Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

7.3. Действия в Скагерраке. Успехи британских подводных лодок

Немецкая группировка в Норвегии, как и союзники, находилась целиком в зависимости от доставки подкреплений, боеприпасов, продовольствия и топлива. Основная масса людей и грузов доставлялась морем, транспортная авиация взяла на себя лишь малую долю перевозок. Балтийские проливы — Каттегат и Скагеррак — превратились в оживленную магистраль, по которой ежедневно двигались торговые суда и боевые корабли. Если первый эшелон десанта, высаженный 9 апреля, насчитывал около 10,5 тысяч человек, то к концу кампании на территории страны находилось более 135 тысяч солдат и офицеров Вермахта, а также гражданский персонал. Немцы были жизненно заинтересованы в обеспечении бесперебойной работы этой магистрали, и точно также союзники прилагали все усилия, чтобы разорвать транспортную нить, связывавшую Норвегию с Рейхом. Такая картина наблюдалась на протяжении всех последующих лет войны. Боевые действия в этих водах и в воздушном пространстве над ними не прекращались ни на сутки и достойны отдельной монографии, мы же ограничимся временными рамками Норвежской кампании.

Как уже отмечалось, в данный период ни надводные силы, ни авиация союзников не могли вести активных действий на германских коммуникациях. Воздействие вражеских подлодок немцы пытались нейтрализовать несколькими способами: во-первых, постановкой мощных фланговых (относительно маршрутов транспортов) минных заграждений; во-вторых, объединением судов в конвои под мощным непосредственным охранением; в-третьих, организацией противолодочного поиска силами авиации и групп охотников; и, наконец, систематическим тралением фарватеров. Сыграл на руку немцам и природный фактор: из-за укоротившихся весенних ночей союзным подлодкам все труднее становилось производить зарядку аккумуляторных батарей.

По сравнению с английской системой конвойной службы, немецкая имела свои особенности. Конвои обычно состояли из небольшого числа судов и имели охранение, ориентированное главным образом на противолодочную оборону. На каждый транспорт приходилось по 1—1,5 корабля эскорта. Практически полное отсутствие в составе Кригсмарине кораблей специальной постройки заставляло использовать для решения эскортных задач переоборудованные рыболовные или китобойные суда. Крупные боевые корабли (до эскадренных миноносцев включительно) для сопровождения транспортов или их прикрытия в ходе Норвежской операции не привлекались. Отдельные группы охотников патрулировали в районах наибольшей активности подводных лодок: в треугольнике мыс Скаген — шхеры Патерностер — остров Лесё и на подходах к заливу Бохус.

С учетом вышесказанного становится ясно, что фактически первенство в организации мощных противолодочных рубежей в ходе Второй Мировой войны принадлежит не англичанам (если не принимать в расчет ограниченные результаты Дуврского барража в 1939 г.), а немцам. Накопленный здесь опыт с максимальной эффективностью был применен на Балтике против советского флота.

Рассматривая действия в Скагерраке в хронологически выдержанной последовательности, следует начать с германских минных постановок. В ранние часы 8 апреля четыре минных заградителя снялись с якорей на рейде Шиллиг и вышли в море, имея на борту примерно по 200 мин. Восемь тральщиков 2-й флотилии осуществляли противолодочное охранение, двигаясь двумя колоннами на левом и правом траверзах глубоко сидевших в воде заградителей. С воздуха соединение прикрывали истребители. К полуночи корабли достигли назначенных районов и приступили к постановкам. «Роланд» (брейд-вымпел FdS «Вест» капитана 1 ранга Курта Бёмера) и «Кобра» под прикрытием шести тральщиков выставили заграждение «I», вытянувшееся двумя рядами рогатых мин. В 01:10 заградители легли на обратный курс. Пара тральщиков последовала за ними, а четыре других под командованием капитана 3 ранга Тома отправились в сторону норвежского берега, выполнять главную задачу — захват Эгерсунна. В то же самое время вторая группа: заградители «Пройссен» (брейд-вымпел FdS «Ост» капитана 1 ранга А. Бентлаге), «Кёнигин Луизе» и два тральщика — произвели постановку заграждения «II». Закончив, обе группы соединились и, пройдя через Каттегат и Большой Бельт, в 23:30 вернулись в Киль.

Перейдя Кильским каналом в Куксхафен, заградители снова приняли мины и незадолго до полуночи 12 апреля вышли в море в сопровождении пяти тральщиков. Вскоре в водах Скагеррака появилось еще два минных барьера: «Пройссен» и «Кёнигин Луизе» установили заграждение «III», а «Роланд» и «Кобра» — заграждение «IV».

Обе операции не встретили никакого противодействия со стороны союзников, хотя проходили в довольно опасных районах. 9 апреля, когда пришли первые противоречивые сообщения об оккупации немцами норвежских портов, численность подводных лодок союзников, развернутых на коммуникациях в балтийских проливах, была доведена до 16 единиц. В 14:24, когда обстановка окончательно прояснилась, вице-адмирал Хортон передал приказ атаковать без предупреждения все германские транспорта, а 11 апреля британский Военный кабинет распорядился неприятельскими все суда в десятимильной зоне от норвежских берегов. В создавшейся обстановке эти указания были совершенно оправданы, так как развязывали руки командирам-подводникам. Первые две недели операции характеризуются успешными действиями британских субмарин. Их активность была настолько высокой, что порой в проливах разыгрывались настоящие сражения. Наглядным примером тому может служить переход 2-го транспортного отряда.

Отряд, состоявший из 11 грузовых судов, как и предполагалось планом, вышел из Готенхафена (Гдыня) 8 апреля. Конвой охраняли сторожевые корабли 15-й флотилии. В полдень 10 апреля в районе Скагена его обнаружила и неудачно атаковала британская подлодка «Санфиш». Вечером конвой был обнаружен другой субмариной — «Тритон» (лейтенант-коммандер Е.Ф. Пизи). В 18:26 был дан шеститорпедный залп по трем целям, оказавшийся чрезвычайно удачным. Транспорта «Фриденау» (5219 брт), «Вигберт» (3648 брт) и сторожевик «V 1507» (бывшее китобойное судно «Рау 6», 354 брт) пошли на дно. Выпустив торпеды, лодка ушла на глубину, преследуемая кораблями эскорта. Погоня продолжалась несколько часов, немцы сбросили около 80 глубинных бомб, но «Тритону» удалось оторваться.

