Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

8. Подводный флот

Бурно развивался и подводный флот. 29 июля 1935 г. со стапелей сошла первая германская субмарина, заложенная 18 июля1. К весне 1936 г. у Редера уже было 18 лодок. Однако позже темпы строительства снизились (Приложение № 6), все хранившиеся на складах в разобранном виде лодки были собраны, а новые строились со скоростью 2—3 корабля в месяц2.

Летом 1935 г. в Германии находились в постройке или уже были закончены 24 субмарины (Приложение № 7), из них двенадцать лодок II серии со стандартным водоизмещением 250 тонн, имевшие три носовых торпедных аппарата, надводную скорость 12—13 узлов и запас плавания 3100 миль; две семьсотдвенадцатитонные подводные лодки I серии с надводной скоростью 17 узлов, скорость которых в надводном положении составляла 17 узлов, а запас хода 7900 миль, вооружение состояло из четырех носовых и двух кормовых аппаратов, однако эти лодки были достаточно сложны в управлении; десять субмарин VII серии, водоизмещение которых равнялось 500 тоннам, это были самые удачные лодки, развивавшие 16 узлов при дальности плавания 6200 миль, кроме того, они были хорошо вооружены, имея четыре носовых и один кормовой торпедный аппарат.

Силовая установка лодок II серии состояла из двух трехсотпятидесятисильных дизелей фирмы «Майбах», которые применялись как стартовые на железных дорогах, поэтому были серийными, что облегчало постройку лодок. На лодках VII серии стояли два дизеля по 1000 л. с., произведенных по лицензии МАН верфями «Дойче Верке»3.

Командующий подводными силами Дёниц считал, что в дальнейшем следует строить только лодки VII серии, которые были наиболее удачными, субмарины II серии, несмотря на крайне удачную конструкцию, имели ряд недостатков: низкая надводная скорость, слабое вооружение и недостаточный ресурс плавания. I серия имела в целом неудовлетворительные тактико-технические характеристики, поэтому от нее было решено в дальнейшем отказаться.

Конструкция VII серии была также частично модернизирована, увеличение стандартного водоизмещения на 17 тонн позволило довести запас топлива до 108 тонн (против 67), что повысило радиус действия на 2500 морских миль, новые модифицированные субмарины получили обозначение VIIb. В январе 1939 г. лодки серии VIIb были несколько увеличены в размерах, произведены улучшения конструкции носовой части и рубки, новая конструкция получила обозначение VIIc4.

В 1938—1939 гг. на вооружение германского флота стали поступать более крупные океанские подводные лодки IX серии, стандартным водоизмещением 750 тонн, с запасом хода 8100 морских миль, вооруженные шестью торпедными аппаратами и 22 торпедами. Эти лодки как нельзя лучше подходили для крейсерских операций в Атлантике5. Кроме того, к началу войны был разработан проект подводного миноносца XB серии, с запасом хода в 14 500 миль, что позволяло использовать этот корабль в удаленных от Германии районах Мирового океана6. Для германского подводного флота 1935—1945 гг. было нехарактерно создавать лодки, предназначенные для ведения минной войны. Вместо создания специальных подводных минных заградителей немецкие конструкторы пошли по другому пути, были сконструированы шахты, которые устанавливались «за пределами прочного корпуса, что не уменьшало полезной нагрузки корабля7. В дополнение к этому был разработан специальный тип донных мин ТМ-В, постановка которых осуществлялась через торпедный аппарат подводной лодки. Таким образом, подводная лодка могла использоваться одновременно в качестве носителя как минного, так и торпедного вооружения

Осенью 1936 г., по окончании первого года обучения подводников, Дёниц был назначен командующим подводными силами рейха. Он распространил на все подводные силы те принципы и правила обучения, которых придерживался сам. Первое, чего он хотел, — это энтузиазма подчиненных и их веры в боевую мощь подводной лодки. Обучение производилось в условиях, максимально приближенных к боевым, тренируя своих подчиненных как ночным, так и дневным атакам из всех возможных положений корабля.

Практически сразу Дёниц пошел на слом существовавших тогда правил: в 1935 г. подводников учили атаковать с дистанции 3000 метров, опасаясь нового изобретения англичан, — сонара «асдик». Однако новый командующий скептически относился к его возможностям, немцы в тот момент вели разработку прибора «S» — аналога «асдика», именно его испытания послужили фундаментом скептицизма Дёница к раздутым британской пропагандой возможностям английского «асдика»8, кроме того, были и данные неофициальных английских источников, подтверждавших правоту каперранга9. Торпедная атака с большой дистанции, по мнению Дёница, была опасна тем, что «в случае промаха торпеды, мишенью становится обнаружившая себя подводная лодка»10. Поэтому он приказал учить подводников торпедировать цель только с близкой дистанции — 600 метров, что давало возможность бить наверняка.

