Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Конунги. Королевства

Во всех скандинавских странах в IX—X вв. происходило разложение доклассовых родовых порядков, складывались предпосылки феодального строя. Экспансия норманнов — отчасти порождение социально-экономического развития Скандинавии; с другой стороны, в большой мере она оказала свое воздействие на генезис классового общества на севере Европы. Но в политической истории отдельных стран Севера в тот период существовали большие различия.

Как мы уже знаем, при Харальде Прекрасноволосом началось объединение до того обособленных о6-ластей, фюльков (fylki, буквально «племя», «народ»). Завоевывая одну область за другой и добиваясь либо подчинения, либо изгнания местной знати, Харальд создавал свое королевство. Наибольшим влиянием он пользовался в Западной Норвегии, где находились его личные владения. Королевство Харальда сохраняло немало черт племенного союза, но со временем, при преемниках его, стало превращаться в государственное образование. Те родовитые люди, которые изъявили покорность Харальду, сделались его наместниками, других конунг заменил верными себе людьми. Викингов он обуздывал и, по свидетельству саг, даже совершил экспедицию против островных баз викингов в Северной Атлантике. Единство Норвегии в первой половине X в. в немалой мере еще было эфемерным: враждовали между собой сыновья Харальда, правившие в отдельных областях, обособленность которых не могла быть легко преодолена. Непосредственной опорой конунга оставалась еще дружина, включавшая в себя его приверженцев.

После смерти Харальда Прекрасноволосого (около 940 г.) правление Норвегией перешло к его сыну, Эйрику Кровавой Секире, получившему свое прозвище за убийство нескольких братьев. Но это был более викинг, чем государь, и внутри Норвегии он держал себя приблизительно так же, как и во время набегов на другие страны. В жены себе он взял Гуннхильду, дочь датского конунга Горма Старого. Исландский скальд Эгиль Скаллагримссон, смертельный враг Эйрика, называет его губителем народа, нарушителем законов и братоубийцей, а его супругу винит в том, что она подстрекала Эйрика на злодеяния. Насколько справедливы эти обвинения, судить трудно. Но через несколько лет Эйрик был изгнан из своего королевства. Его место занял младший сын Харальда. Прекрасноволосого — Хакон, воспитанный при дворе английского короля Этель-стана.

В противоположность Эйрику, Хакон заслужил в народе прозвище Доброго за то, что отказался от взимания поборов, введенных Харальдом. При нем были учреждены новые судебные собрания в областях, пересмотрено содержание судебников. Хакон придал более организованную форму ополчению, которое было призвано оборонять побережье Норвегии: от каждого приморского фюлька должно было выставляться определенное число боевых кораблей с командой из местных жителей. Попытки Хакона распространить в Норвегии христианство натолкнулись на сопротивление бондов Трандхейма (Северо-Западная Норвегия), упорно державшихся старых богов и обрядов и вынудивших конунга принимать в них участие. Хакону даже приходилось скрывать от подданных то, что в Англии он перешел в новую веру.

Хакон погиб в борьбе против сыновей Эйрика Кровавой Секиры, и один из них — Харальд Серый Плащ — стал конунгом Норвегии. В сагах сохранилась недобрая память о сыновьях Эйрика. Вину за неурожаи и голод, свирепствовавшие в Норвегии в то время, авторы саг возлагали на этих непопулярных в народе правителей. Это объясняется, очевидно, тем, что, проводя политику укрепления своей власти, они не останавливались перед жестокостью и не щадили знатных людей.

Дания между тем переживала время политического упадка. В 90-е годы IX в. датчане потерпели сильные поражения в Бретани и во Фландрии и оказались не в состоянии успешно сопротивляться нападению шведов. Шведский конунг Олуф захватил южную часть Ютландии, он и его преемники на несколько десятилетий утвердились в Хедебю и прилегающих областях. Возможно, что шведские викинги при этом стремились к захвату важных торговых путей, связывавших Хедебю с Биркой и Балтику с Северным морем. Владычество шведов в Южной Дании длилось до середины 30-х годов X века. В 934 г. германский король Генрих Птицелов нанес поражение шведскому предводителю Гнупе и вынудил его принять крещение. Вскоре после этого шведы потеряли Хедебю.

Внутренние неурядицы в Дании и Норвегии развертывались на фоне непрекращавшейся активности викингов в других странах. К концу IX в. нападения норманнов на Северную Францию приобрели особенно опасный характер. В 885 г. в районе Сены появилось большое войско. Сопровождавший его флот насчитывал, по оценке современников, до 700 одних лишь крупных кораблей. Под Парижем собралось якобы 30—40 тыс. норманнов, часть которых пришла сюда вместе со своими семьями. Целью этого нашествия, масштабы которого крайне преувеличены, был, очевидно, захват земель для расселения. Защитники Парижа упорно сопротивлялись. Во главе его гарнизона стоял граф Одо. Норманны применили осадные машины, но не смогли прорваться в город ни с суши, ни по Сене. Лишь на следующий год французский король Карл Толстый подступил с войском к Парижу, чтобы оказать помощь осажденным. Норманны взяли выкуп, но вместе с тем получили возможность двинуться дальше вверх по Сене. Одним из последствий этого события явилось низложение в 887 г. обнаружившего свою неспособность Карла Толстого и избрание на французский престол Одо, храброго защитника Парижа.