Конвой тем временем двигался прежним курсом и вскоре очутился в районе патрулирования «Спирфиш» (лейтенант-коммандер Дж. Форбс). В течение трех часов она безуспешно пыталась выйти в атаку. Охранение увеличило активность, немецкие акустики засекли лодку, и в течение следующего часа на нее было сброшено 66 глубинных бомб. Затем в район прибыли корабли патрулировавшей в Каттегате флотилии охотников, и преследование возобновилось с новой силой. Взрывами был выведен из строя перископ, гидравлические удары вышибали заклепки, от долгого пребывания под водой разрядились аккумуляторные батареи, и опасно увеличилась концентрация углекислого газа. Лишь около полуночи, когда надежды на спасение почти не оставалось, преследователи потеряли контакт и отстали. Проведя двадцать часов под водой, «Спирфиш» всплыла на поверхность. Но насладиться спокойствием не удалось. Вскоре по правому борту был обнаружен бурун, исходивший от форштевня идущего на полном ходу эсминца. Из-за разряженной батареи лодка не могла погрузиться, и находившийся на мостике Форбс приказал уходить в надводном положении. И тут, в очередной раз подняв к глазам бинокль, он понял ошибку: бурун не носовой, а кормовой! Таким образом «эсминец» превращался в крупный корабль. Действительно, это был «Лютцов».

Из германских кораблей, штурмовавших Осло-фьорд, только «Лютцов» должен был вернуться в Киль. Ему требовалось завершить ремонт и как можно скорее выйти в рейдерство. В 16 часов 10 апреля крейсер покинул Осло. Миноносец «Мёве» сопровождал его до острова Булерне. Там корабли высадили 75 человек из состава экипажей для укомплектования захваченных береговых батарей. Выйдя из фьорда, «карманный линкор» остался один. Капитан 1 ранга Тиле получил несколько сообщений об обнаруженных у шведских берегов подводных лодках, на основании которых принял решение идти полным ходом вдоль западного побережья Каттегата, надеясь обойти опасный район. Этот курс вывел крейсер прямо на «Спирфиш».

Ночная темнота надежно укрывала субмарину от глаз наблюдателей, но радары «Лютцова» обнаружили непонятный предмет за 8 миль. Тиле приказал отвернуть влево, а спустя несколько минут — вернуться на прежний курс. Маневр, который должен был спасти корабль от столкновения, оказался роковым, так как давал британской подлодке прекрасную возможность для атаки. У Форбса уже не оставалось времени на расчеты, поэтому шесть торпед были выпущены, что называется «на глаз», в результате цель поразила всего одна. В отношении времени атаки имеются некоторые расхождения. Юрген Ровер в «Атаках подводных лодок союзников» утверждает, что торпеды были выпущены в 00:34 по Гринвичу (т.е. в 01:34 по принятому в данной работе Берлинскому времени), другие источники говорят, что уже в 01:29 на «Лютцове» прогремел взрыв.

Попадание в броненосец было аналогичным тому, что год спустя погубит «Бисмарк». Торпеда угодила в левый борт в районе кормового подзора, причем взрыв произошел при ударе о кронштейн гребного вала. Кормовая оконечность надломилась и провисла, при этом на верхней палубе образовалась сквозная щель. Были снесены руль, кронштейн с винтом, а левый вал загнут вниз. Корабль принял 1300 тонн воды и закачался на волнах без хода.

Не зная, что «Лютцов» не имел охранения, Форбс полным ходом повел свою субмарину прочь, упустив тем самым прекрасную возможность добить тяжело раненого противника. На посланный крейсером сигнал бедствия откликнулись корабли 17-й флотилии охотников за подлодками и 19-й флотилии тральщиков, но этим тихоходам — бывшим траулерам и китобоям — потребовалось несколько часов, чтобы прибыть в указанный квадрат. Между 05:00 и 06:00 с «Лютцова» было снято около 600 человек (их доставили в датский порт Фредериксхавн), а сам он был взят на буксир тремя тральщиками. Охотники образовали противолодочный ордер. Буксировка проходила с большими трудностями. Лишь к 15 часам 13 апреля небольшое соединение прибыло в Киль, где поврежденный броненосец был немедленно введен в док. Ремонт продолжался долго: формально «Лютцов» вновь вошел в строй в августе, но реально боеспособным он стал лишь к январю 1941 года. Действия командира корабля, включая соображения по выбору маршрута следования, роковой маневр уклонения и умелое руководство борьбой за спасение крейсера и экипажа, в целом были признаны правильными. Уже 17 апреля капитан 1 ранга Август Тиле был назначен военно-морским комендантом Тронхейма.

В ту же ночь англичане потеряли первую в ходе Норвежской кампании субмарину. Ей стала «Тистл» (лейтенант-коммандер У.Ф. Хэйзелфут). Около 16 часов 9 апреля она обнаружила в районе Ставангера неприятельскую лодку и дала по ней шеститорпедный залп. Хотя все торпеды прошли мимо, англичане потеряли бдительность. Лодка продолжала патрулировать в том же районе, а ночью всплыла для зарядки аккумуляторов. Это было роковой ошибкой. Затаившаяся «U 4» (обер-лейтенант Г.-П. Хинш) получила прекрасную возможность для реванша. Вскоре после полуночи она сама вышла в атаку и ответным залпом потопила «англичанку».

Среди британских подводных лодок наиболее выделяются «Санфиш» под командованием лейтенант-коммандера Джека Слотера и «Снэппер» лейтенанта Билла Кинга.

