Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

1270—1319 гг.: приближение заката «империи»

Если король Магнус VI Хаконарсон до самой смерти в 1280 г. продолжал проводить политику умиротворения и консолидации, то регенты его малолетнего сына и наследника Эйрика II Магнуссона вынуждены были сменить курс. На первый план вышла новая угроза — со стороны торговой империи, известной как Ганза или Ганзейская Лига — от средневекового немецкого слова, обозначавшего «гильдию» или «союз». Немецкие купцы и их «гильдии» в городах, в основном расположенных на южном побережье Северного и Балтийского морей, опираясь на периодическую поддержку датских королей, расширяли свой контроль над торговлей и морскими перевозками в регионе, создавая постоянно действующие торговые анклавы и требуя торговых привилегий в иностранных городах1. Они прочно обосновались в наиболее важном порту Норвегии — Бергене, и регенты Эйрика II Магнуссона рассматривали деятельность ганзейцев как угрозу положению норвежских купцов в этом городе. В ходе разразившейся торговой войны регентов Эйрика II Магнуссона поддержала Англия, также считавшая, что ее торговой империи брошен вызов. После пятилетней войны привилегии ганзейских купцов были подтверждены арбитражным договором. Но продолжался конфликт Эйрика II Магнуссона с Данией, связанный с его притязаниями на датский трон через мать — датскую принцессу Ингеборг, вдову норвежского короля Магнуса VI и дочь датского короля Эрика IV. За шесть лет норвежское военно-морское ополчение четырежды нападало на датскую территорию, пока в 1295 г. ослабленное Датское королевство не оказалось вынужденным подписать мирный договор. Согласно этому договору признавалось право Эйрика II Магнуссона занять датский престол от лица королевы Ингеборг.

Династические расчеты, в сочетании со стремлением получить деньги, причитавшиеся Норвегии по условиям Пертского договора, лежали и в основе попытки Эйрика вновь выдвинуть притязания на Шотландию, на этот раз в союзе с королем Англии Эдуардом I. По случайному стечению обстоятельств за два года в Шотландии умерли и кронпринц, и его отец король Александр III, так что малолетняя дочь Эйрика II Маргарита — внучка Александра III — стала наследницей шотландского престола. В 1289 г. в «нежном» шестилетнем возрасте она была официально признана шотландской королевой, а годом позже между ней и английским принцем — регентом Шотландии, будущим английским королем Эдуардом II — был заключен брачный контракт. Увы, в 1290 г. юная принцесса умерла, и мечтам Эйрика II Магнуссона о частичном возрождении «норвежской империи» был положен конец. Шотландский престол занял Джон Баллиоль, сразу принявший сторону Франции, чтобы поставить барьер экспансионистской политике англичан как во Франции, так и на Британских островах. Именно этим двум союзникам авантюрист Аудун Хуглейкссон, «чрезвычайный посланник» короля Эйрика II Магнуссона, величественно пообещал активное участие 300 норвежских «длинных кораблей» и 50 тысяч солдат в войне против Англии в обмен на щедрую субсидию. За все это сам посланник успел получить значительную сумму авансом. Но для истории этот инцидент важен не столько тем, что обещанная военная помощь далеко выходила за пределы возможностей Норвегии, а тем, что он может быть свидетельством высокой репутации Норвегии как военно-морской и военной державы.

Несмотря на союз с Францией и обещанную военную помощь Норвегии — купленную ценой дополнительного обязательства платежей по норвежским претензиям, — Джон Баллиоль оказался бессильным предотвратить захват большей части Шотландии англичанами. После этого здравый смысл и политический реализм привели Хакона Магнуссона, унаследовавшего норвежский престол после смерти своего брата Эйрика II в 1299 г., к убеждению, что интересам Норвегии лучше всего соответствует возобновление дружественных и торговых отношений с Англией. Это позволило Хакону Магнуссону — ставшему королем под именем Хакона V — обратить свой взор к политическим событиям внутри Североевропейского региона. Первоначальный антидатский союз с Швецией сменился союзом трех скандинавских королей против честолюбивого Эрика Магнуссона — брата короля Швеции Биргера II Магнуссона и претендента на шведский трон, с 1312 г. женатого на дочери и наследнице Хакона V герцогине Ингеборг. Хакон в 1319 г. скончался, не оставив наследников мужского пола, и сын Эрика и Ингеборг Магнус Эрикссон стал наследником как норвежского (под именем Магнус VII Эрикссон), так и освободившегося к тому времени шведского престола (Магнус II Эрикссон). Таким образом, 1319 г. знаменовал собой конец отдельного норвежского королевства с собственной национальной правящей династией и начало периода личных уний между северными королевствами, в рамках которых Норвегии было суждено превратиться в младшего партнера.