На рубеже IX и X вв. войско норманнов, действовавшее в Северной Франции, распалось. Одному из их отрядов удалось обосноваться на полуострове Котантен. Его предводитель Роллон, по французским источникам датчанин, по исландским сагам — норвежец (по имени Рольф), получил в 911 г. эту часть Франции в лен от французского короля Карла Простоватого. С этого времени Роллон формально стал считаться его вассалом-герцогом, обязанным верностью королю, и должен был защищать страну от нападений викингов. Фактически же новообразованное герцогство было совершенно независимо от слабых западнофранкских государей, как и от датских конунгов. Роллон действительно оборонял Северную Францию от набегов своих соплеменников, но делал это, исходя исключительно из собственных интересов, и, когда это ему казалось нужным, нарушал вассальную присягу.

Скандинавы сразу же приступили к заселению полуострова. Воины получали земельные владения по обоим берегам Сены, вплоть до Пикардии на востоке и Бретани на западе. Судя по географическим названиям с типичными скандинавскими корнями и окончаниями, здесь расселилось значительное количество датчан и норвежцев. Не случайно это герцогство стало называться Нормандией. Со временем пришельцы с Севера смешались с местным населением. На их общественные порядки оказали большое влияние феодальные отношения, уже сложившиеся в основном в Северной Франции к моменту создания герцогства. В конце XI в. историк Адемар говорил, что все норманны позабыли свой родной язык и говорили только на романском (т. е. на старофранцузском). Разрыв новых жителей Северной Франции с традициями викингов ознаменовался, в частности тем, что уже в 912 г. Роллон и его сподвижники приняли крещение. Но политические порядки, сложившиеся в Нормандии, оказались весьма устойчивыми. В X и XI вв., когда французское государство раздиралось усобицами и короли были бессильны их обуздать и даже подчас с трудом удерживали престол, герцоги Нормандии твердо правили своими подданными.

Как уже говорилось, положение норвежцев в Ирландии после того, как в 901 г. они потеряли Дублин, сильно пошатнулось. Кроме того, к началу X в. довольно далеко зашел процесс смешения осевших на острове скандинавов с ирландцами1. Ирландский анналист пишет об этом времени: «В каждом округе был норвежский конунг, в каждом клане — хавдинг, в каждой церкви — аббат, в каждой деревне — судья, в каждом доме — воин». Норвежцы приняли христианство, а один из их правителей того времени даже постригся в монахи. Но освободительная борьба ирландцев против норвежских конунгов продолжалась. В 980 г. норвежцы потерпели новое сильное поражение. Ирландский вождь Бору Бриан объединил вокруг себя всю южную часть страны. 23 апреля 1014 г. при Клонтарфе (севернее Дублина) произошла решающая битва. Несмотря на гибель Бору Бриана, ирландцы разбили норвежцев. Однако в среде победителей тут же начались раздоры, и объединения Ирландии не произошло. Скандинавы не были изгнаны с острова. Напротив, сюда приплывали новые корабли с переселенцами. Между Ирландией и странами Севера по-прежнему процветала торговля.

В Англии нажим скандинавских завоевателей на местное население, столь сильный в предшествовавшие десятилетия, на рубеже IX и X вв. также ослабел. Как и в Ирландии, завоеватели, не расставаясь с оружием, постепенно переходили к мирной жизни. И здесь началась христианизация, связанная с отказом от привычного для скандинавов мира представлений и норм поведения, с утратою духовного контакта с остававшейся еще языческой родиной. Но, в отличие от герцогства Нормандии, в Восточной Англии не сложилось единого государственного образования скандинавов: области «датского права» распадались на отдельные самоуправляющиеся районы, во главе которых стояли самостоятельные предводители, именовавшиеся ярлами или конунгами. Они могли объединяться для проведения совместной военной кампании против англосаксов, но политически скандинавские поселения в Англии оставались разрозненными. Поскольку же в войне против датского нашествия неизбежно происходило сплочение англосаксов, то соотношение сил в борьбе, столь неблагоприятное для местного населения в IX в., стало изменяться в пользу правителей Уэссекса.