Первым добился успеха Слотер. 9 апреля он торпедировал и потопил 7129-тонный транспорт-блокадопрорыватель «Амазис», шедший из Испании. На следующий день две атаки против конвоя закончились безрезультатно, но вечером был потоплен следовавший без охранения пароход «Антарес» из состава 1-го транспортного отряда, на котором погибло более 500 человек. Немецкие охотники долго преследовали лодку, но их глубинные бомбы рвались вдалеке. Оставаясь на прежней позиции, 13 апреля «Санфиш» торпедировала вспомогательное судно «Шифф 40» (бывшее «Шюрбек»). На этот раз успех оказался неполным, судну удалось дойти до Фредериксхавна. Зато сутки спустя, уже возвращаясь с патрулирования, британские подводники получили своеобразную компенсацию, потопив «Шифф 35» (бывшее «Ольденбург»).

Лодка Билли Кинга занимала позицию западнее маршрутов конвоев, идущих в Осло-фьорд. Судоходство здесь не было столь оживленным, но для отчаянного офицера это не стало серьезной проблемой. В ранние часы 12 апреля обнаружили танкер «Моонзунд» (322 брт), доставлявший топливо для самолетов Люфтваффе. Атака из подводного положения окончилась безрезультатно, обе торпеды прошли мимо. Тогда Кинг, не раздумывая, всплыл и расстрелял незадачливый танкер из орудия. Два дня спустя по приказу Хортона «Снэппер» отошел на север, где, наконец, встретил крупные суда.

Это был 3-й транспортный отряд, вышедший в море 13 апреля и следовавший в Осло тремя группами:

— первая: транспорта «Мольктефельс», «Флорида», «Порто Аллегре», опытовый корабль «Клаус фон Беверн» (брейд-вымпел командира 1-й флотилии тральщиков), тральщики «М 6», «М 11» и «М 12»;

— вторая: транспорта «Бельграно», «Кёльн», танкер «Фридрих Бреме», охотник «Uj 123», вспомогательный сторожевой корабль «Эльба», 2 моторных тральщика 5-й флотилии;

— третья: транспорта «Хохенхёрн», «Анна Редер» и танкер «Ойроланд» под охраной тральщиков 17-й флотилии.

После полудня 14 апреля «Снэппер» обнаружил первую группу и пятиторпедным залпом потопил транспорт «Флорида» (6150 брт). Любопытно, что сами англичане первоначально приписывали этот успех лодке Слотера. Спасаясь от преследования, «Снэппер» отошел к юго-востоку, где уже ночью натолкнулся на третью группу отряда. На лодке оставалось всего 4 торпеды, и все они нашли свои цели. В своем донесении Кинг заявил о потоплении двух судов в 7000 и 500 тонн, хотя реальный успех оказался скромнее: погибли тральщики «М 1701» и «М 1702».

Следом за 3-м транспортным отрядом из Киля в Осло вышла группа боевых кораблей в составе учебно-артиллерийского корабля «Бруммер» (капитан 2 ранга Макс Гебауэр), миноносцев «Ягуар», «Фальке», эскортного корабля «F 5» и охотников «Uj 125», «Uj 126», «Uj 128». Корабли шли параллельно конвоям, прикрывая их с наиболее опасного западного направления. Поздно вечером 14 апреля немцев обнаружила другая британская субмарина — «Стерлет». Ее командир лейтенант Хауорд дал залп по крупнейшей цели — «Бруммеру», который затонул спустя полчаса после попадания торпед. Пока миноносцы занимались спасением экипажа, охотники организовали преследование и потопили лодку.1

Помимо торпедных субмарин, в Балтийских проливах действовали подводные минные заградители. Первое заграждение в 50 милях от острова Лесё выставил 13 апреля британский «Наруэйл». На этих минах погибло два тральщика.

Бесспорно, в первую неделю кампании британские подводники добились немалых успехов, особенно выделяющихся на фоне неудач их немецких коллег. Но как у каждой медали, есть другая сторона и у этой. Основная масса немецких потерь приходилась на суда авангардного, танкерного и 1-го транспортного отрядов, не имевших непосредственного охранения. Когда началось движение конвоев с солидным противолодочным эскортом, успехи пошли на убыль. 2-й транспортный отряд потерял два из одиннадцати судов, 3-й транспортный отряд — одно. Следующие отряды дошли вообще без потерь, хотя подводная угроза сохранялась.

После потери пароходов «Фриденау» и «Вигберт», вместе с которыми погибло около 1500 человек, командование группы «Ост» приняло решение не отправлять больше личный состав на тихоходных судах, а использовать для этих целей только наиболее быстроходные единицы или боевые корабли. Войска стали доставляться по суше в датский порт Фредериксхавн, а оттуда — морем в Осло и Ларвик. В среднем ежедневно перевозилось до 3 тысяч человек. Организация разгрузки большого количества транспортов лежала на особой службе при штабе «Адмирала Норвегии». Вопрос о том, куда направить суда, превращался порой в настоящую головную боль, ведь оба основных порта, использовавшиеся для обработки грузов, обладали своими недостатками. Ларвик был слишком мал и не имел необходимого портового оборудования, а маршрут до Осло удлинял путь конвоев на 50 миль. Зато, отшвартовавшись у причалов Осло, немцы встречали безукоризненную работу норвежских крановщиков, которые под немецким руководством сгружали с прибывавших судов автомобили, танки и артиллерию. Не было взорвано ни одного крана, даже ни одной гайки откручено с них. Во многом благодаря четкой работе портовых служб боевой потенциал на берегу наращивался столь быстрыми темпами.

Активность британских субмарин заставила германские противолодочные силы, находящиеся в подчинении BdS «Ост» вице-адмирала Ганса Мооца, принять адекватные меры. Для эскорта транспортов стали привлекаться миноносцы и морские тральщики, причем использование в качестве исходных портов на севере Дании сводило к минимуму необходимость нахождения транспортов в море в ночное время. В дополнение к 17-й флотилии охотников за подводными лодками, действовавшей в проливной зоне с первых дней операции, туда же были направлены 5-я противолодочная группа и 7-я флотилия сторожевых кораблей. В Ольборг была переброшена Kü.Fl.Gr. 906 (майор Лессинг) с эскадрильями 1./906 и 5./196. Обнаруженные лодки преследовались зачастую по 12—14 часов. Не прекращались минные постановки. Обеспокоенный глубоким проникновением вражеских подлодок в Каттегат командующий военно-морской группой «Ост» адмирал Карльс лично распорядился установить минные заграждения на линии Скаген-Патерностер. Для операции были привлечены все имевшиеся в наличии заградители.

