на берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши там, где из озера вытекала речка.

Как только вода поднялась опять, они сели в лодку и завели корабль в речку, а по ней — в озеро. Здесь они бросили якорь, снесли на берег кожаные мешки и соорудили себе жилье. Потом решили зазимовать и построили большие дома.

И в реке, и в озере было много лосося, притом такого крупного, какого они прежде не видели. Край был благодатный, и им явно не нужно было запасать фураж на зиму. Зимой не было морозов, и трава почти не пожухла. Сутки были ровнее, чем в Гренландии и Исландии. В середине зимы у солнца был эйктарстад и дагмоластад (то есть в самый короткий день солнце светило и около трех дня и утром во время завтрака).

Когда они кончили строить дома, Лейв сказал: «Теперь я разделю команду на два отряда и мы разведаем край. Один отряд остается дома, другой будет изучать страну; но далеко не уходить, чтобы к вечеру можно было вернуться домой, и всем держаться вместе». Так и повелось, причем Лейв то ходил с разведчиками, то оставался дома.

Лейв был высокий, сильный, любо поглядеть. Он был умен, сдержан и всеми уважаем.

Как-то вечером оказалось, что пропал один человек; это был южанин Турок. Лейв горевал, потому что Турок долго жил у его отца и очень любил Лейва, когда тот был еще ребенком. Лейв крепко побранил спутников Турка и отправился его искать, взяв с собой двенадцать человек. Только они отошли немного от домов, как увидели идущего им навстречу Турка. Они очень обрадовались ему. А Лейв сразу заметил, что Турок несет какую-то чепуху.

У Турка был крутой лоб и маленькое веснушчатое лицо с бегающими глазами, он был хлипкий, малорослый, но умел хорошо мастерить.

Лейв спросил его: «Почему ты так задержался, отчим, почему от других отстал?» Турок сначала долго говорил по-немецки, вращал глазами и делал гримасы, но его никто не понимал. Потом он сказал на языке норманнов. «Я прошел немного дальше вашего, зато у меня есть новости: я нашел винное дерево и виноград». «Это правда, отчим?» спросил Лейв. «Конечно, правда, — ответил Турок, — ведь я родился в краю, где вдоволь и винного дерева, и винограда». Ночь они спали, а утром Лейв сказал своим людям: «Теперь мы будем делать две работы и сменяться через день. Будем собирать виноград и рубить винное дерево и другой лес, чтобы было чем загрузить корабль». Так и сделали. Говорят, что лодку доверху нагрузили виноградом.

Они заготовили достаточно леса. Весной они закончили все дела и отплыли. Лейв дал стране имя, связанное с природными богатствами, он назвал ее Винланд.

Они вышли в море, и был добрый попутный ветер, и они увидели Гренландию — горы, покрытые ледниками. Тут команда спросила Лейва: «Почему ты держишь так круто к ветру?» Лейв ответил: «Не бойтесь, я не собьюсь с пути, да не за одним только курсом смотреть надо, вы разве не приметили?» Они ответили, что не видят ничего необычного. «Не знаю, — сказал Лейв, — что это там виднеется — камень или корабль». Тут и остальные приметили что-то; они сказали, что это камень. Но у Лейва глаза были зорче, он различил на камне людей.

«Надо идти к ветру, — сказал Лейв, — чтобы помочь им. А если это люди недобрые, то ведь сила на нашей стороне».

Они подошли к камню, убрали парус, бросили якорь и спустили на воду вторую лодку. И Турок спросил, кто старший (у потерпевших кораблекрушение). Тот отозвался, сказал, что его имя Туре и он норманнского рода. И Лейв назвался. «Ты сын Эйрика Рыжего из Братталида?» — спросил тот. Лейв сказал, что да, «А теперь переходите все на мой корабль и берите с собой столько добра, сколько мы сможем увезти».