Мы уже знаем, что важные сдвиги в этом направлении наметились при короле Альфреде. Полностью результаты начатых им военных преобразований сказались в начале X в., когда часть датских колоний в Восточной Англии признала власть уэссекского короля. Немалое число скандинавских вождей поступило к нему на службу. Многочисленные крепости, построенные в отвоеванных у датчан графствах, с размещенными в них гарнизонами и связанные с местными ополчениями, предохраняли эти районы от новых неожиданных захватов. Сохранившиеся от этого времени документы, которые скрепляли сделки о купле-продаже земли, заключенные между датчанами и англосаксами, — свидетельство мирных отношений между обоими народами.

Уэссекским королям удалось нанести в 910 г. сильное поражение датчанам, захватившим Нортумбрию. Тем самым, казалось бы, они обезопасили себя и со стороны северо-востока. Однако ослабленные этим разгромом датские вожди в Нортумбрии оказались не в состоянии противиться новым нападениям извне, и в 919 г. явившиеся из Ирландии норвежцы основали новое королевство с центром в Йорке. Это событие заставило всех других, остававшихся до того независимыми правителей искать защиты и поддержки у короля Уэссекса Эдуарда. Его преемник, Этельстан, захватил и Йорк, распространив тем самым свою власть на всю Англию. Вторжение норвежских правителей Ирландии в Англию было отбито (937 г.). Согласно поэме, посвященной этой битве («Битва при Брунанбурге»), среди погибших норвежских викингов было пять конунгов, а верховный их вождь Олаф с трудом спасся, бежав в Ирландию. В последующие годы (после смерти Этельстана) норвежцам временно удалось вернуть себе Йорк и другие территории на севере Англии, но к середине 40-х годов они были вновь изгнаны. Воюя с норвежскими викингами из Ирландии, Этельстан в то же время установил дружественные связи с конунгом Норвегии Харальдом Прекрасноволосым. Борьба с разбоем викингов объединяла, интересы правителей Англии и Норвегии. Харальд Норвежский прислал Этельстану в подарок богато украшенный корабль под пурпурным парусом. Более того, при дворе Этельстана, как мы знаем, воспитывался сын конунга Харальда — Хакон (будущий норвежский конунг Хакон Добрый).

Отношения между английскими и норвежскими государями изменились, однако, после смерти Харальда Прекрасноволосого. Когда его сын, Эйрик Кровавая Секира, был изгнан из Норвегии сторонниками Хакона — воспитанника Этельстана, он объявился в Нортумбрии. Местные скандинавские поселенцы увидели в нем вождя, способного восстановить их независимость от королей Англии. Провозглашение Эйрика конунгом Йорка привело к войне с королем Англии и викингами Ирландии. В результате Эйрик был изгнан, но затем вновь возвратился в Нортумбрию.

О его правлении осталось мало достоверных сведений. Но сохранилась хвалебная песнь, сочиненная в его честь Эгилем Скаллагримссоном. Корабль Эгиля, давнего кровного врага Эйрика, был выброшен бурею на побережье Нортумбрии, и Эгиль оказался в руках ненавистного и ненавидевшего его конунга. Чтобы спасти свою жизнь, Эгилю пришлось сочинить песнь, воспевавшую Эйрика. Такие песни-панегирики ценились высоко, и в них видели не только средство увеличения славы и популярности конунга, но и средство укрепления и расширения счастья и удачи его самого и его рода. Песнь Эгиля, посвященная Эйрику («Выкуп головы»), интересна как доказательство живучести старой традиционной скандинавской культуры при Йоркском дворе. Однако в это время и здесь начало прививаться христианство: на чеканившихся при Эйрике в Йорке монетах есть изображения креста.

Согласно «Англосаксонской хронике», в 954 г. жители Нортумбрии окончательно изгнали Эйрика и признали верховенство английского короля. Объединение Англии было завершено. Для страны наступил период относительного спокойствия, длившийся четверть века.

То было время, когда в самой Дании происходили процессы ломки старых отношений и внутренней консолидации. Симптомом этих перемен явилось возвышение новой династии и ее политика. Первый из известных нам конунгов этой династии был Горм Старый. Его резиденцией считался Еллинг, расположенный в средней части Ютландского полуострова. Правление Горма, о котором известно очень мало, относится к 40-м годам X в. Как он, так и его сын и наследник, Харальд Синезубый (это прозвище засвидетельствовано впервые памятниками XII в.), были язычниками. Но господство германских феодалов в Южной Дании сопровождалось распространением христианства среди ее жителей. Проводниками его были архиепископ гамбургский и его миссионеры. Под давлением германского короля Оттона I конунг Харальд перешел в католицизм (около 960 г.). Согласно легенде, миссионер Поппо, для того чтобы убедить конунга Харальда в превосходстве Христа над языческими божествами, подвергся испытанию огнем.