«Ганзештадт Данциг» (капитан 3 ранга Шрёдер) и «Кайзер» (капитан-лейтенант Бом), приняв по 250 мин UMA, в 23 часа 13 апреля покинули Киль. Эскорт составляли 5-я флотилия миноносцев (капитан 3 ранга Хенне) в составе «Грайф», «Зееадлер», «Мёве» и группа 2-й флотилии моторных тральщиков (лейтенант Просс) — «R 25», «R 27». За ночь соединение прошло Большой Бельт, но затем началось что-то невообразимое. Сигнальщикам постоянно мерещились перископы, в результате «Ганзештадт Данциг» даже открыл огонь из 88-миллиметровок, а миноносцы систематически сбрасывали глубинные бомбы. Во время одного из противолодочных маневров флагманский «Грайф» выскочил на отмель. Штаб группы «Ост» радиограммой приказал отложить операцию на 24 часа. Хенне перенес брейд-вымпел на «Мёве», а для усиления эскорта в Орхус, где укрылись немецкие корабли, были направлены миноносец «Вольф» и тральщик «R 31».

Лишь вечером 17 апреля соединение вышло из Орхуса. Между 00:28 и 01:51 следующих суток заградители произвели постановку. Для безопасности судоходства мины ставились с заглублением на 12—15 метров. Несколько часов спустя эстафету продолжили «Роланд», «Кобра», «Пройссен» и «Кёнигин Луизе», заблаговременно вышедшие из Киля под командованием капитана 1 ранга Бёмера. К 18 часам операция была успешно завершена, вход в Каттегат перегородил мощный, в шесть рядов, барьер из мин.

К исходу первой недели кампании наступил переломный момент в подводной войне в Балтийских проливах: немцам удалось склонить чашу весов в свою сторону. В связи с резким уменьшением успехов подводников из-за возросшего давления сил противолодочной обороны, вице-адмирал Хортон обратился в Адмиралтейство с просьбой направить в Скагеррак группу надводных кораблей. По его замыслу, уничтожение нескольких слабо вооруженных охотников должно было вынудить немцев отказаться от постоянного патрулирования в проливах. План получил одобрение, и англичане обратились к своим французским коллегам с просьбой выделить для проведения операции дивизион своих быстроходных лидеров, способных дойти до Скагеррака и вернуться обратно за одну ночь и имевших к тому же сильное вооружение. Выбор однозначно пал на знаменитые «фантаски». 18 апреля в Розайт прибыл 8-й дивизион лидеров («Л'Эндомтабль», «Ле Малэн», «Ле Триомфан») под командованием капитана 1 ранга Барта. Получив детальный план операции, в 22:45 23 апреля корабли снялись с якоря и взяли курс на восток.

К половине третьего ночи дивизион без происшествий дошел до середины Скагеррака. Временами появлявшаяся в разрывах облаков луна облегчала поиск. В 04:14 наблюдатели флагманского «Эндомтабля» обнаружили два небольших силуэта на удалении около мили, почти одновременно о контакте доложили «Триомфан» и «Малэн». На лидерах стали готовиться к бою. Сторожевые корабли 7-й флотилии «V 702» и «V 709» (бывшие рыболовные траулеры «Мемель» и «Гвидо Моринг», 444 и 219 брт соответственно) обнаружили противника всего за несколько минут до открытия огня. Пятнадцати 138-мм орудиям и двадцати семи торпедным аппаратам лидеров они могли противопоставить лишь несколько 37-мм и 20-мм автоматов. Находившийся на «V 702» командир флотилии капитан-лейтенант Г. Шульце, сознавая явную безнадежность положения, приказал открыть интенсивный огонь, поставить дымовую завесу и послать по радио открытым текстом сообщение о нападении. Кстати, противника неверно опознали как тройку британских эсминцев типа «Трайбл»; на самом деле он был гораздо сильнее, но...

В течение 34 минут лидеры совершали бессмысленные маневры вокруг тихоходных траулеров, выпускали снаряд за снарядом, так и не сумев потопить ни один из них. Нервозность усиливали постоянные доклады из радиорубок о резком всплеске немецких передач в эфире. Упорное сопротивление явно не входило в планы французов. Не добившись никаких осязаемых результатов, Барт дал сигнал к отходу.

Обстановка в германских штабах стала походить на растревоженный муравейник. Находившиеся в море минные заградители «Роланд» и «Кобра» были немедленно отозваны, а базировавшаяся на Кристиансанн 2-я флотилия торпедных катеров выслана в море. Лишь пара «шнелльботов» около 5 часов утра обнаружила французские корабли. Превосходство лидеров в скорости не позволило катерникам выйти на дистанцию торпедного залпа. Вскоре по приказу FdLuft «Вест» взлетели бомбардировщики. По непонятной причине задачу поручили Do-17 из состава KG 3, лишенным какого-либо опыта действий против морских целей. Около 07:45 они настигли уходившего полным ходом противника, но не смогли точно сбросить бомбы. От близкого разрыва на «Триомфане» (капитан 2 ранга Потюо) был погнут валопровод. Позже дивизион разминулся с «U 56», которая из-за большого расстояния не смогла занять позицию для атаки, и 18:30 благополучно прибыл в Розайт.

Первая вылазка надводных сил союзников в Скагеррак закончилась безрезультатно, но не похоронила саму идею. Вечером 3 мая французы снова отправили в Скагеррак дивизион лидеров, на этот раз 5-й. К «Тартю», «Шевалье Полю» и «Милану» (этот корабль вошел в состав дивизиона взамен погибшего «Майе Брезе») присоединились британские эсминцы «Сикх» и «Тартар». Набег сорвался в самом начале, соединению даже не удалось войти в Скагеррак. За час до полуночи в районе Эгерсунна правофланговые корабли «нос к носу» столкнулись с германским рыболовным траулером. Тот поднял по радио тревогу, и командовавший операцией капитан 1 ранга Шомель, полагая, что дело может окончиться для эсминцев не столь безобидно, как в прошлый раз, приказал поворачивать на обратный курс.

