Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Глава V. На север!

Однажды осенью Нансен случайно прочитал в норвежской газете, что на берегу Гренландии найдены обломки вещей, которые по всем видимостям принадлежат погибшему кораблю «Жаннета».

Как могли эти обломки попасть в Гренландию? Очевидно, они были перенесены льдом через Ледовитый океан, — сообразил Нансен, и сейчас же у него возник грандиозный план.

Если течение могло перенести льды с обломками, почему кораблю не воспользоваться этим течением?.. Ведь «Жаннета» плыла к полюсу, и, очевидно, дорога к этой таинственной точке проходит именно по этому течению...

Мысль Нансена лихорадочно заработала. По его предположениям, должно было существовать течение, которое начинается от северных берегов Сибири и проходит через полюс прямо к берегам Гренландии. Это течение переносит главные массы льдов с одной стороны Ледовитого океана на другую, и причиной неудач всех прежних экспедиций было, по его мнению, то что они шли против течения, в то время как надо было отдаться ему и вместе со льдами достигнуть полюса

— Необходимо только, — говорил Нансен, — построить такой корабль, который вынес бы какой угодно натиск льдов, запастись теплой одеждой и достаточным количеством пищи, и тогда победа обеспечена!

Нансен рассчитывал, что такое путешествие займет около трех лет, и все его приготовления имели в виду именно этот срок.

Как мы увидим после, он не ошибся.

Хотя ученые встретили проект Нансена недоверчиво, предрекая экспедициям гибель, Нансен не очень-то прислушивался к их мнению. Всю свою энергию он решил употребить на то, чтобы построить такой корабль, который смог бы выдержать натиск льдов: ведь, по его мысли, льды должны были зажать корабли в тиски и вместе с ним нестись прямо на полюс, а оттуда обратно в Гренландию.

Вместе со своим другом, инженером Арчером, специалистом по постройке кораблей, годных для полярных морей, Нансен приступил к подготовительной работе.

Корабль, построенный Арчером, носил название «Фрам», что значит «вперед». Он был кругл, как бочка, так что из любых ледяных объятий выскальзывал как угорь, и это было его громадное достоинство. Все его стены были непроницаемы для воды, так что сырость не могла проникать во внутренние помещения корабля, где путешественникам надлежало провести несколько лет.

Технически корабль был оборудован прекрасно: электрическое освещение, машины для двигателя — все было сооружено тщательно и заботливо.

Экипаж тоже был подобран на редкость. Во главе с видавшим виды капитаном Свердрупом, прежним спутником Нансена в Гренландию, все это были крепкие и выносливые молодцы, прошедшие, что называется, огонь и воду и медные трубы. Некоторые из них, как, например, Иогансен, так желали ехать вместе с Нансеном, что согласились занять место простого кочегара.

Общий вид «Фрама»

А еще любопытнее вышло с Бентденом!

Когда «Фрам» пришел в Тромзе, на корабль поднялся Бентден, которому очень хотелось побеседовать с Нансеном. Это было в 9 часов вечера. А в 11 «Фрам» ушел, имея на борту нового члена экспедиции — Бентдена...

После постройки корабля пришло еще немало времени, прежде чем он мог отправиться в путь: надо было основательно приготовиться к отъезду.

В 1893 году, в июне месяце, все было готово. «Фрам» нетерпеливо стоял у пристани, пыхтел и ждал сигнала к отплытию.

Наконец настал этот желанный миг... Заскрипели якоря. «Фрам» медленно описал круг по заливу и в светлых сумерках северного лета направился к синевшему вдали морю.

Долго стояли друзья и смотрели ему вслед. Всюду, где только корабль проходил вдоль берегов, ему устраивали горячие проводы. Люди стояли толпами, кричали, махали платками и шляпами.

Для Нансена важнее всего был тот интерес, который выражало к поездке трудовое население Норвегии рыбаки и крестьяне. Они следили за кораблем с напряженным вниманием. Какая-то старая рыбачка махала платком на вершине холма; дом ее лежал за горой.

— Неужели она машет нам? — спросил Нансен.

— О, да, наверное, нам! — ответил лоцман.

Но откуда она могла узнать о нас что-нибудь?

— Здесь в каждой рыбацкой избушке хорошо знают о «Фраме» и его путешествии и будут ожидать его возвращения на родину. Можете быть уверены в этом, гордо ответил лоцман.

Такая поддержка народных масс еще более укрепила дух Нансена и не раз, в минуты довольно тяжелые и опасные для экспедиции, служила ему опорой и путеводной звездой.

Медленно шел корабль вдоль красивых берегов Норвегии, где горы одна другой прекраснее, где они дики, могучи и величественны. Корабль шел тихо, чтобы все могли насладиться красотой этой местности.

Через несколько дней путешественники доплыли до Тромзе, где запаслись углем. Здесь уже было холодно и шел снег; народ бегал на лыжах.

Два дня провел Нансен в Тромзе и затем отправился в Варде, самый северный пункт Европы. Оттуда простирался уже необозримый Ледовитый океан.

На этом острове Нансен простился с цивилизованным миром. Невольно в его мозгу мелькнула мысль: надолго ли? Быть может, навсегда!..

Пройдя сквозь туман Баренцова моря, предвестника Ледовитого океана, путешественники встретили первые льды, которые чем дальше, тем становились плотнее, и «Фрам» только медленно мог подвигаться вперед, обходя большие льдины.

Вскоре пришлось совсем остановиться во льду, так как из-за тумана не было видно, куда идет корабль, и легко было совсем застрять во льду.

Настроение у путешественников было самое скверное; они никак не думали, что так скоро столкнутся со льдами; такое начало, им казалось, не предвещало ничего хорошего.

Поэтому, когда в одно прекрасное для экспедиции утро капитан Свердруп, как бомба, влетел в каюту Нансена и завопил:

— Тумана нет! Впереди море!..

Все воспрянули духом и повеселели.

Корабль тоже точно почувствовал эту перемену и быстро пошел вперед.

Только теперь Нансену пришлось убедиться в том, какой прекрасный это был корабль. Он, точно вьюн, вертелся между льдинами и, извиваясь, проскальзывал через самые узкие проходы. А если их не было, он подымал над льдом свой округленный нос и ломал его, точно стекло. Это был не корабль, а чудо корабельного искусства.

На всех парусах мчался он теперь к берегам Сибири, где должен был пристать неподалеку от села Хабарова, чтобы запастись собаками.

Еще не доезжая до этого села, экипаж «Фрама» услышал их несмолкаемый вой и лай.

Когда корабль бросил якорь, путники сошли на берег, чтобы осмотреть собак и научиться запрягать их и управлять ими.

Упряжь собак в Сибири очень незатейлива: вокруг спины и живота собаки обматывается веревка или полоса холста, которая прикреплена веревкой к ошейнику. Вожжа продевается под животом, что для собаки очень неудобно и причиняет ей мучения.

22-го июля 34 собаки были перевезены на корабль; они выли и лаяли до того, что люди не знали, куда деваться: так их оглушил визг и гам. Видно было, что собаки вовсе не желали предпринять морское путешествие и жалобно заявляли о своем неудовольствии. Но делать было нечего: корабль уже разводил пары и скоро тронулся в путь.

Нансен и его товарищи наскоро написали несколько писем к родным; это была последняя почта, которую они отправляли домой; с отъездом Тронтгейма, привезшего собак, порывалась всякая связь с обитаемой землей.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.