Харальд Синезубый предпринял поход против Норвегии с целью ее подчинения. Но сперва он потерпел неудачу; преследовавшие датчан норвежцы напали на Данию, грабили Ютландию, Сконе и острова. Тем не менее впоследствии, воспользовавшись непопулярностью в Норвегии сыновей Эйрика Кровавой Секиры, Харальд Синезубый достиг своей цели: около 970 г. он был уже конунгом как Дании, так и Норвегии. Вскоре после новых поражений, понесенных норвежцами, Норвегия оказалась разделенной на части. В этой-то обстановке роста могущества Датского королевства и был воздвигнут в Еллинге памятный камень, увековечивавший память о конунге Горме и его жене Тире и величие самого Харальда. На камне, украшенном пышными изображениями Христа и льва, обвиваемого змеем, конунг Харальд приказал высечь надпись рунами о том, что он «подчинил себе всю Данию и Норвегию и окрестил датчан». По выражению датского историка, это метрическое свидетельство о крещении датчан, запечатленное в камне. В какой мере христианство в действительности было распространено в тот период в Дании, неизвестно.

Комплекс памятников в Еллинге, связанных с этими событиями, представляет большой интерес для науки. Два кургана, расположенные соответственно южнее и севернее церкви в Еллинге, — самые крупные и импозантные из всех датских курганов. В пространстве между ними, неподалеку от церкви, и находятся два камня с руническими надписями, свидетельствующими, что они сооружены конунгами Гормом и Харальдом. Этот знаменитый комплекс древних памятников в течение трех столетий привлекает внимание исследователей. Датский историк XII в. Свен Аггесен утверждал, что в одном из курганов была погребена жена конунга Горма, Тира, в другом же — сам Горм. Каждый из курганов возвышается на 7—8 м и имеет в диаметре 60—70 м. Раскопки 1820 г. обнаружили в северном кургане деревянную погребальную камеру, длиною около 7 м, при ширине более 2,5 м и высоте 1,5 м, обнесенную каменной кладкой. Погребение было разграблено, поэтому вещей в нем найдено немного, лишь остатки ткани, обломки изделий из бронзы, серебра, железа и дерева. Исследователи не нашли и останков покойника. В 1861 г. был раскопан южный курган, но в нем ничего не оказалось.

Исследователям было неясно: стоят ли камни с руническими надписями там, где и были водружены, или они первоначально находились на другом месте. Надпись на первом гласит: «Конунг Горм велел поставить этот памятник по своей жене Тире, красе Дании». По мнению некоторых специалистов, последние два слова относятся не к Тире, а к самому Горму. На втором камне высечены руны: «Конунг Харальд велел поставить этот памятник после своего отца Горма и своей матери Тиры (Харальд), который подчинил себе всю Данию и Норвегию и окрестил датчан». На одной стороне камня Харальда, там, где находится основная часть надписи, виден орнамент; на другой стороне этот орнамент сплетается в стилизованную фантастическую фигуру льва, обвитую змеей (здесь слова — «и Норвегию»), а на третьей стороне изображен Христос с руками, распростертыми как на распятии, также окруженный орнаментом с надписью «и окрестил датчан». Это древнейшее изображение Христа в скандинавских странах, известное науке. Рисунки отражают влияние ирландской и английской художественных школ, так что высказывалось мнение о принадлежности мастера, украшавшего камень, к англосаксам. Надпись Горма относят ко времени около 935 г., когда он отнял у шведов южную Данию, а надпись Харальда — к 983 г. и связывают ее с захватом им Датского вала. Слово «памятник» (kuml), упоминаемое в обеих надписях, очевидно, относится не только к камню, но и к насыпи. Было отмечено, что большой камень расположен точно посередине линии, проходящей между центрами обеих насыпей; в таком случае этот камень был поставлен тогда, когда курганы уже существовали. Но загадочным оставалось то обстоятельство, что южный курган был пуст.

Раскопки, возобновленные в 1941 г., дали разгадку тайны монументов Еллинга. Основательное исследование южного кургана окончательно подтвердило, что в нем никогда не было и не предполагалось погребения. Зато в нем обнаружили остатки сооружения, имевшего чисто символическое значение: то было древнее языческое святилище, окруженное большим количеством камней, выстроенных в форме острого угла со сторонами длиною почти в полкилометра! Здесь же нашли остатки деревянной сторожевой вышки. Этот курган был воздвигнут, следовательно, на месте святилища конунгом Харальдом, перешедшим в христианство.

Раскопки северной насыпи установили, что погребение в ней находилось на месте более древнего кургана бронзового века.

Интереснейший результат дали раскопки под фундаментом каменной церкви, расположенной между обоими курганами и построенной во второй половине XI в.: археологи нашли здесь остатки деревянного сооружения, — очевидно, то была христианская церковь, которую Харальд воздвиг после своего крещения на месте языческого капища Горма.

Наконец, под большим из камней с руническими надписями была найдена массивная каменная кладка (без каких-либо следов могилы), это подтвердило мнение, что камень стоит на своем первоначальном месте.