Тем временем немцы планомерно продолжали заваливать минами подходы к проливам. 22 апреля «Роланд» и «Кобра» приняли в Вильгельмсхафене антенные мины EMD и в сопровождении шести миноносцев 6-й флотилии направились на очередную постановку. Поднятая французскими лидерами суматоха не позволила выполнить задачу с первого раза, но в ночь с 24 на 25 апреля заграждение «V» было установлено. Затем немцы переключили внимание на линию «Вествалль» («Западный вал»), мины на которой начали ставить еще в 1939 году для прикрытия германского побережья. Теперь ее продолжили дальше на север. 30 апреля миннозаградительная группа «Вест» («Роланд», «Кобра», «Пройссен» и «Кайзер») установила заграждение «17» в районе Большой Рыбачьей банки. Операция проходила в условиях густого тумана, что привело к трагедии. Около 23 часов на миноносце «Леопард» из состава охранения группы произошла поломка рулевой машины. Лежавший на циркуляции корабль попал прямо под форштевень «Пройссена», был им протаранен и вскоре затонул. Экипаж удалось спасти почти полностью. По иронии судьбы, единственным погибшим оказался лейтенант Маршалль — сын командующего флотом. Следующая постановка совпала по времени с очередной набеговой операцией союзников, что на этот раз привело к боевому столкновению.

9 мая четыре заградителя под командованием Бёмера, державшего свой брейд-вымпел на «Роланде», вышли на очередную постановку. Задачей было установить заграждение «16» в западной части Большой Рыбачьей банки. Охранение группы состояло из эсминцев «Рихард Байтцен» (брейд-вымпел врио FdZ капитана 1 ранга Шеммеля), «Герман Шёманн», «Бруно Хайнеманн» и миноносца «Грайф». Соединение шло 15-узловым ходом. Дул слабый норд-ост, море было спокойным, видимость составляла около 12 миль.

По всей видимости, немецкие корабли были замечены британской воздушной разведкой, так как вечером летающая лодка Do-18 обнаружила шедший наперерез отряд, состоявший из крейсера «Бирмингем» и эсминцев «Джэнес», «Хайперион», «Хируорд», и «Хэвок». Севернее держалась 5-я флотилия эскадренных миноносцев: «Келли», «Кандагар» и «Хостайл» (вышедший вместе с ними «Кимберли» был вынужден вернуться в Разайт из-за недостатка топлива) под командованием кэптена лорда Льюиса Маунтбеттена. Командующий военно-морской группой «Вест» адмирал Заальвехтер отменил постановку, одновременно приказав торпедным катерам 2-й флотилии выйти наперехват противника. В это время «S 30», «S 31», «S 32», «S 33»2 уже находились в море, оказывая помощь миноносцу «Мёве», торпедированному английской подводной лодкой. Торпедные катера образовали широкую завесу с западного и северо-западного направлений. В 20:12 командир флотилии капитан 3 ранга Рудольф Петерсен, находившийся на «S 30» сообщил по радио о пяти эсминцах, приближавшихся с запада.

В момент поступления доклада с «S 30» расстояние между лежавшими на сходившихся курсах соединениями составляло около 35 миль, при этом англичане обладали двойным превосходством в скорости. В 20:40 Бёмер приказал поворачивать на юго-восток и развить полный ход. Горизонт в западной стороне был чист, и наблюдатели на минзагах каждую минуту с тревогой ожидали появления верхушек мачт, что могло обернуться крупным столкновением. Дистанция между противниками сокращалась, но немцы вскоре вошли в зону тумана, настолько густого, что пришлось включить кильватерные огни, и оторвались. Лишь флотилия «шнелльботов» продолжала поддерживать контакт с британскими кораблями и перешла к активным действиям. Разгоревшийся в наступившей темноте жаркий бой продолжался несколько часов. Катера предприняли несколько попыток атаковать врага, но успехом увенчалась только одна. В 23:33 командир «S 31» обер-лейтенант Герман Опденхофф доложил о потоплении корабля класса эскадренный миноносец. Упорное сопротивление заставило англичан отказаться от продолжения операции и повернуть на обратный курс. Это спасло от верной гибели «S 33», который в ходе боя был протаранен одним из эсминцев, и команда уже подготовила катер к затоплению. В 23:57 контакт между противниками был потерян.

Победа Опденхоффа стала первым серьезным достижением германских катерников, и в тот же день он был награжден Рыцарским крестом, что само по себе заслуживает внимания, так как впоследствии командиры «шнелльботов» получали менее значительные награды за большие достижения. Пикантность ситуации заключалась в том, что всего сутки спустя штабу Руководства войной на море стало известно, что донесение оказалось правдивым лишь наполовину. Торпедированный «Келли», флагман 5-й флотилии эскадренных миноносцев, не затонул, хотя в результате взрыва были затоплены оба котельных отделения, корабль полностью потерял ход и сильно накренился. Погибло 23 члена экипажа. И все же «Келли» удалось спасти: он был взят на буксир эсминцем «Бульдог», и на четвертые сутки прибыл в Ньюкасл на судоверфь, а в декабре 1940 года, после ремонта, вновь вошел в строй.

Вот что еще достойно особого разговора. На «Келли» держал брейд-вымпел кэптен Льюис Маунтбэттен. Личность безусловно выдающаяся — будущий адмирал и вице-король Индии, лорд Маунтбэттен в роли командира флотилии проявил себя не самым лучшим образом и словно магнит притягивал неприятности к своим кораблям. «Первой ласточкой» был подрыв «Келли» на магнитной мине в декабре 1939 года. Затем случай в Скагерраке. В бою с германскими эсминцами у мыса Лизард 29 ноября того же года получит тяжелейшие повреждения другой корабль 5-й флотилии — «Джервис». Апогеем станет Критская кампания. Утром 23 мая 1941 года германские «штуки» буквально истребят флотилию: под бомбами погибнут «Келли» и «Кэшмир». К счастью, лорд окажется в числе 299 моряков, спасенных уцелевшим «Киплингом». После непродолжительного формального пребывания в должности командира ремонтировавшегося авианосца «Илластриес» Маунтбэттен будет назначен начальником управления комбинированных операций и проявит себя прекрасным организатором. Тогда-то и начнется стремительный взлет его карьеры. Вскоре Черчилль назначает его своим личным посланником, в середине 1943 года лорд станет Верховным Главнокомандующим союзными войсками в Юго-Восточной Азии, а после войны будет последним вице-королем Индии...

