Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Англия

Поскольку основное внимание викингов долгое время было обращено на западную часть Британских островов, как мы отмечали выше, Англия подверглась действительно значительному нападению только в 835 году (был разорен остров Шеппи). В 844 году, а также в 860 и 861 годах тот же флот производил набеги на земли по обе стороны Английского канала (Ла-Манш), в то время как другие скандинавы атаковали Ирландию и Шотландию. Хотя викинги располагались на зимней стоянке на острове Танет в 851 году, до 865 года они не предпринимали попытки территориальных захватов, предпочитая простой грабеж. И даже тогда, когда крупные норманнские войска прибыли в Танет, они предпочли вступить в соглашение с населением Кента. Во главе Великой Армии, которая, как сообщает скандинавская традиция, появилась в Восточной Англии, чтобы отомстить за Рагнара Кожаные Штаны, стояли сыновья последнего. Их имена — Хальфдан, Ивар, Уббе — встречаются в текстах «Англосаксонской хроники». Это сочинение является самым лучшим описанием вторжения викингов, поскольку оно прекрасно и беспристрастно излагает все подробности военной кампании за последовавшие десять лет. Исследуя «Англосаксонскую хронику», нельзя не заметить, что она приводит многочисленные свидетельства величайшего военного преимущества викингов, заключавшихся в том числе и в их значительной подвижности, но которыми они не могли до конца воспользоваться по причине продуманных и хорошо организованных действий английского короля Альфреда. Он, чтобы воспрепятствовать продвижению скандинавов, строил лагеря и блокировал реки или вынуждал их к бессмысленному и неэффективному перемещению по стране, каждый раз вставая с армией на пути викингов. После десяти лет сражений и завоеваний, проходивших на территории Англии, в 875 году, как отмечает хроника, один из трех братьев, Хальфдан, разделил земли Нортумбрии между воинами и начал их обрабатывать. Часть воинов, таким образом, перестала заниматься традиционными для викингов набегами и обратилась к мирной жизни. В 880 году даны также прибыли в Восточную Англию, осели там и разделили между собой землю. Их передвижения с 865-го по 883 год, которые хроника описывает с помощью формулы: «в этот год великая армия отправилась... были следующими: сначала в Йорк, чтобы воспользоваться царившими там внутренними разногласиями, затем в Мерсию и в 869 году снова в Йорк. В 870 году норманны вновь прибыли в Восточную Англию и разбили английские войска при нападении на Уэссекс, затем они отправились в Лондон в 871 году, в Торксей-на-Тренте в 872, а позднее, в 873 году, двинулись в западном направлении к Рептону, в 874 году одна часть великой армии вернулась в Нортумбрию, другая — продолжила путь на Кембридж, разоряя южную Англию вплоть до 883 года, когда многие викинги отправились в завоевательный поход на континент.

Голод, разразившийся на континенте, заставил викингов вернуться обратно, но в Англию норманны прибыли с некоторым подкреплением в лице таких воинов, как знаменитый Хастейнн. Норманнские войска начали вторую великую кампанию по завоеванию Англии в 892 году, высадившись с 250 кораблями (на этот раз они использовали своих собственных лошадей, которых заранее туда доставили) и сокрушив один из недостроенных фортов Альфреда, который защищали лишь несколько местных жителей. Но кампания закончилась еще более решающей победой англичан, нежели в первый раз. За четыре года войска викингов были ослаблены ранеными (ежедневно они выдерживали атаки авангарда армии Альфреда, стремившейся к битве) и были вынуждены отступать в дикие места на западе Британии, подгоняемые с тыла английским королем, стоявшим между викингами и подходами к морю. В 896 году норманнские воины, уставшие от войны, последовали примеру Хальфдана. Некоторые из них осели в Восточной Англии, другие — в Нортумбрии. Хроника сообщает о событии 896 года: «и после всего, летом этого года, датская армия разделилась, одна часть ушла в Восточную Англию, другая — в Нортумбрию; и те норманны, которые не имели денег, сели на свои корабли и уплыли на юг, через море, к Сене. Милостью божьей армия викингов не принесла большого урона английскому народу; намного большие страдания ему принесли в эти три года (в это время в Англии шла эпидемия чумы) падеж скота и смерть населения».