Во время тактических занятий командующий подводным флотом настойчиво рекомендовал своим подчиненным производить атаку ночью. Идея применения подводной лодки в темноте зиждилась на том, что «корпус подводной лодки ночью в общем не заметен», кроме того, существовавшие в 1936—1939 г.. средства обнаружения, такие как радар и сонар, были не в состоянии обнаружить подводную лодку в надводном положении. Значительная разница подводной и надводной скорости также делала атаку всплывшей лодки предпочтительнее, так как позволяла быстрее выходить на цель. Таким образом, ночью подводная лодка становилась «идеальным носителем торпедного оружия»11.

Уже в конце 1935 г. Дёниц в общих чертах разработал групповую тактику, которая сводилась к следующему: «Лодка, первой обнаружившая противника, поддерживала с ним непрерывный контакт и наводила на него возможно большее число подводных лодок для совместной атаки». И начал отработку различных аспектов и приемов ее применения во время учебных занятий. В 1937 г. на больших учениях в Балтийском море Дёниц впервые успешно применил «стайную» тактику12.

Атлантика, в отличие от закрытой акватории Балтийского моря, была значительно более сложным оперативным районом, ввиду сложности обнаружения целей на больших открытых участках. В начале 1938 г. в штабной стратегической игре подводные лодки Дёница не обнаружили три конвоя, безрезультатные попытки атаковать два других привели к потере двух субмарин. Комментируя свое поражение, Дёниц заявил, что оно вызвано недостатком сил, а не тактическими и стратегическими просчетами «синих»13.

Оправдания Дёница не развеяли скептицизм высшего командного звена флота при столь скромных успехах, которые никак не компенсировали потерь. Большинство германских морских стратегов продолжало настаивать на том, что субмарины должны действовать поодиночке, а их массированное использование будет иметь смысл только при наличии иммунитета к «асдику». Пытаясь доказать свою правоту, Дёниц добился выделения необходимых средств для проведения учений у берегов Португалии. В мае 1939 г. четыре группы лодок и вспомогательный крейсер должны были обнаружить и уничтожить конвой из двух транспортов. На этот раз учения прошли успешно, что, однако, не рассеяло сомнений руководства.

Неубедительность результатов использования подводных лодок группами привела к разногласиям между командующим подводным флотом и высшими офицерами ОКМ в вопросах стратегической доктрины применения подводных лодок. Командование военно-морских сил считало, что лодки по-прежнему будут действовать в одиночку, так как «при групповых действиях нарушится радиомолчание, и противник сможет пеленговать подводные лодки и установить их место»14. Поэтому приоритет строительства должен был быть у крупных подводных крейсеров водоизмещением около 2000 тонн, со значительным радиусом действия и достаточной огневой мощью для ведения артиллерийского боя в надводном положении. Неясность концепции использования субмарин привела к тому, что Редер отложил оформление заказов на производство подводных лодок. Таким образом, динамика их производства выглядела следующим образом: 1935 г. — 14 лодок, 1936 г. — 21, 1937 г. — 1, 1938 г. — 9 и 1939 г. — 18 субмарин. В то время как мощности германской судостроительной промышленности без применения чрезвычайных мер позволяли выпускать, как минимум, 11 лодок в месяц15. К началу войны немецкий флот имел в своем составе 57 лодок, из них в боевой готовности могли быть только 46, а для действий на просторах Атлантики были пригодны всего 22. Следовательно, на океанских коммуникациях Великобритании могли одновременно действовать не более 7 субмарин16.

Ведя усиленную тренировку экипажей, Дёниц добился того, что малочисленный немецкий подводный флот имел самый высокий профессиональный уровень в мире. Лучшую оценку его деятельности дал Нюрнбергский трибунал: вынесенный приговор обосновывался тем, что «подводные лодки, которых тогда было немного, были полностью подготовлены к ведению войны»17.

Определенных успехов добились немецкие конструкторы минно-торпедного оружия. В тридцатые годы ими были созданы высокоскоростные торпеды, в которых в качестве окислителя использовалась перекись водорода, разлагаемая с помощью катализатора, что позволило увеличить скорость этого оружия до 44 узлов. Однако торпеды такого типа оставляли за собой след и были высокошумными. Попытки сконструировать торпеду, не демаскировавшую себя и лодку во время атаки, привели к созданию электроторпед, которые, хотя и уступали в скорости, оставляли противнику меньше шансов на спасение. Кроме того, к началу войны были разработаны самонаводящаяся акустическая торпеда Т-5, телеуправляемая торпеда «Лерхе» и неконтактный электрический взрыватель18.