Но, вернемся к деятельности британских подводных лодок. В конце апреля они возобновили походы в проливную зону. Начало положил «Тетрарх» (лейтенант-коммандер Миллс). 22 апреля он перехватил два небольших датских рыболовных судна, одно из которых затопили, а другое отправили в Англию с призовой группой. Тем же вечером «Тетрарх» безуспешно атаковал транспорт «Вольфрам» и подвергся преследованию охранявших его охотников 5-й противолодочной группы. Во время уклонения было потеряно управление, и лодка провалилась на отметку 120 метров, что на четверть превышало ее предельную глубину погружения. Уловив момент, Миллс сумел выпустить две торпеды, потопив одного из преследователей — «Uj B», но остальные продолжили охоту. Лодка находилась под водой более 42 часов, однако в конце концов сумела оторваться и вернуться домой.

Коммандер Дж. Слэйден на «Трайденте» утром 25 апреля западнее датского Тюборена безуспешно атаковал германские транспорты «Палиме» и «Пеликан», а затем получил приказ перейти на север. 2 мая в Бьёрна-фьорде он обнаружил крупный транспорт, по которому выпустил две торпеды. Это был уже знакомый читателю «Клэр Гуго Штиннес I», только что освобожденный из норвежского плена. Судно шло в балласте, и торпеды, поставленные на большое углубление, прошли под ним. Невзирая на опасность воздушной атаки, англичане всплыли и расстреляли транспорт из 102-мм орудия. Лишь после семидесятого снаряда горящий теплоход выбросился на отмель, где его настигла третья торпеда. Тем не менее, впоследствии немцы отремонтировали серьезно поврежденное судно.

К концу апреля в Балтийских проливах действовало всего 4 подводных лодки, среди них — два минных заградителя. «Наруэйл» 1 мая установил 50 мин у острова Лесё, на которых погиб шведский транспорт «Хага» и подорвался тральщик «М 1102». В тот же день были торпедированы транспорты «Буэнос Айрес» (6097 брт) и «Байя Кастилло» (8580 брт). Первый затонул спустя два часа, второму удалось дойти до ближайшего порта, но восстанавливать его не стали. 11 мая, во время своего следующего похода, «Наруэйл» выставил 50 мин у Молде. Жертвой постановки стал сторожевой корабль «V 1109». С другим подводным заградителем произошел один из самых занимательных в истории войны случаев.

29 апреля «Сил» вышел в поход с задачей установить 50 мин в районе шведского Гётеборга. Немецкие противолодочные рубежи удалось преодолеть с большим трудом, 3 мая лодку обнаружила и бомбила авиация, был поврежден прочный корпус. Тем не менее, командир субмарины лейтенант-коммандер Руперт П. Лонсдейл решил продолжить операцию. В ранние часы 4 мая «Сил» провел постановку и лег на курс возвращения. Но вскоре его обнаружили корабли 12-й флотилии охотников. Преследование продолжалось восемь часов, но не принесло результатов.

Однако обстоятельства сложились против англичан. В 19:00 под днищем «Сила» раздался взрыв, лодка стремительно провалилась вниз и легла на дно. В течение шести часов подводники энергично боролись за свою жизнь и, в конце концов, заставили субмарину подняться на поверхность. Положение не сулило ничего хорошего: прочный корпус пробит, лишь один дизель в исправном состоянии, а до родных берегов — почти 500 миль. В создавшихся условиях Лонсдейл видел единственный шанс в попытке достичь шведского берега. Передав сообщение в Адмиралтейство, «Сил» медленно двинулся на восток.

В 01:59 с аэродрома Ольборг на противолодочное патрулирование вылетела пара «арадо» 5-й эскадрильи 196-й группы — 6W+IN (пилот — унтер-офицер Бёттхер, наблюдатель — лейтенант Меренс) и 6W+EN (пилот — унтер-офицер Закриц, наблюдатель — лейтенант Шмидт). Немцы уже уяснили, что лучшее время охоты — на рассвете, когда неприятельские подлодки завершают зарядку аккумуляторов, не спеша уйти под воду на долгий световой день. Летя на пятидесятиметровой высоте, «арадо» осматривали северную часть Каттегата. Около 02:30 Гюнтер Меренс заметил справа небольшую тень. Когда самолет развернулся и снизился, сомнений не осталось — это рубка подводной лодки. Торчавший из воды нос и погруженная корма свидетельствовали о повреждениях. Сигнальным фонарем Меренс передал приказ остановиться и запросил принадлежность субмарины.

Находившийся на мостике «Сила» Лонсдейл приказал сигнальщику передать что-нибудь неразборчивое, стараясь выиграть время и успеть укрыться в шведских территориальных водах, но Меренс разгадал его маневр. «Арадо» набрал высоту, чтобы послать радиограмму в штаб, и пошел на боевой заход. Первая 50-кг бомба упала в тридцати метрах от лодки, не нанеся ей повреждений, вторая — также мимо. Затем немцы выпустили несколько очередей из бортовых пулеметов по рубке и корпусу. Лонсдейл бросился к установленному в кормовой части мостика спаренному «Льюису» и открыл ответный огонь. В поединок включилась машина Карла Шмидта. Одна из сброшенных ей бомб разорвалась у борта «Сила». В машинное отделение снова стала поступать вода, последний работоспособный дизель вышел из строя. Послав в эфир сигнал «SOS», подводная лодка неподвижно закачалась на волнах. Изумленные немцы видели, что находившийся на ее мостике офицер вытащил белый платок и начал им размахивать.