Так было положено начало истории скандинавской Англии. Постепенно возникли большие общины норманнов, например «Пятиградие» (эта община включала Линкольн, Стэмфорд, Лестер, Дерби и Ноттингем, т. е. те населенные пункты, которые в свое время являлись стратегическими городами римлян) и королевство Йорк; заселение викингами английских территорий, конечно же, не походило на завоевательные походы норманнов в Ирландию, Шотландию и на острова. Так называемая «область датского права», которой владели норманны, лежала на северо-востоке Англии по линии Темза-Ли-Бедфорд-Уза-Уотлинг Стрит. Население этих земель жило, видимо, по скандинавским законам, о чем свидетельствует высокий процент свободных людей, зарегистрированных в появившейся позднее «Книге Страшного суда», и значимость городов.

Топонимы этих территорий также часто скандинавского происхождения: хотя они не всегда могут служить источником информации о состоянии дел в норманнском государстве в период расцвета «области датского права», но тем не менее то, что многие из топонимов представляют скандинавский диалект, на котором говорило средневековое крестьянство северной и восточной Англии, косвенным образом свидетельствует об устойчивости скандинавских поселений в Англии. Однако когда появилась «область датского права», началась и ее постепенная «англизация», несмотря на соглашения между Альфредом и Гутрумом о следовании разным законам и обычаям.

Английское население, в свою очередь, испытывало сильное скандинавское влияние. Необходимо помнить, что крайний национализм — это исторический феномен более позднего происхождения. Англия до установления на ее территории скандинавского государства была разделена на маленькие королевства, для которых были характерны внутренние раздоры, поэтому местное население охотно приняло данов. Указ Эдгара от 962 года прекрасно иллюстрирует данную ситуацию. «Моя воля в том, чтобы среди данов действовали такие законы, какие они сочтут для себя наилучшими, и я всегда позволял им следовать этим законам и впредь буду позволять столь долго, сколько моя жизнь длится, по причине той лояльности, которую они всегда демонстрировали мне». Лояльность данов проявилась при очень тяжелых обстоятельствах. Уже в 907 году встала необходимость восстановить римские укрепления Честера для защиты от набегов норвежских пиратов с Ирландского моря, поэтому само возвращение «области датского права» представлено в английских источниках, таких как, например, поэма о передаче «Пятиградия», скорее как борьба против новых норвежских (языческих) хозяев многих английских земель, нежели против их первоначального датского (часто христианского) населения.

Daene waeran aer
under Nordmannum nyde gebegde
on hae penra haefte clommum
lange prage op hie alysde eft
...Eadmund cyning.