Высказывалось предположение, что в северном кургане были погребены и Тира и Горм. Отсутствие их останков объясняли тем, что их перенесли впоследствии в другое место, скорее всего к церкви в Роскилле (недалеко от Копенгагена), где Харальд заложил свою резиденцию, основал епископство и где он сам был похоронен около 986 г.

Итак, северный курган сооружался при Горме, куда и были помещены его останки рядом с останками ранее умершей Тиры. Он также воздвигнул и большое святилище из построенных углом камней с храмом в центре его. Харальд же, перейдя в христианскую веру, уничтожил это святилище и велел соорудить деревянную церковь. Однако он закончил возведение погребального кургана Тиры и Горма. Но почему Харальд воздвиг новый (пустой) курган, прибегнув таким образом к форме языческого монумента, остается загадкой. Судя по всему, этот конунг-христианизатор не порвал еще окончательно со старой религией2.

Сооружение подобных курганов, потребовавшее огромных усилий больших масс людей в течение длительного времени, — само по себе свидетельство могущества государей, при которых они были созданы.

Но могуществу и всевластию Харальда Синезубого вскоре пришел конец. Против него восстала Норвегия. Кроме того, обострились отношения с его собственным сыном, Свейном Вилобородым. Дело дошло до вооруженной борьбы, и раненому Харальду пришлось бежать за пределы Дании, по преданию, в основанную якобы им крепость викингов Йомсборг. Свейн Вилобородый, незадолго до того освободивший Хедебю от немцев, стал править Данией. Эти события произошли в середине 80-х годов X в.

В отличие от отца, Свейн был язычником. Видимо, крещение датчан при Харальде, возвещенное надписью на камне в Еллинге, далеко не было всеобщим и окончательным. Тем не менее Свейн терпимо относился к католическому духовенству, рассчитывая на его поддержку. Попытка Свейна восстановить датское господство над Норвегией оказалась безуспешной: в морской битве у норвежских берегов датский конунг и его союзники — викинги из Йомсборга потерпели полный разгром. Неудачной для Дании оказалась и война против Швеции. Воинственные устремления Свейна обратились вновь к Англии.

Английское государство в то время было ослаблено борьбой за престол и непопулярным правлением Этельреда II, заслужившего прозвище Неспособного. Более того, укрепившиеся в своих владениях крупные феодалы не оказывали королю должной поддержки, а скандинавское население восточных и северо-восточных областей Англии вовсе не желало повиноваться англосаксонскому королю и лишь ждало удобного случая, чтобы от него отделиться. Атаки викингов на Англию возобновились еще до вступления на датский престол Свейна Вилобородого. Существует мнение, что среди них были люди, не желавшие принять христианство, которое вводил в Дании Харальд Синезубый, и подчиниться его господству. Эти набеги совершались относительно небольшими разобщенными отрядами.

Иным оказалось войско, высадившееся на юго-восточном побережье Англии осенью 991 г. То была большая и организованная конная армия. В битве при Мэлдоне, севернее Лондона, норманны наголову разгромили англосаксонское войско. К концу года английскому королю пришлось заключить договор с вождями викингов: им было обещано содержание в обмен на обязательство соблюдать мир и защищать Англию от новых нападений. Крупнейшим из вождей победителей был знаменитый норвежский викинг Олаф Трюггвасон, потомок конунга Харальда Прекрасноволосого, ставший через четыре года конунгом Норвегии. При заключении договора скандинавы получили огромную сумму — 22 тыс. фунтов золота и серебра. Так началось систематическое выкачивание из Англии колоссальных контрибуций. Уплата «датских денег» тяжелейшим бременем ложилась на плечи ограбленного народа. Договор особенно не связывал вождей викингов. Вскоре Олаф Трюггвасон уже фигурировал в качестве открытого противника короля Этельреда. Вместе с ним в нападении на Англию, возобновившемся в 994 г., принял участие и Свейн Вилобородый. У норвежцев и датчан было 94 боевых корабля, на борту которых находилось войско, превосходившее по численности все скандинавские силы, появлявшиеся в Англии за минувшие полвека. От полной катастрофы страну спасли разногласия между датчанами и норвежцами и героическая оборона Лондона. Этельреду II удалось откупиться от нашествия 16 тыс. фунтов, Свейн и Олаф Трюггвасон отправились по домам. Олаф, принявший крещение в Англии, покинул се навсегда, чтобы вскоре завоевать престол Норвегии.