Впоследствии лейтенант-коммандер Лонсдейл оправдывал свой поступок ответственностью за жизни шестидесяти членов экипажа и тем обстоятельством, что корабль фактически был мертв. Самолеты продолжали в недоумении кружить над лодкой. Два маленьких «арадо» взяли в плен 1520-тонную субмарину — такого никогда не бывало! Меренс справедливо предположил, что этому никто не поверит, и решил предоставить доказательства. Гидроплан приводнился рядом с лодкой, и лейтенант приказал ее командиру подняться в кабину. Лонгсдейлу пришлось снимать ботинки и перебираться вплавь. Англичанин пытался заявить, что его корабль находится в шведских водах, но немцы от него просто отмахнулись. Вслед за командиром такой же унизительной процедуре подвергся боцман «Сила» петти-офицер Каузинс.

Самолеты взлетели и взяли курс на Ольборг. В нескольких милях был встречен охотник «Uj 128» капитан-лейтенанта Ланга, которому передали координаты субмарины. Этот корабль снял с «Сила» экипаж, взял лодку на буксир и привел ее во Фредериксхавн.

После потери «Сила» ни одна подводная лодка союзников не заходила в Скагеррак. К тому времени 10-я французская и 3-я британская флотилии с плавбазами «Жюль Верн» и «Циклопс» были переведены в Розайт, где было меньше риска подвергнуться внезапным авианалетам. В родных водах англичане потеряли еще одну лодку: 29 апреля, выходя в очередной боевой поход, «Юнити» затонула в результате столкновения с норвежским сухогрузом «Атле Ярле» в устье Тайна, погибло 4 моряка.3 Французские субмарины действовали главным образом у голландского побережья: этот район считался относительно безопасным.

Основные же районы патрулирования британских субмарин переместились в восточную часть Северного моря, к побережьям Дании и Норвегии. Как было сказано выше, 8 мая в 60 милях от Тюборена «Таку» (лейтенант-коммандер ван дер Бил) торпедировала миноносец «Мёве», из состава охранения транспортов «Палиме» и «Пеликан», возвращавшихся из Норвегии. Взрывом на миноносце снесло руль и винты, но с огромным трудом его удалось отбуксировать в Вильгельмсхафен. Ремонтные работы заняли очень много времени, лишь в декабре 1942 года «Мёве» снова принял участие в боевых действиях.

Днем 13 мая лейтенант-коммандер Дэвид Ингрэм на «Клайде» обнаружил у Статландета большой грузовой транспорт, одиноко идущий на север. Решив не тратить драгоценные торпеды, Ингрэм приказал всплыть и расстрелять судно из орудия. Англичане успели сделать всего несколько выстрелов, как судно открыло ответный огонь, заставив лодку уйти под воду, а затем стало стремительно набирать ход и вскоре скрылось в налетевшем дождевом шквале. Знай подводники, с кем им пришлось иметь дело, они избрали бы другую тактику! На самом деле «сухогрузом» оказался германский вспомогательный крейсер «Виддер» («Шифф 21»), направлявшийся в атлантическое рейдерство. Впрочем, месяц спустя Ингрэм сумел реабилитироваться, торпедировав линкор «Гнейзенау».

«Спирфиш» и «Тетрарх» 20—23 мая перехватили пять небольших датских рыболовных судов, три затопили, два других отправили в Англию. В середине мая подводные минные заградители «Наруэйл» и «Рюби» приступили к систематическим операциям в норвежских прибрежных водах, совершив в течение месяца шесть выходов на постановки.

Отдельного упоминания заслуживает еще одна субмарина, отличившаяся в ходе кампании. Речь идет о польском «Ожеле», именно он открыл боевой счет союзных подводников в норвежских водах. В польской литературе подвиги этого корабля расписаны яркими красками и изобилуют геройскими, порой фантастическими, эпизодами. Попробуем «отделить зерна от плевел».

Итак, 3 апреля «Ожел» вышел в свой пятый поход и 8 апреля потопил «Рио де Жанейро». Спустя два дня — утром 10 апреля — капитан-лейтенант Грудзинский обнаружил три больших тральщика, выпустил по ним две торпеды и якобы видел в перископ попадание в один из них. Тем же вечером он обнаружил эти корабли снова, но их было всего два, на основании чего был сделан вывод об одержанной победе. Анализ диспозиции немецкого флота показывает, что встреченными «Ожелом» кораблями могли быть только тральщики 2-й флотилии, возвращавшиеся домой после высадки десанта в Эгерсунне. Однако ни один из них не только не был потоплен, но и не докладывал о замеченных торпедах. Любопытно, что в работе Юргена Ровера «Атаки подводных лодок союзников» не содержится даже упоминания о данном эпизоде.

13 апреля «Ожел» обнаружил большой конвой и атаковал ближайшую цель (сторожевой корабль «V 705»), но торпеда прошла мимо. В течение следующих двух дней лодка неоднократно обнаруживалась противолодочными кораблями и самолетами, уклоняясь от атак которых провела под водой более 20 часов, но 18 апреля благополучно вернулась на базу. С 28 апреля по 11 мая «Ожел» совершил шестой поход, закончившийся безрезультатно, а 23 мая вышел в седьмой. В указанный срок — 8 июня — лодка не вернулась, и 11 июня британское командование объявило об ее гибели. О причинах по сей день остается только гадать...

На протяжении последующих четырех лет воды вдоль протяженного норвежского побережья стали одним из напряженнейших театров боевых действий для британских субмарин. Мы же подведем итоги их деятельности за время Норвежской кампании. Результаты, достигнутые подводными лодками союзников, приведены ниже. Успех этот особенно ценен тем, что достигнут в мелководных районах, густо «начиненных» минами, в условиях сильной противолодочной обороны, абсолютного господства в воздухе авиации противника и долгого светового дня. Итоговая цифра потопленного тоннажа оказалась значительной — около 60 тысяч брт за два месяца. По количеству потопленных судов показатели апреля-мая 1940 года превосходят суммарную цифру 1941—1943 годов! Подводные лодки оказались единственной реальной силой, способной противодействовать германским перевозкам. Сами англичане потеряли в боевых условиях 4 субмарины («Тистл», «Стерлет», «Тарпун», «Сил»), плюс польский «Ожел».