«Даны были насильно подчинены норвежцам и долгое время находились в оковах у язычников, пока король Эдмунд не освободил их». После 918 года вся Англия южнее Хамбера находилась под властью английского короля, и королевство Йорк, таким образом, оставалось единственной независимой колонией викингов. Рогнвальд из Дублина, король в Йорке, подчинился англосаксам в 920 году, а его наследник Сигтрюгт Ветер крестился (может быть, именно по этой причине его соотечественники дали ему прозвище «сумасшедший») и взял в жены сестру Этельстана. После его смерти в 926 году Этельстан стал правителем в Йорке. Брат Сигтрюгта Гудред, однако, оказал ему сопротивление, но был пленен Этельстаном и оставлен жить при королевском дворе. Несмотря на то что к нему относились с уважением, он не мог выносить жизни при дворе Этельстана, потому что, как впоследствии сообщает хронист: «он был старым пиратом, привыкшим жить в воде, как рыба». За два года до смерти Этельстана в 939 году норманн Олав Кваран отбил Йорк у англосаксов. Ситуация ухудшилась и долгое время оставалась неопределенной после смерти Этельстана, так как правители королевства часто сменяли друг друга, хотя один из его кратковременных королей, видимо, на своих монетах даже величал себя «королем всей Британии». Олав Кваран правил в Иорке дважды, так же как и знаменитый Эйрик Кровавая Секира после своего изгнания (за исключительную жестокость) из Норвегии. Его смерть в Стэйнмуре (возможно, при бегстве из Йорка) в 954 году отмечает конец правления викингов в Йорке. Как часть «области датского права» он принадлежал к англо-скандинавской цивилизации. Однако объединение двух традиций на длительное время оказалось весьма плодотворным для развития здешней культуры, в отличие от остальных территорий, составлявших «область», и привело к появлению новых стилей в скульптуре, новых размеров в поэзии, производству монет качественной чеканки с традиционными сюжетами и, возможно, способствовало даже созданию хроники событий, происходивших в королевстве, описываемых со скандинавской точки зрения. Но общая атмосфера, царившая в обществе, была иной и более нетерпимой. Сага об Эгиле представляет ясную картину действительных взаимоотношений между скандинавами и англосаксами. Кроме того, один эпизод в развитии этих отношений был описан в «Англосаксонской хронике», и он в большой степени представляется нам символичным. В 943 году Олав, еще язычник, совершил нападение на земли Мидленда и был заманен в Лестер Эдмундом. Однако вместе с ним в ловушке оказался и Вульфстан, архиепископ Йорка. Викинги Йорка сохранили свою мобильность и традиционный образ жизни, что было важно для развития их общества и культуры в Англии: так, они, например, сохранив тесные связи и хорошие отношения с кельтскими землями и Скандинавией, элементы культур которых они жадно впитали из англосаксонской цивилизации, вступили в плодотворный контакт с разнообразнейшими достижениями культур других народов. Результатом взаимодействия культур стало появление новых стилей и достижений (например, эволюция «звериного орнамента» в стиле Еллинге) и взаимообмен идеями, так что любое направление в стиле и орнаменте, получив первоначальный импульс к развитию в Иорке, могло быть воспринято и адаптировано мастерами в Норвегии или Дании. Впоследствии несколько видоизмененный стиль мог вновь оказаться востребованным английскими мастерами, которые поддерживали контакты со Скандинавией через Дублин или остров Мэн.

Совершенно иная картина предстает в более населенной южной части «области датского права». Прекрасная монетная чеканка из Йорка является типичной для этих мест. В это время другие скандинавские короли не чеканили свои собственные монеты, но правители Йорка, владея всей центральной частью Англии, были первыми королями, которые вместо латинского «rex» использовали родной язык для представления себя на монетах. Работа Р.Х.М. Долли показала, что чеканка монет в Йорке, выполнявшаяся известными английскими мастерами, такими как Эдельфред, для королей подобных Гудреду, была значительной и весьма важной; почти каждый сохранившийся экземпляр его монет, например с изображением ворона, отбит другим пуансоном: возможно, желание поддержать королевский престиж соединилось с реальной потребностью в сжатые сроки произвести обширную чеканку. Удивительно, что Олав Кваран, сын Сигтрюгта Шелкобородого, был первым королем в Ирландии, чеканившим монету. Дэвид Вильсон полагает, что арабские дирхемы, найденные вместе с монетами викингов в кладах на значительной территории от восточной Англии до Ирландии, должны были поступать из Скандинавии и использовались в качестве платежного средства в ходе торговли.

В дальнейшем Англия в течение длительного времени не подвергалась нападениям викингов. Однако в 980 году их флот совершил нападение на Саутгемптон, Танет и Чешир. В 991 году Олав Трюггвасон (позднее король Норвегии) атаковал английские города с девяносто тремя кораблями. Бюрхтнот геройски пал при Мэлдоне, в битве, прославленной в поздней героической древнеанглийской поэме, получил известность благодаря тому, что дал данам «наконечники копий вместо серебра в качестве дани». Тогда впервые народ Англии уплатил особый налог напавшим на них норманнам — «датские деньги» в размере 10000 ф. ст. Сумма налога постоянно увеличивалась и достигла 16 000 ф. ст. (в 994 году), 24 000 ф. ст. (в 1002 году), 36 000 ф. ст. (в 1007 году), 48000 ф. ст. (в 1012 году). В 1013 году с прибытием короля Свейна в Хамбер целью нападений викингов вновь стало завоевание новых земель, а не только нажива. Свейн был признан правителем в «области датского права»: он умер в 1014 году, но его сын Кнут остался в Англии, а после смерти Этельреда в 1016 году был избран королем всей страны. В 1018 году Англия выплатила 72 000 ф. ст. (и 10500 ф. ст. от Лондона) отрядам скандинавской армии, покидавшим ее. Как и в более ранних столкновениях английских королей с викингами, последние не проявляли согласия друг с другом. Эту ситуацию хорошо описывает знаменитая фраза полноправного гражданина: «монархия Седрика сейчас ограничена палубами 45 скандинавских кораблей». Этельред в 1013 году нашел защиту и покровительство на кораблях Торкеля Хави, который в прежние времена разорял Англию и замучил архиепископа Эльфиа, но затем обратился к христианству и стал наиболее ценным сторонником Этельреда.