Стремясь упрочить свою власть над Норвегией, Олаф последовательно проводил политику христианизации. К концу X в. вера в старых богов у скандинавов была расшатана. Симптоматично, что к этому времени в приморских районах Норвегии прекращается практика погребений, совершавшихся по языческим обрядам. Здесь, как и в Исландии, было уже немало людей, принявших нового бога или склонявшихся к тому, чтобы обратиться к нему. Не удивительно поэтому, что Олафу Трюггвасону удалось достичь некоторых успехов в своей миссионерской деятельности. Воинская его удача служила в глазах скандинавов наиболее убедительным доказательством превосходства Христа, под покровительство которого он перешел. Под давлением Олафа в 1000 г. исландский альтинг постановил, что все жители острова, должны креститься. Однако оппозиция политике Олафа Трюггвасона в Норвегии оставалась сильной. Поэтому в войне против датского и шведского конунгов его не поддержали многие норвежские хавдинги. В 1000 г. Олаф погиб в морской битве. Норвегия опять оказалась под верховенством датского государя.

Между тем Свейн Вилобородый не оставлял своего плана покорения Англии. Новое нашествие викингов в эту страну началось еще в 997 г. Датское войско опять в течение нескольких лет опустошало обширные территории на юге, западе и юго-востоке Англии. В 1000 г. викинги отплыли в Нормандию, чтобы в следующем году возобновить свои нападения. В 1002 г. они получили выкуп размером в 24 тыс. фунтов серебра. Но в конце того же года Этельред II совершил нелепый и гибельный для своей страны поступок: он приказал убить всех датчан, находившихся в его королевстве. Уничтожение датчан не было повсеместным; не везде в Англии подчинялись воле непопулярного короля. Тем не менее убийства совершились во многих местах, среди жертв были заложники, оставленные Свейном при заключении мира, в том числе его сестра. Месть не замедлила. В 1003 г. войско Свейна обрушилось на Англию и свирепствовало в ней до 1005 г. В 1006 г. последовало новое нашествие. В следующем году ценою уплаты «датских денег» в размере 36 тыс. фунтов Англия избавилась от викингов, но лишь на два года.

Правительство Англии воспользовалось этим перерывом для создания военного флота, состоявшего из больших шестидесятивесельных кораблей. Однако вследствие измены часть флота погибла еще до вторжения в страну (1009 г.) новой большой датской армии. В ее состав входили и викинги из Йомсборга. Особенно ожесточенный характер военные действия приняли в следующем году. Англосаксонский хронист пишет о 15 графствах, частью или полностью разграбленных скандинавами. В 1012 г., получив 48 тыс. фунтов «датских денег», они покинули Англию. Во время этого нашествия в их руки попал архиепископ кентерберийский. Он был подвергнут жестокой казни за то, что отказался уплатить за себя выкуп.

Перед лицом победоносного врага Англия оказалась бессильной. Непрерывные взимания «датских денег» обездолили массы людей. Многие города были разграблены, монастыри опустошены. Магнаты, на которых лежала ответственность за оборону, враждовали между собой, измена стала заурядным явлением. В то время, когда над всей страной нависла катастрофа, крупные лорды усиливали эксплуатацию крестьян, лишали имущества и свободы слабейших. Народ, лишенный руководителей, на которых можно было бы рассчитывать, роптал. Проповедники и церковные писатели объясняли испытываемые англичанами бедствия гневом божьим, который они навлекли своими грехами и беззакониями, и призывали к покаянию. Вера в возможность избавления от датчан иссякла.

В 1013 г. Свейн вторгся в Англию. На этот раз он хорошо понимал, что сопротивление англосаксов не может помешать ему подчинить себе всю страну. Высадившись в Южной Англии, Свейн направил затем свои силы в датские области на северо-востоке. Здесь он встретил полную поддержку со стороны местных соплеменников, принявших его в качестве короля. Утвердившись в Денло, он захватил затем Оксфорд и Уинчестер. Отсюда Свейн направился на Лондон, но потерпел неудачу. Тогда он пошел на Уэссекс. Согласно «Англосаксонской хронике», «весь народ признал его королем». Феодалы переходили на его сторону, король Этельред бежал в Нормандию. Однако в начале 1014 г. Свейн Вилобородый умер, и конунгом Дании стал его старший сын Харальд. Этельред воспользовался внезапной смертью своего врага, чтобы возвратиться в Англию. Он обещал подданным править более справедливо и простить их измену. Тем не менее положение Этельреда II оставалось непрочным. Против него поднял мятеж его сын, нашедший поддержку в Денло.

Воспользовавшись этими раздорами, шестнадцатилетний сын Свейна, Кнуд, в 1015 г. возобновил против англичан военные действия. В разгар военных баталий, проходивших при явном превосходстве датчан, Этельред II умер (1016 г.). Почти немедленно английское высшее духовенство и светские магнаты присягнули на верность Кнуду. Сын Этельреда, Эдмунд Железнобокий, с остававшимися верными ему силами стойко сопротивлялся датскому завоевателю, но был в конце концов разбит. Тем не менее Кнуду пришлось заключить с ним мирный договор, предусматривавший раздел Англии. Однако в том же году Эдмунд умер, и Кнуд стал королем всей Англии.