С другой стороны, можно констатировать, что немцам удалось достаточно надежно защитить свои коммуникации. В период с 3 апреля по 15 июня для перевозок между германскими и норвежскими портами было задействовано 472 транспортных судна общим тоннажем 2 012 376 брт. Они перевезли 107 586 человек, 16 102 лошади, 20 339 автомобилей и мотоциклов, 101 400 тонн различных грузов. Потери составили 21 судно общим тоннажем 111 700 брт, то есть менее 5%; людские потери на переходе морем не превышали 2%.

Успехи подводных лодок союзников в ходе Норвежской кампании

Дата (для заградителей указана дата постановки) судно, корабль лодка (командир)
потоплено торпедами — 13 судов (59 802 брт):
8.04. «Рио де Жанейро» (5261 брт) «Ожел» (капитан-лейтенант Грудзинский)
8.04. «Посидониа» (8036 брт) «Трайдент» (лейтенант-коммандер Сил)
9.04. «Амазис» (7129 брт) «Санфиш» (лейтенант-коммандер Слотер)
10.04. «Фриденау» (5219 брт) «Тритон» (лейтенант-коммандер Пизи)
10.04. «Вигберт» (3648 брт) «Тритон»
10.04. «Антарес» (2593 брт) «Санфиш»
11.04. «Иониа» (3102 брт) «Трайэд» (лейтенант-коммандер Одди)
11.04. «Аугуст Леонард» (2593 брт) «Санфиш»
14.04. «Флорида» (6150 брт) «Снэппер» (лейтенант Кинг)
14.04. ВСУ «Шифф 35» (2312 брт) «Санфиш»
18.04. «Хамм» (5874 брт) «Сивулф» (лейтенант-коммандер Стадхолм)
1.05. «Буэнос Айрес» (6097 брт) «Наруэйл» (лейтенант-коммандер Бёрч)
4.05. «Монарк» (швед.) (1786 брт)4 «Северн» (лейтенант-коммандер Тейлор)
потоплено артиллерией — 1 судно (322 брт):
12.04. «Моонзунд» (322 брт) «Снэппер»
потоплено боевых кораблей (все торпедами) — 6:
9.04. легкий крейсер «Карлсруэ» «Траэнт» (лейтенант-коммандер Хатчинсон)
10.04. сторожевой корабль «V 1507» «Тритон»
14.04. артиллерийский корабль «Бруммер» «Стерлет» (лейтенант Хауорд)
15.04. тральщик «М 1701» «Снэппер»
15.04. тральщик «М 1702» «Снэппер»
23.04. охотник «Uj B» «Тетрарх» (лейтенант-коммандер Миллс)
погибло на минах, поставленных подводными лодками — 16 судов (12 209 брт) и 6 боевых кораблей:
14.04. тральщик «М 1101» 13.04. «Наруэйл»
23.04. тральщик «М 1302» 13.04. «Наруэйл»
1.05. «Хага» (швед.) (1296 брт) 1.05. «Наруэйл»
4.05. «Аими» (швед.) (200 брт) 4.05. «Сил» (лейтенант-коммандер Лонсдейл)
6.05. «Вогезен» (4241 брт) 4.05. «Сил»
28.05. «Торстен» (швед.) (1206 брт) 4.05. «Сил»
5.06. «Скандия» (швед.) (1248 брт) 4.05. «Сил»
26.05. «Вансё» (норв.) (54 брт) 10.05. «Рюби» (капитан 3 ранга Кабанье)
28.07. «Арго» (норв.) (412 брт) 10.05. «Рюби»
17.10.445 охотник «Uj 1764» 10.05. «Рюби»
30.05. сторожевой корабль «V 1109» 11.05. «Наруэйл»
28.05. «Бламаннен» (норв.) (174 брт) 27.05. «Рюби»
31.05. «Ядарланн» (норв.) (938 брт) 27.05. «Рюби»
5.10. «Ёулф» (норв.) (173 брт) 27.05. «Рюби»
5.06. тральщик «М 11» 3.06. «Наруэйл»
10.06. «Сверре Сигурдсон» (норв.) (1081 брт) 9.06. «Рюби»
16.08. «Йедерен» (норв.) (908 брт) 12.06. «Наруэйл»
26.08. «Арид» (норв.) (128 брт) 12.06. «Наруэйл»
13.10. «Гном 7» (50 брт) 12.06. «Наруэйл»
13.10. «Коболд 1» (50 брт) 12.06. «Наруэйл»
13.10. «Коболд 3» (50 брт) 12.06. «Наруэйл»
18.06. тральщик «М 5» 14.06. «Порпёз» (коммандер Робертс)

Примечания

1. История гибели «Стерлет» требует пояснения. Приведенная в данной работе версия об ее потоплении охотниками «Uj 125», «Uj 126» и «Uj 128» сразу после торпедирования «Бруммера» выглядит наиболее логичной и обоснованной. В военно-исторической литературе ее впервые высказал в 1949 году Жак Мордаль на страницах работы «La campagne de Norvege». Однако впоследствии, с подачи англичан, укоренилось мнение о гибели лодки 18 апреля, причем основываться оно могло только на данных германской стороны, так как сама «Стерлет» в эфир не выходила. Гордон Смит утверждает, что именно 18-го ее потопили вышеназванные охотники в точке 58°00' с.ш. / 11°00′ в.д., Генри Лентон считает, что это сделал тральщик «М 75». Любопытно, что в первом послевоенном справочнике по потерям британского флота («Ships of the Royal Navy: Statement of losses during Second World War») «Стерлет» значится погибшей 27 апреля — по всей видимости, это срок окончания автономности.

2. По другим данным, вместо «S 32» в состав данной группы входил «S 34».

3. Во многих работах (в том числе книге А.А. Нарусбаева «Катастрофы в морских глубинах») говорится, что лодка погибла во время испытаний, следовательно, является небоевой потерей. Однако Г. Смит твердо заявляет, что «Юнити» направлялась в боевой поход — на патрулирование к норвежскому побережью. Таким образом, имеются все основания включить ее в список потерь в ходе Норвежской кампании.

4. Судно было захвачено немцами и шло в Германию с призовой командой, «Северн» потопил его после досмотра согласно закону о призовом праве.

5. Ровер отмечает сомнительность гибели этого корабля на минах «Рюби» после столь долгого периода.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.