Кнут правил в обстановке относительного мира вплоть до своей смерти в 1035 году. В то время как, возможно, именно в период его правления скандинавский стиль в искусстве вновь получил признание в южной Англии (на это указывает великолепная резьба на могильном камне из Гилдхолла), главной его целью, очевидно, являлось стремление быть прежде всего английским королем, и он, без сомнения, желал, чтобы его запомнили в том образе, в котором он изображен в хорошо известном рисунке из Винчестера, выполненном в традиционном стиле: как покровитель церкви (только с эфесом типичного меча викингов, выглядывающего из-под плаща). Однако, исследуя характер взаимоотношений англичан и данов в это время, мы сталкиваемся с большими трудностями, нежели рассматривая более ранний период. Особое положение, которым пользовалось население «области датского права» (без сомнения, постепенно ставшее более «англизированным»), видимо, в целом получило признание, однако в 1002 году «король [Этельред] приказал перерезать всех датчан, которые находились в Англии, в день святого Брикция [13 ноября], поскольку поступило сообщение, что те желают предательски лишить жизни его, а также всех его советников, и затем овладеть королевством». Насколько полно было выполнено распоряжение короля, мы не знаем. Менее сенсационное свидетельство о слиянии двух культур также не дает полной информации. Так, некто примерно в 1000 году написал, «я говорю сейчас тебе также, брат Эдуард, о чем ты спросил меня, что ты [т. е. английский народ] поступаешь неверно отказываясь от английских обычаев, которым следовали твои отцы, и принимая обычаи язычников, которые завидуют твоей жизни, и так поступая, ты демонстрируешь своими дьявольскими привычками, что презираешь свой род и предков, поскольку ты носишь платье по датской моде с открытой шеей и оставляешь волосы над глазами, причиняя тем самым им обиду».

Если не считать некоторых литературных свидетельств об этом периоде в истории Британии, а также топонимов и общественных институтов, необходимо отметить, что археологические доказательства, предоставляющие информацию о числе и образе жизни скандинавского населения Британских островов, редки. Этот факт объясняется не только широким распространением христианства в Англии, но также тем, что в самой Дании большие погребальные курганы, подобные тем, что обнаружены в Норвегии и Швеции, были редкостью. Небогатые захоронения, оказавшиеся в языческом окружении на родной земле, не могли быть обставлены с большей пышностью на английском кладбище, а такие находки, как, например, боевой топор из могилы в Рептоне, представляют необычный этап смешения языческого и христианского влияний, следы которого можно также увидеть на крестах из Мидлтона, представляющих языческие погребения с топором, мечом, копьем, щитом и, возможно, даже с принесенным в жертву петухом, как сообщает Ибн Фадлан. Наиболее значительное кладбище викингов в Англии находится в Инглебю (Инглби) (Дербишир), где открыты 60 курганов, от 20 до 45 футов в диаметре и от 18 до 60 дюймов в высоту. Некоторые из них скрывают довольно богато убранные погребения-кремации. Захоронения викингов в других местах разрозненны, нам известны только два погребения из территории «Пятиградия», столько же из Йоркшира, и намного больше из Камберленда и Нортумберленда. В Уолтемстоу было обнаружено одно погребение в ладье, другое — в Пембруке, и еще 20 подобных захоронений — на островах. Большинство предметов эпохи викингов были найдены на дне рек (откуда были извлечены многие мечи викингов) и в городах, например, таких как Лондон и Йорк.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.