Они сделали так, и корабль пошел со всем грузом по Эйриксфьорду до Братталида. Здесь они сняли груз. Потом Лейв пригласил Туре и его жену, Гюдрид, и еще троих пожить у него. Нашел на зиму жилье и для остальной команды, как для своих людей, так и для товарищей Туре.

Лейв снял с камня пятнадцать человек. С той поры его прозвали Лейвом Удачливым. Так он приобрел и богатство, и славу.

Зимой Туре и его товарищей поразила тяжелая болезнь. Туре умер, умерли и многие его люди. В ту зиму умер также Эйрик Рыжий.

Плавание Турвалда Эйрикссона

О походе Лейва в Винланд много толковали. Его брат Турвалд говорил, что они слишком мало земли разведали. Лейв сказал Турвалду: «Если тебе охота, брат, иди в Винланд на моем корабле. Но сперва корабль снимет с камня лес Туре, который там остался». Так и сделали.

Турвалд собрался в поход с командой в тридцать человек, и брат его Лейв дал ему советы. Они снарядили судно и вышли в море, а дальше про плавание нечего рассказывать, пока они не пришли в Винланд, к домам Лейва. Здесь они вкатили корабль на берег и всю зиму провели на одном месте, а кормились рыбой, которую ловили.

Но весной Турвалд сказал, что надо готовить корабль, и пусть несколько человек летом пойдут на лодке вдоль берега на запад, чтобы разведать те края. Они увидели красивую страну, с густым лесом, который подходил совсем близко к морю. Увидели белые песчаные берега, много островов и отмелей. Нигде не было следов людей или животных, но на одном острове на западе они нашли деревянные вешала для сушки зерновых. Больше никаких признаков человека не было, они повернули обратно и осенью вернулись к домам Лейва.

На следующее лето Турвалд на корабле пошел уже на восток, потом дальше, вдоль северной окраины страны. У одного мыса их настиг сильный ветер, они сели на мель и повредили киль. И надолго задержались, пока чинили корабль. Турвалд сказал своим людям: «Сделаем новый киль на этом мысу и назовем мыс Хьяларнес (Килевой мыс)». Они так и сделали.

Оттуда они поплыли вдоль берега на восток, свернули в первый же фьорд и подошли к выступающему мысу. Он был весь покрыт лесом. Здесь они причалили и спустили сходни, и Турвалд сошел на берег со всей командой.

Он сказал: «Здесь хорошо, здесь я бы поселился».

Они вернулись на корабль, но тут увидели на берегу за мысом три бугорка. Подошли ближе — оказалось, что это лодки из кож, а под каждой лодкой по три человека. Турвалд и его товарищи разделились и всех взяли в плен, только один успел уйти на лодке. Остальных восьмерых они убили, потом вернулись на мыс, а с него различили в глубине фьорда что-то вроде жилья.

После того на них напала такая усталость, что они не выдержали, уснули все. Вдруг над ними раздался крик, так что они сразу проснулись. Вот что они услышали: «Проснись, Турвалд, проснитесь, люди Турвалда, если жизнь дорога. Садитесь все на корабль и поскорее уходите в море!»

Тут в глубине фьорда показалось множество кожаных лодок, которые шли прямо на них. Турвалд сказал: «Поставим вдоль борта щиты и будем обороняться, но сами на рожон не полезем». Они так и сделали. Туземцы (скрелинги) обстреляли их, потом обратились в беспорядочное бегство.

Турвалд спросил своих людей, есть ли раненые, они ответили, что нет. «Меня ранило подмышкой, — сказал он. — Стрела прошла между бортом и щитом и впилась в бок. Вот эта стрела, теперь мне конец. Мой совет вам — не мешкая уходите домой. Но сперва отнесите меня на мыс, где мне так хотелось построить себе дом. Может быть, судьба говорила моими устами, когда я сказал, что поселюсь там. Похороните меня, поставьте крест у головы и ног, и пусть это место наперед всегда называется Корснесет (Крестовый мыс).»

В Гренландии уже ввели христианство, но Эйрик Рыжий умер до этого.