Чтобы держать страну в повиновении, Кнуд разделил ее на четыре большие области. Управление над ними он передал своим приближенным. С населения вновь были взысканы «датские деньги» (более 80 тыс. фунтов). «Датские деньги», взимавшиеся со времен Этельреда II как контрибуция в пользу датских викингов, теперь превратились в ежегодный военный налог, шедший на содержание датской армии и флота и сохранявшийся в Англии вплоть до 1051 г. Кнуд окружил себя преданными воинами, составлявшими его личную дружину. В дружине Кнуда царила строжайшая дисциплина, входившие в ее состав хускарлы должны были подчиняться особым правилам, сплачивавшим их в замкнутую группу и охранявшим их интересы и честь. Многие из сподвижников Кнуда получили земельные пожалования в разных частях Англии, а некоторые из них стали править от его имени целыми областями. Со времени царствования Кнуда в Англии утверждается титул ярла (англ. эрла) — так называли наместника в скандинавских странах.

Желая упрочить свое положение, Кнуд искал опоры среди населения Англии. Для этого было необходимо заручиться поддержкой землевладельцев. Он обещал соблюдать старинные законы, в изданном им кодексе широко использовалось законодательство английских королей более раннего времени. Кнуд выступил в качестве ревностного поборника интересов английской церкви. Этот выходец из семьи датских конунгов, отец которого большую часть жизни оставался язычником, стремился заставить служить себе идею божественного происхождения королевской власти и сблизиться с христианскими государями Европы и с папою римским (он даже совершил в 1027 г. паломничество в Рим и присутствовал там на коронации германского императора). Высшее английское духовенство получало от него щедрые подарки, политическая власть церковных прелатов возросла. Однако приверженность христианству не помешала Кнуду иметь двух жен.

Опираясь на феодалов, Кнуд вместе с тем пытался защитить интересы своих мелких вассалов от притеснений со стороны магнатов: он понимал, что может скорее рассчитывать на верность первых, нежели вторых. Но, разумеется, даже столь могущественный правитель не мог изменить или задержать развития феодальных отношений. Напротив, его пожалования в пользу церкви ускоряли этот процесс. Английское купечество получило при Кнуде возможность расширить торговые связи с другими странами: на морях господствовал его флот, пираты перестали безраздельно хозяйничать на торговых путях; для купцов и паломников, направлявшихся из стран Севера в Италию, Кнуд добился льгот.

Через два года после восшествия на английский престол Кнуд после смерти своего брата Харальда стал королем Дании. Однако положение его на родине оказалось менее прочным, чем в Англии. Далеко не все датские хавдинги повиновались ему безоговорочно, и Кнуду приходилось сдерживать викингов, мечтавших о возобновлении грабительских набегов на английские берега. Центром державы Кнуда оставалась Англия, Данией правили его наместники, не раз поднимавшие против него мятежи, используя помощь норвежского конунга Олафа Харальдссона. Последний, в прошлом викинг, служивший вначале королю Этельреду II в его войне против Свейна Вилобородого, а затем нормандскому герцогу, при дворе которого он принял крещение, в 1016 г. захватил власть над Норвегией, тяготившейся датским господством. На стороне Олафа, прозванного Толстым, был его деверь — шведский конунг Анунд Якоб, опасавшийся усиления конунга Дании. Оба государя намеревались напасть на Данию, пользуясь мятежом ее наместников против Кнуда. Борьба закончилась плачевно для норвежского конунга. В 1028 г., заручившись посредством подарков и посул поддержкой части норвежской знати, недовольной усилением Олафа Харальдссона, Кнуд подчинил себе Норвегию. Олаф бежал на Русь к великому князю Ярославу. Попытка его восстановить свою власть над Норвегией закончилась битвой при Стиклестаде (в Трандхейме) 29 июля 1030 г.: норвежские бонды во главе с наиболее могущественными людьми страны нанесли Олафу поражение, сам он пал на поле боя.

Кнуд Могучий теперь вполне оправдывал свое прозвище: он был государем в трех странах одновременно и носил титул короля англичан, датчан, норвежцев и части шведов. Его могущество в большой мере определялось господством над северными морями и контролем над торговым путем, шедшим из Бискайского залива в Балтийское море. Но положение его в Норвегии не было прочным. Норвежцы восстали против самовластия конунга Олафа Харальдссона не для того, чтобы покориться еще более жестоким и жадным датским правителям, которых поставил над ними Кнуд. Его жена и сын пытались ввести в Норвегии налоги и поборы, а также применять непривычные для норвежцев строгие законы. В результате отношение к памяти погибшего конунга Олафа вскоре стало меняться: теперь этого викинга и сурового государя считали защитником и покровителем народа. Церковь провозгласила Олафа святым. Культ Олафа Святого, ставший очень популярным в Северной Европе, способствовал подогреванию недовольства в Норвегии, и в середине 30-х годах XI в. датские правители были изгнаны из нее.