Положение в области торпедного вооружения германского флота было отнюдь не идеальным, оба типа взрывателей, механический и неконтактный магнитный, давали сбой за сбоем. До 50% торпед G7a и G7e с магнитным взрывателем взрывались преждевременно, а торпеды с механическим взрывателем также нередко выходили из строя, но проблемы ограничивались не только взрывателями, сами торпеды проходили на 2—5 метров ниже установленной глубины. Немецкие подводники окрестили свое оружие «деревянными болванками» и отказывались выходить в море19. Только к 1943 г. германскому флоту удалось решить значительную часть проблем, вызывавших отказы в работе торпед. Подобная ситуация наблюдалась и с артиллерийскими боеприпасами, взрыватели которых не срабатывали в 50% случаев. Магнитная мина, появившаяся в немецком флоте непосредственно перед войной, явилась наиболее дееспособной новинкой, такие мины уже применялись англичанами в конце Первой Мировой, однако немцам она тогда была неизвестна. Новая немецкая мина применялась на малых глубинах20. Кроме того, немецкими конструкторами был разработан радар на дециметровых волнах21, велась разработка сонара.

Отсутствие в распоряжении германских ВМС собственной авиации серьезно уменьшало их боеспособность и сужало круг решаемых Кригсмарине задач. Руководство ВВС не брало на себя никаких обязательств, отрицая свою ответственность даже за несение разведки. Все военно-воздушные силы рейха находились под управлением Геринга22.

В январе 1939 года немецкие военно-морские и военно-воздушные силы пришли к соглашению, в соответствии с которым в оперативное подчинение флота поступала 41 авиаэскадрилья по 12 самолетов в каждой. К началу войны ВМС располагали 120 самолетами из 492 запланированных23.

В итоге к 1 сентября 1939 г. Кригсмарине насчитывали два линейных корабля24, три «карманных» линкора, два устаревших броненосца, построенных еще до Первой Мировой войны, тяжелый крейсер, шесть легких крейсеров, ряд эсминцев, миноносцев и других кораблей, а также 56 подводных лодок.

Примечания

1. См.: Ассман К. Война на море... С. 162.

2. См.: Новости техники // Морской сборник. — 1941. № 3. С. 92—93.

3. См.: Дёниц К. Указ. соч. С. 49—50.

4. См.: Блэйр К. Указ. соч. С. 98.

5. См.: Дёниц К. Указ. соч. С. 69.

6. См.: Dönitz K. Die U-Bootswaffe. Berlin, 1939. S. 24—25.

7. См.: Буш Г. Такой была подводная война. — М., 1965. С. 21.

8. См.: Годт Э. Подводная война // Итоги Второй Мировой войны. — СПб. — М., 1998. С. 182.

9. Dönitz K. Die U-Bootswaffe... S. 34.

10. Ibid. S. 39.

11. См.: Дёниц К. Указ. соч. С. 34—41.

12. Padfield P. Dönitz: The last führer. Portrait of a Nazi war leader. — New York, 1984. P. 171—178.

13. Дёниц К. Указ. соч. С. 43.

14. См.: Лев С.Е. Военное кораблестроение... С. 78.

15. См.: Дёниц К. Указ. соч. С. 68.

16. Там же С. 71.

17. См.: Захарова Х.М. Ретроспективный анализ развития торпедного оружия. Дис. канд. ист. наук. — СПб., 1999. С. 37.

18. См.: Дёниц К. Указ. соч. С. 112—113.

19. См.: Денисов Б.А. Германские и английские мины. // Морской сборник. — 1941. № 5. С. 105—106.

20. См.: Шнейдер Э. Техника и развитие оружия в войне // Итоги Второй Мировой войны. — СПб. — М., 1998. С. 321.

21. См.: РГВА. Ф. 702. Оп. 2. Д. 5. Л. 10—10 об.

22. См.: Роскилл С. Указ. соч. Т. 1. С. 41—42.

23. Речь идет о «Шарнхорсте» и «Гнезенау». В современной военно-морской историографии нет устоявшегося мнения, к какому классу кораблей их относить. В ряде работ их называют линейными кораблями, в других — линейными крейсерами, в немецких документах эти корабли обозначены как броненосцы.

24. Например: Директива Бломберга от 25 октября 1933 гг. «Относительно действий вермахта в случае применения санкций». См.: Нюрнбергский процесс... Т. 2. С. 374—375; директива Военного министерства от 2 мая 1935 г. «О проведении операции "Шулунг"». См. там же. С. 376—377; Директива военного министра Бломберга «О единой подготовке вооруженных сил к войне» от 24 июня 1937 г. и дополнения к ней от 7 и 21 декабря того же года. См. Там же. С. 390—402; и т. п.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.