Турвалд умер. Они сделали все, как он велел, потом подняли парус и встретили других участников экспедиции и рассказали друг другу, что нового узнали.

Зиму они прожили там (в домах Лейва), собирая виноград и заготавливая винное дерево, чтобы загрузить корабль. На следующую весну они собрались в обратный путь в Гренландию и пришли на корабле в Эйриксфьорд. Большие новости услышал от них Лейв.

Неудачный поход Торстедна Эйрикссона

...Торстейн Эйрикссон задумал пойти в Винланд, чтобы забрать тело своего брата Турвалда. Он снарядил тот же корабль и подобрал команду, самых сильных и рослых. Всего он взял с собой двадцать пять человек и еще свою жену Гюдрид. Как только они собрались, так и вышли в море, и скоро земля скрылась за кормой.

Все лето они блуждали в океане и не знали, где находятся. Когда же минула первая неделя зимы, они сошли на берег в Люсефьорде в Вестербюгдене, в Гренландии...

Турфинн Карлсэвне идет в Винланд осваивать новые земли

В то же лето (когда Гюдрид, вдову Торстейна, привезли в Эйриксфьорд) пришел в Гренландию корабль из Норвегии. Хозяина корабля звали Турфинн Карлсэвне, он был сын Турда Лошадиной головы, сына Снорре, сына Турда из Ховде. Турфинн Карлсэвне был богатый человек. Зиму эту он прожил у Лейва Эйрикссона в Братталиде. Вскоре Турфинн полюбил Гюдрид и попросил ее руки, но она сказала, что на это должен ответить Лейв. Ее обручили с ним, и в ту же зиму сыграли свадьбу.

По-прежнему много толковали о Винланде. И Гюдрид, и другие настойчиво уговаривали Карлсэвне идти туда. Наконец решили, что надо плыть; набрал он себе команду из шестидесяти человек, а сверх того взял пять женщин. Карлсэвне и его люди условились, что каждому причтется равная доля добычи, которую они возьмут в той стороне. Они везли с собой всяких домашних животных, потому что задумали поселиться там, если можно. Карлсэвне просил Лейва уступить дома, которые он построил в Винланде, но Лейв ответил, что пусть они пользуются домами, однако совсем он их не отдаст.

Они вышли в море, благополучно достигли домов Лейва и снесли на берег свои кожаные мешки. Вскоре они взяли хорошую добычу, потому что к берегу прибило кита. Кит был огромный, тяжелый, и они отправились туда и разделали тушу, так что на всех хватило еды.

Коровы паслись на берегу, но вскоре стали беспокойными, и с ними стало трудно справляться. Ведь у них был с собой только один бык.

Карлсэвне велел валить лес и снимать кору с бревен, заготовить груз для судна. На сушку лес складывали на горе. Все, чем богат тот край, они брали: виноград, разную дичь, рыбу и прочее.

Кончилась первая зима, наступило лето. И тут они увидели туземцев (скрелингов) — из леса вышла целая толпа. Поблизости пасся скот, и бык вдруг принялся грозно мычать. Туземцы перепугались и бросились в разные стороны со своей кладью, а принесли они с собой беличьи и собольи шкурки и всякие кожаные изделия. Гости прибежали на двор Карлсэвне, но он поставил у дверей охрану и не пустил их в дома. Они не понимали друг друга, так как не знали языка. Туземцы сняли с плеч свою кладь, развязали тюки и предложили свои товары. Взамен они хотели получить оружие, но Карлсэвне запретил своим людям его продавать.

Он придумал другое, он сказал женщинам, чтобы вынесли молоко, и как только туземцы увидели молоко, так уже больше ничего покупать не хотели. И вышло так, что туземцы свою покупку унесли в животе, а Карлсэвне и его людям достались мешки и шкуры. Потом туземцы ушли.

После этого Карлсэвне велел обнести двор крепкой изгородью и они приготовились (к обороне). В это время Гюдрид, жена Карлсэвне, родила мальчика, который получил имя Снорре.