Окончательно Норвегия восстановила независимость после смерти Кнуда (1035 г.). На ее престол вступил вызванный знатью из Киева юный сын Олафа Святого — Магнус. Созданная Кнудом держава оказалась эфемерной. Хотя вдова и сыновья Кнуда, — Харальд Заячья Нога и Хардакнуд — в течение нескольких лет и продолжали еще управлять Англией, положение их становилось все более непрочным. Население, изнемогавшее под бременем налогов, роптало, дело доходило до восстаний. Так, в 1040 г. королевские сборщики налогов были растерзаны толпой жителей Вустера и поселян, пришедших в город на ярмарку. Хардакнуд послал на усмирение мятежа почти всех своих дружинников-хускарлов и большую армию. Горожане Вустера упорно оборонялись, но город был сожжен карателями, прилегающая к нему местность опустошена. После смерти Хардакнуда (в 1042 г.) английская корона досталась сыну Этельреда II — Эдуарду Исповеднику, и датчане окончательно потеряли Англию. Нападение викингов на английское побережье в 1048 г. носило эпизодический характер.

Воспользовавшись междуцарствием в Дании (прямая мужская линия в доме датских конунгов со смертью Хардакнуда пресеклась), ее подчинил себе норвежский конунг Магнус Олафссон. Магнус собирался, кроме того, совершить поход на Англию. Он мечтал, подобно Кнуду Могучему, соединить в своих руках управление всеми тремя королевствами. Но в разгар приготовлений к походу он умер (1047 г.). Его сменил на норвежском престоле сводный брат Олафа Святого — Харальд Сигурдарсон, который получил прозвище Хардрода — Жестокий за беспощадную расправу с непокорными хавдингами и бондами. Это был знаменитый викинг, ходивший в 30-е годы походами в Восточную и Южную Европу, служивший в варяжской гвардии в Константинополе. По приказу византийского императора он воевал в Италии в Сицилии. Его женой была дочь великого князя Ярослава.

Став конунгом Норвегии, Харальд возобновил войну против датского конунга Свейна Эстридссона. Последний пытался заручиться в этой войне поддержкой сперва у англичан, затем у германского императора; он даже признал себя его вассалом. Но Харальду удалось разграбить и сжечь Хедебю.

В 1066 г., узнав о смерти английского короля Эдуарда Исповедника, Харальд Хардрода снарядил большой флот (по сообщениям саг — 200 кораблей, по словам Адама Бременского — 300) и отплыл к берегам Англии. В экспедиции принимали участие ярлы Оркнейских и Шетландских островов и острова Мэн. Население Нортумбрии, незадолго до того уже восстававшее против английского короля, перешло на сторону Харальда. Однако вновь избранный на английский престол Гарольд Годвинссон, несмотря на то, что он готовился к отражению нападения другого врага — герцога Нормандии Вильгельма, грозившего с юга, сумел организовать отпор норвежскому вторжению. В битве при Стэмфордбридже, неподалеку от Йорка, 25 сентября 1066 г. армия Харальда Хардроды была разбита. Среди большого числа убитых на поле боя остался и сам конунг — последний викинг на престоле Норвегии. Остатки его войска покинули берега Англии, причем сын погибшего конунга, Олаф, клятвенно обещал никогда больше не нападать на эту страну. Англия действительно навсегда была избавлена от нападений норвежских викингов. Однако менее чем через три недели она была завоевана офранцузившимися норманнами: 14 октября в битве при Гастингсе англосаксы были разбиты рыцарским войском нормандского герцога. Вильгельм Завоеватель стал королем Англии.

В 1069 г. датский конунг Свейн Эстридссон напал на восточное побережье Англии, воспользовавшись восстанием против Вильгельма Завоевателя, поднятого населением Йоркшира. Но в следующем году, получив выкуп, датчане покинули территорию Англии. Нормандские завоеватели прочно утвердились на острове. Походы викингов к этому времени лишились прежних импульсов и во второй половине XI в. прекратились. Правда в 80-е годы датский конунг Кнуд II собирался совершить новый завоевательный поход против Англии. Но началось восстание недовольного поборами населения Дании, во время которого конунг погиб. Тем не менее к концу XI в. под властью скандинавов находились довольно обширные владения: Северная Шотландия, Гебридские и Оркнейские острова, остров Мэн. В Ирландии норвежцы сохранили в своих руках Дублин и Лейнстер.

Примечания

1. Viking Antiquities in Great Britain and Ireland. Pt. III. Oslo, 1940.

2. E. Dyggve. Gorm's Temple and Harald's Stave-Church at Jelling. — «Acta Archaeologica», v. XXV. København, 1954, s. 221—239.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.