Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

3. Судостроитель Кодин Арчер

Ранней весной 1890 г. 58-летний Колин Арчер получил письмо 29-летнего Фритьофа Нансена, сформулированное в весьма осторожных выражениях. Оно содержало вопрос, как бы отнесся он, Арчер, к предложению Нансена построить специальное судно для опасной и ответственной полярной экспедиции. В этом первом письме адресат именовался «господином судостроителем Колином Арчером», а затем, во время совместной работы, он превратил ся в «дорогого Арчера». Между обоими этими людьми завязалась искренняя дружба, продолжавшаяся всю жизнь.

Колин Арчер родился в 1832 г. в Ларвике двенадцатым из тринадцати детей Джулии и Уильяма Арчеров. Родители его были выходцами из Шотландии, где отец занимался торговлей строительным лесом. Времена были тяжелые, и торговля шла довольно плохо. История переселения семьи коротко была такова: отец купил в Гринроке шхуну «Помона», погрузил на нее все свои пожитки и вместе с женой и детьми (семью к тому времени) взял курс на Ларвик. Судно с придачей 2500 кельнских талеров они обменяли на усадьбу «Тольдеродден», где семейство и обосновалось. Уильям Арчер вел отсюда торговлю с Англией, экспортируя омаров и железо, занимался также и лесосплавом по реке Логен. Особых прибылей все это не приносило, и частенько материальное состояние семейства оставляло желать много лучшего.

Несмотря на это, Колин получил приличное по тем временам школьное образование и в 1849 г., после Семилетней учебы, успешно сдал экзамен за среднюю школу. Сразу после этого он был принят учеником на верфь Микаэля Трешова и одновременно стал посещать вечернюю техническую школу. Однако обучение оказалось недолгим, ибо спустя полтора года случилось так, что он должен был поехать в Калифорнию, а оттуда в Австралию. Первый этап пути — до Панамы — был проделан на парусном судне. Оттуда Колину пришлось добираться на чем попало до Калифорнии, где один из его братьев работал на золотых приисках. Спустя восемь месяцев Колин покончил со своей не очень успешной карьерой старателя и через Сандвичевы острова отправился в Австралию.

В Квинсленде осели уже многие члены семейства Арчеров, и здесь Колин вместе со старшими братьями десять лет занимался на ферме разведением крупного рогатого скота и овец. Лишь в 1861 г., после смерти брата Чарлза, он снова вернулся на родину, в Ларвик. К тому времени он был уже состоятельным человеком.

В Австралии он принимал однажды участие в перестройке старой лодки для плавания по реке Фицрой, однако утверждать, основываясь на этом, будто Колин Арчер овладел там судостроительными знаниями, скорее всего не следовало бы. Решение строить лодки вызревало у него в течение долгих лет: он никогда не был импульсивным, все, что он предпринимал, было основательно продумано. Однако постройка лодок и более крупных судов требовала, разумеется, теоретических и практических знаний, и первое, что сделал Колин по возвращении, была покупка всей доступной литературы по судостроению.

Арчеру было уже 30 лет, когда он начал строить в Тольдероддене первые небольшие лодки. Углядеть некую ясную линию в становлении его как судостроителя можно, пожалуй, лишь имея большую фантазию. Куда естественнее выглядела бы, скажем, покупка хорошей крестьянской усадьбы. В 1911 г. в письме к доктору Ингвару Нильсену из Кристианийского университета Арчер сам в какой-то степени подтверждает это.

Судостроитель Колин Арчер

Арчер пишет, что лодками и их постройкой бредил еще с мальчишеских лет, однако многие годы обстоятельства складывались так, что претворить свои интересы в жизнь у него не было никакой возможности. В первую очередь он должен был зарабатывать деньги на пропитание. Впрочем, он здесь же признается и в том, что в профессии, которую он наконец-то теперь себе выбрал, прежде хороших перспектив, пожалуй, не усматривал.