Лишь зимой следующего года к ним опять пришли туземцы, их было гораздо больше, чем в прошлый раз, но товары они предложили те же. Карлсэвне сказал женщинам: «Вынесите такие товары, которые лучше всего брали в прошлый раз, а больше ничего не выносите». Когда скрелинги увидели товар, они стали бросать свои тюки через изгородь.

Гюдрид сидела в дверях возле колыбели, в которой лежал ее сын Снорре, вдруг на дверь упала тень, и вошла женщина в черном узком платье. Она была небольшого роста, голова обвязана лентой, волосы светло-коричневые, лицо бледное, а глаза огромные, таких прежде ни у кого и не видывали. Она подошла прямо к Гюдрид и спросила: «Как тебя звать?» «Меня звать Гюдрид, а как твое имя?» «Мое имя Гюдрид», — ответила та. Тогда настоящая Гюдрид протянула ей руку, чтобы посадить ее рядом с собой. Вдруг что-то грохнуло, и женщина исчезла.

В эту самую минуту один из людей Карлсэвне убил туземца, который попробовал украсть оружие. Тут все туземцы кинулись наутек, побросали и товары, и одежду. А женщину в черном платье кроме Гюдрид никто не видел.

«Теперь надо держать ухо остро, — сказал Карлсэвне. — Сдается мне, они придут в третий раз, придут с большим войском и недобрыми мыслями. А мы вот как поступим: десять человек будут ходить на виду на мысу, а все остальные пойдут в лес и вырубят расчистку для скота, его мы перегоним туда, когда из леса выйдет войско. А сами возьмем быка и пустим его перед собой».

Там, где они задумали встретить войско, с одной стороны лежало озеро, с другой — был лес. Как Карлсэвне сказал, так и сделали, и туземцы вышли туда, где он хотел дать им бой. И завязалась схватка, и много туземцев погибло. Среди туземцев был один высокий и могучий воин, Карлсэвне сказал, что это, наверно, вождь. Один туземец поднял с земли секиру, сперва посмотрел на нее, потом замахнулся на одного из своих и ударил так, что тот упал замертво. Тогда рослый воин взял секиру, осмотрел ее и изо всех сил забросил в воду. После этого они беспорядочно отступили в лес, и на том битва кончилась.

Карлсэвне и его люди провели здесь еще целую зиму, но весной Карлсэвне объявил, что больше не хочет тут оставаться. Пора плыть в Гренландию. Они собрались в путь и заготовили всякий добрый товар — винное дерево, виноград, шкуры и меха. Они вышли в море, благополучно добрались до Эйриксфьорда и тут зазимовали.

Поход Фрёйдис Эйриксдаттир

И опять много говорили про Винланд, что стоит туда ходить, ведь такой поход, как оказалось, приносит и богатство, и славу. В то самое лето, когда Карлсэвне вернулся из Винланда, в Гренландию пришел корабль из Норвегии. Его привели два брата, Хельге и Финнбуге, и они решили зимовать в Гренландии. Братья были рода исландского, из Аустфьурдене.

Но сперва расскажем о Фрёйдис Эйриксдаттир. Она выехала из своего дома в Гардаре, чтобы встретить двух братьев, Хельге и Финнбуге, и предложила им пойти вместе с ней в Винланд, посулила им половину всей добычи от похода. Они на это согласились. Потом она пошла к своему брату Лейву и попросила его отдать ей дома, которые он построил в Винланде. Однако он ответил, как прежде, что пользоваться ими разрешает, но совсем их не отдаст.

Братья и Фрёйдис договорились, что каждый берет на своем корабле по тридцать воинов, кроме женщин. Но Фрёйдис с самого начала нарушила уговор, она взяла на пять воинов больше и спрятала их, братья об этом не знали, пока не пришли в Винланд.