Ганзейская лига

Ганзейская лига, первоначально состоявшая из торговых городов Северной Германии, в XIV в. превратилась в структуру, господствовавшую в промышленности и торговле на всем Севере Европы. Центр Лиги находился в Любеке, и к 1400 г. она создала отделения примерно в семидесяти городах, в том числе — с 1360 г. — в Бергене на западном побережье Норвегии. Там немецкие купцы получили фактически права экстерриториальности, обладая собственной юрисдикцией, финансовой и даже военной силой. Благодаря контролю над прибалтийскими и североморскими рынками, они наладили надежный сбыт норвежских рыбопродуктов, а в обмен могли гарантировать ввоз необходимого рыбакам зерна, предоставляя кредиты, когда уловы падали. Товары перевозились на ганзейских торговых судах, и норвежское судоходство резко сократилось.

Норвежские купцы Бергена, а также их традиционные торговые партнеры из Англии постепенно проигрывали в конкурентной борьбе со столь мошной организацией. Что же касается королей Дании — Норвегии, то они время от времени предпринимали попытки ограничить мощь и привилегии ганзейцев. Для противодействия этим попыткам немцы могли использовать такое мощное оружие, как торговая блокада, что они порой и делали. Но чаще всего короли сами зависели от Лиги — получая от нее займы, финансовую и даже военную помощь.

По общепризнанному мнению, 1319 г. стал поворотным моментом в норвежской истории. Но для ученых поворотные моменты никогда не являются столь очевидными, какими они кажутся. Если история и не является сплошной тканью без единого шва, то по крайней мере она паутина, где за «разрывами» скрываются важные нити развития, идущего без перерывов. Упадок силы и могущества Норвежского королевства, на поверхностный взгляд вызванный случайностью — королевская династия осталась без мужского потомства, — гораздо лучше объясняется более глубинными факторами, действовавшими в течение долгого времени. Главными основами господства норвежских королей в регионе Северного моря и Северной Атлантики были деньги, получаемые в основном за счет прибыльной торговли, и военная, а точнее военно-морская мощь, создаваемая на эти деньги. Обе эти основы были подорваны во второй половине XIII в. Прибыльной морской торговле Норвегии, особенно с Англией, составили конкуренцию соперники — сами английские купцы и растущая Ганзейская торговая империя. Расширение торговли становилось капиталоемким делом — для этого требовались мануфактуры, более крупные корабли и усовершенствованные складские помещения. Банкирские дома Лондона, городов Фландрии и Северной Германии обладали необходимыми капиталами, которых у норвежских купцов из Бергена или других городов просто не было. Проникая в норвежскую торговлю, иностранные купцы приобретали и рычаги политического давления в виде угрозы блокировать жизненно необходимый норвежцам ввоз зерна. В борьбе с подобными угрозами норвежские торговцы уже не могли рассчитывать на морскую мощь страны. Войско, состоящее из «длинных кораблей» викингов с командами из крестьян-ополченцев, все больше уступало в боеспособности профессиональным и высокомобильным конным сухопутным армиям, оснащенным более совершенным оружием вроде арбалетов. А поскольку содержание подобных сухопутных войск было не по силам обедневшему норвежскому дворянству, события развивались таким образом, что страна сделалась уязвимой перед вторжениями с суши — из Швеции и Дании.

Примечания

1. Encyclopaedia Britannica (1998 CD edition).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2017 Норвегия - страна на самом севере.