«Фрам», вне всяких сомнений, — самое знаменитое судно из всех тех судов, что сконструировал и построил Колин Арчер. Конечно, идея его создания исходит от Нансена, однако в жизнь эту идею претворил не кто иной, как Арчер, благодаря своему богатейшему практическому опыту и обширным знаниям в деле постройки судов. В этой взаимосвязи представляет особый интерес — что же получил Арчер за двухлетний при мерно труд, связанный с изготовлением чертежей и постройкой «Фрама»? Его денежное вознаграждение, согласно договору, составляло 5000 крон, однако Арчер был неважным коммерсантом Стоило ему принять заказ на постройку этого необыкновенного судна, как он сразу же влюбился в него и отдал ему все свои силы и возможности, которые был способен отдать. Это отчетливо вид но из следующей сметы (в кронах):

«Фрам», 1891—1893 гг.
Получено от доктора Нансена 117 720,65
Издержано на:
рабочую силу 56 431,21
большие лодки и малый бот 2401,71
фрахт, путевые расходы, буксировку, аренду, доставку и пр 825,20
линолеум, оленью шерсть, полированное стекло 662,80
кузнечные работы 12 542,05
гвозди, болты и другие скобяные товары 14 275,34
лебедку 100,00
три фонаря 150,00
лес и железные кницы 1 623,29
деревянные нагеля (дубовые) 1 648,39
дубовые брусья, рангоутные бревна и пр. 3 180,59
материалы для больших ботов 658,31
материалы «Карл — Йоханс-верфи» 3 147,92
блоки и рангоут 2 225,40
тросы 5 061,24
парус 507,00
буксировку «Фрама» в Кристианию 160,00
праздник 26 октября 1892 г. 201,20
Перечислено: «Акерс Мекаинске Веркстед» 2 201,43
«Карл — Йоханс-верфи» за материалы 1 132,00
«Паскалю», «Атки», «Джеймсу Мак-Лину» и др. 3 585,57
Гонорар Колина Арчера 5 000,00
Итого 117 720,65

Арчер отдал «Фраму» всю свою любовь и радение и вздохнул облегченно лишь в день спуска судна со стапеля в Реккевике. Все прошло отлично, но как сложится дальнейшая судьба судна? Этот вопрос мучил строителя все годы плавания полярной экспедиции, хотя он был уверен, что если и есть в мире судно, способное выдержать натиск арктических льдов, так это его «Фрам».

После того как Фритьоф Нансен и Яльмар Иохансен первые целыми и невредимыми вернулись из экспедиции, Нансен сейчас же телеграфировал из Вардё Арчеру:

Сердечная благодарность и тысяча приветов, дорогой Арчер! Не могу передать по телеграфу все те теплые, восторженные слова, которые мысленно посылал Вам все эти три года. Никогда еще не бороздило моря судно, столь необыкновенное, как «Фрам». Он — крепче норвежского гранита. Сурова была его проверка, но о том, что пришлось ему вынести, люди еще узнают. Надеюсь, Вы получите его обратно целым и невредимым, каким он был при выходе в плавание.

Известие о возвращении Нансена застало Колина Арчера в «Туддал турист»-отеле за игрой в шахматы с государственным министром Гуннаром Кнудсеном. Прочитав телеграмму, оба, не выразив никаких эмоций, будто иначе и быть не могло, как ни в чем не бывало продолжали игру.

Итак, Нансен вернулся. А где же «Фрам»? Именно об этом были первые мысли Колина Арчера, страстно надеявшегося на благополучное возвращение судна. Ведь, как ни говори, прошло более трех лет...

Неделю спустя пришла телеграмма от Отто Свердрупа, верного и надежного водителя «Фрама». Телеграмма была отправлена из Скьервё, первого норвежского населенного пункта, в котором «Фрам» отдал якорь. Телеграмма гласила:

Сегодня «Фрам» в том же добром состоянии, как при выходе из Норвегии, отдал здесь якорь после предусмотренного планом плавания через Полярное море. Все на борту здоровы.

Кодин Арчер ответил:

Спасибо и добро пожаловать. Все прямо как в сказке. Приветствую Вас и команду.

Нансен, Свердруп и все остальные на судне прониклись к «Фраму» незыблемым доверием: еще бы, ведь они воочию видели, на что способно судно!

Возвращение «Фрама» в Кристианию вылилось в восторженное празднество. Участников экспедиции буквально носили на руках. На торжественном обеде, который город дал в честь отважного экипажа, обер-бургомистр Эдвард Кристи произнес речь, в которой, обращаясь к строителю «Фрама», сказал:

Когда мы с нетерпением ждали вестей от экспедиции, кое-кто пророчил: «Мы никогда не увидим их больше. Тринадцать человек ушло в плавание, а там. где компания из тринадцати, дело добром не кончится!» Однако, вот они, все снова дома!