И вот они отплыли, и у них было условлено, сколько идти вместе. Корабли шли недалеко друг от друга, но братья причалили немного раньше и отнесли кладь в дома Лейва. Когда же Фрёйдис и ее люди высадились на берег, они тоже разгрузили свой корабль и отнесли кладь к домам. И Фрёйдис сказала: «Почему вы принесли свои вещи сюда?» «Потому что мы думали, что все наши уговоры должны выполняться». Она сказала: «Лейв мне разрешил пользоваться домами, не вам».

«Мы не можем меряться с тобой злонравием», — ответили братья. Они вынесли из дома свое добро и поставили себе отдельный дом поодаль от моря, на берегу озера, и все очень хорошо устроили, а Фрёйдис в ту пору велела рубить лес, готовить груз для корабля.

Наступила зима, и братья предложили устроить игры и придумать иные занятия. Так и шло некоторое время, но потом люди стали плохо говорить друг про друга и начались распри, а забавам пришел конец. Люди из одного лагеря больше не ходили в другой. Вот как проходила та зима.

Однажды рано утром Фрёйдис встала и оделась, но не обулась, хотя пала обильная роса. Накинула плащ мужа и пошла к дому, где жили братья. Подошла к двери, а кто-то из тамошних только что выходил и оставил ее приоткрытой. Она отворила дверь и остановилась на пороге, ничего не говоря.

Финнбуге лежал в глубине комнаты, он не спал. Он сказал: «Что тебе надо здесь, Фрёйдис?» Она ответила: «Встань и выйди ко мне, мне надо с тобой переговорить». Он сделал так, они подошли к бревну, которое лежало подле дома, и сели на него.

«Ну, как тебе здесь нравится?» — спросила она. Он ответил: «Я доволен страной и ее богатствами, но плохо, что между нами начались распри, по-моему, для них нет никакой причины». «Верно, — сказала она, — и я так думаю. А пришла я вот с каким делом, хочу поменяться с вами, братьями, кораблем, потому что ваш корабль больше, а я задумала уйти отсюда». «Ладно, идет, — сказал он, — если это тебя устроит». И они расстались, она пошла домой, а Финнбуге снова лег.

Она легла в постель, а ноги у нее были холодные, это разбудило Турварда, он спросил почему она такая холодная и мокрая. Она с яростью ответила: «Я ходила к братьям, хотела поменяться кораблями, потому что мне нужен корабль побольше, но они так взбеленились, что побили меня и издевались надо мной. А ты, трус, не можешь отомстить ни за мой, ни за свой позор; здесь не Гренландия, но я разойдусь с тобой, если ты не отомстишь».

В конце концов он не выдержал и велел своим людям подняться и взять оружие. Они сделали так и пошли прямо к дому, где жили братья, вошли к спящим и стали их вязать и по одному выводили во двор. Фрёйдис велела убивать каждого, кого выводили.

Когда все мужчины были убиты, остались женщины, их никто не хотел убивать. Тогда Фрёйдис сказала: «Дайте мне секиру». Ей дали секиру, и она убила пятерых женщин, которые там были; они лежали мертвые, когда она вышла из дома.

Совершив это злодейство, они вернулись в свои дома; и было видно, что Фрёйдис очень довольна, и она сказала своим людям: «Если мы благополучно вернемся в Гренландию, я убью того, кто хоть словом обмолвится, что здесь было. Скажем, что они остались, когда мы пошли домой».

Ранней весной они снарядили корабль, который принадлежал братьям, и погрузили на него столько добра, сколько корабль мог взять. И они вышли в море, и все было гладко; в начале лета они пришли в Эйриксфьорд. Они застали здесь Карлсэвне, он только что кончил снаряжать свой корабль и ждал попутного ветра, и люди говорят, что еще никогда из Гренландии не выходило такое богатое судно.

Примечания

*. Выделения шрифтом в тексте саг сделаны автором книги.

**. Переведено без соблюдения размера по подготовленному Финнюром Юнссоном изданию «Скалдедиктнинген», т. 8. ч. 1, стр. 167.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.