Секрет же, любезные дамы и господа, состоит в том, что в экспедицию Нансена составляли не тринадцать, а четырнадцать членов: четырнадцатым был «Фрам». Именно благодаря «Фраму» не сбылись самые мрачные предсказания. И мы сегодня воздаем должное не только нашим героям-полярникам, но и «Фраму». Потому и сидит сегодня на почетном месте, между Нансеном и его бравыми парнями, строитель «Фрама» Колин Арчер.

Сколько раз за эти долгие три года тревожно бились наши сердца в страхе за мужа и сына, отца и брата. Но всех нас утешало сознание того, что маленький корабль, мужественно охраняющий людей от пучин Полярного моря, создан человеком, чьи неустанные труды всю жизнь были направлены на улучшение и повышение надежности судов, на которых норвежские моряки несут опасную службу. Особенно ярко проявились такие его качества, как самоотверженность, готовность отдать все силы и знания, при постройке «Фрама» — судна, явившегося вершиной его творчества, всемирно прославленного полярного судна Нансена.

Любезные дамы и господа! Провозглашая тост за владельца верфи Арчера, который в эти дни почетный гость столицы, я убежден в двух вещах: во-первых, в том, что «Фрам» — далеко не последний корабль Колина Арчера, и, во-вторых, что «Фрам» совершил далеко не последнее свое полярное плавание. И я хочу высказать два пожелания: да здравствует «Фрам»! и да здравствует Колин Арчер!

Арчер был необычайно склонен к письменным занятиям. Помимо ведения обширной корреспонденции, он находил еще время писать статьи и другие сочинения на особенно интересующие его темы. Так, им написаны «Руководство к конструированию спортивных судов и лодок», большая монография о конструкции и постройке «Фрама», трактат о волновом сопротивлении и др. Многие его работы привлекли внимание не только в Норвегии, но и за рубежом, и в первую очередь это «Теория волнового сопротивления». На основании этой работы, в которой показано, как надо строить корпус судна, чтобы вода оказывала ему наименьшее сопротивление, Арчер конструировал все свои суда и лодки.

Колин Арчер строил суда и для других полярных экспедиций. Тюленебойное судно «Плукс», спроектированное Арчером и построенное в Арендале, было переоборудовано под новым именем «Южный Крест» для антарктической экспедиции 1896—1900 гг. Карстена Борхгревинка.

В 1899 г. судно «Ясон» было перестроено Арчером для герцога Абруццского и получило название «Полярная звезда». На нем герцог предпринял экспедицию на Север в 1899—1900 гг. Санная группа этой экспедиции перешагнула 86° с.ш.

Параллельно с перестройкой «Ясона» шли также работы на тюленебойном судне «Гаральд Хаарфагер», принадлежавшем после реконструкции под именем «Заря» барону Толлю. «Заря» также пошла на Север, на поиски неизвестной Земли Санникова, которая, по предположениям Толля, должна была находиться где-то в ледяной пустыне севернее Новосибирских островов.

В дополнение перечня конструкторской и судостроительной деятельности Колина Арчера следует также упомянуть и созданные в 1902 г. для России два больших спасательных бота и восемь лоцманских ботов, построенных для финской лоцманской службы в период с 1898 по 1902 г.

Паровая яхта «Ингеборг», сошедшая со стапеля весной 1900 г., была последним судном Арчера и последним же из построенных по его чертежам. Работы на верфи в бухте Реккевик постепенно шли на убыль, а в 1907 г. полностью остановились. Однако на верфи в Тольдероддене Арчер до 1910 г. продолжал строить лоцманские боты и рабочие шлюпки. Там, в возрасте 78 лет, он и закончил свою активную судостроительную деятельность. До этого дня он построил на своих верфях добрых 200 судов — и больших, и малых. К этой внушительной цифре следует еще добавить все суда, а также рабочие и спортивные лодки, созданные по чертежам Арчера вне Ларвика. Сколь велико это число, не узнать никогда, ибо по одному чертежу часто строили сразу несколько судов.

Скончался Колин Арчер 8 февраля 1921 г. в Тольдероддене в возрасте 89 лет. Получив известие о смерти Арчера, Фритьоф Нансен дал телеграмму его семейству, в которой выразил покойному свою глубочайшую благодарность «за все, чем был для меня и моей работы этот незабвенный человек и друг, и за все, чем был он для людей всего норвежского побережья».

На семейном кладбище в Тольдероддене Колин Арчер похоронен рядом со своими родителями, братьями и сестрами. В штормовую погоду отсюда слышен шум прибоя, разбивающегося о скалы Свабергена.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.