Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

«Платинфукс» (операции горнострелкового корпуса «Норвегия»)

Операции норвежского горнострелкового корпуса проходили в зоне сурового климата и сильно пересеченной местности. В Печенгской бухте влияние Гольфстрима еще достаточно сильно, чтобы летом ее берега и пойму реки Печенги покрывала пышная растительность — травы, кусты и даже немного деревьев. Однако на побережье к востоку от Печенги растительности уже нет; почва здесь каменистая и неплодородная, ландшафт представляет собой сплошные подъемы и спуски, беспорядочное нагромождение скал, гигантских валунов и щебня. В ущельях, многие из которых не имеют выхода, тающий снег образует сотни озер. Ширина этой зоны каменистой тундры составляет от 16 километров у Печенги до 40—48 километров в окрестностях Кольского залива, где влияние Гольфстрима быстро уменьшается, хотя сам залив и порт Мурманск не замерзают круглый год. По мере удаления от побережья тундра постепенно переходит в тайгу, состоящую из хвойных лесов. Зима, которая на этом негостеприимном побережье длится с октября по май, представляет собой чередование арктических штормов и буранов, но температура (минимум −13 градусов по Фаренгейту) не достигает экстремальных значений, часто регистрируемых южнее (−45 в Южной Лапландии и −40 в Карелии и Южной Финляндии). Лето длится в среднем сорок дней; средняя температура составляет выше 50 градусов по Фаренгейту. Хотя временами температура днем повышается до 80 градусов, однако на высотах и в защищенных от солнца ущельях остатки снега сохраняются все лето. Ветер с океана окутывает побережье туманом, который держится от нескольких часов до нескольких недель.

Завершив операцию «Реннтер» 22 июня, горнострелковый корпус «Норвегия» в составе двух дивизий (в каждую из которых входили два стрелковых полка и полк артиллерии) сосредоточился на Арктическом шоссе. Целью предстоящей операции «Платинфукс» (сформулированной в приказе по корпусу) являлся Мурманск, расположенный в 90 километрах к востоку от финско-советской границы. Наступление было назначено на 29 июня. Дитль намеревался нанести удар силами 2-й горнострелковой дивизии вдоль побережья через Титовку, Большую Западную Лицу и Ура-Губу на Полярный (порт у устья Кольского залива), а 3-ю горнострелковую дивизию направить на юго-восток, через Мотовку на Мурманск. Для этой цели 2-я горнострелковая дивизия собралась у Печенги, в то время как 3-я горнострелковая дивизия заняла позиции в окрестностях Луостари.

Целью первого этапа «Платинфукс» была линия Мотовка — Большая Западная Лица. Левофланговый полк 2-й горнострелковой дивизии должен был блокировать перешеек полуострова Рыбачий силами одного батальона, а затем нанести удар на юго-восток через Титовку на Большую Западную Лицу. Главная сила дивизии — усиленный стрелковый полк — должна была продвинуться на юго-восток от Печенги к дороге Титовка — Большая Западная Лица и переправиться на восточный берег реки Западной Лицы. 3-я горнострелковая дивизия (один ударный полк) должна была вести наступление мимо озера Чапр в направлении Мотовки. 88 километрами южнее финский батальон «Ивало» (из состава печенгского отряда) должен был провести отвлекающую атаку к северу от реки Лутто и навязать советским частям бой в окрестностях Ристикента.

К реке Лице

Наступление началось в 3.00 29 июня без воздушной подготовки, в густом утреннем тумане. Через три часа 3-я горнострелковая дивизия переправилась на пароме через реку Титовку, а части 2-й горнострелковой дивизии доложили, что продвигаются вперед без помех. Однако еще до полудня ситуация изменилась: выяснилось, что отмеченные на картах дороги между долиной реки Титовки и Мотовкой и от Мотовки до Большой Западной Лицы не существуют. Командование горнострелкового корпуса «Норвегия» пришло к выводу, что двум дивизиям двигаться параллельно по тундре, где нет дорог, не имеет смысла, а потому немедленно прекратило наступление 3-й горнострелковой дивизии, приказало ее главным силам вернуться на Арктическое шоссе и выступить в район Печенги за 2-й горнострелковой дивизией. Поскольку один полк уже достиг реки Титовки, двум его батальонам было приказано двигаться по руслу реки на север в зону 2-й горнострелковой дивизии, а одному батальону описать дугу на северо-восток и соединиться с правофланговым полком 2-й горнострелковой дивизии на дороге от Титовки к реке Лице, примерно в 8 километрах от побережья. Этот малопроходимый участок не заслуживал названия дороги, хотя был северным сегментом главного маршрута к Кольскому заливу.

Еще до окончания первого дня наступления рельеф местности, плохие карты и неудовлетворительная воздушная разведка заставили командование горнострелкового корпуса «Норвегия» изменить план операции. Пока 3-я горнострелковая дивизия собиралась позади правого фланга 2-й горнострелковой дивизии, правофланговый полк последней, поддерживаемый батальоном 3-й горнострелковой дивизии, должен был двигаться по дороге к мосту через Лицу, находящемуся в 11 километрах к юго-западу от Большой Западной Лицы. По крайней мере, мост и дорога к Кольскому заливу давали новые тактические возможности, хотя до начала операции эти объекты известны не были.

30-го левофланговый полк 2-й горнострелковой дивизии взял Титовку силами одного батальона, но два батальона начали тяжелые бои у перешейка полуострова Рыбачий, на восточном берегу которого русские высадили подкрепление в районе Кутовой, поддержав десант огнем миноносца. На следующий день правофланговый полк выслал батальон к западному берегу реки Лицы; тем временем бой у Кутовой продолжался. Становилось ясно, что задача горнострелкового корпуса «Норвегия» труднее, чем можно было ожидать. В районе Мурманска русские имели две полные дивизии, два полка которых получили приказ окопаться и занять оборону на линии реки Лицы1. На полуострове Рыбачий был дислоцирован еще один полк, имевший по крайней мере один артиллерийский батальон. В отличие от первоначальных предположений немцев выяснилось, что им противостоят отнюдь не посредственные части; они имели хороших командиров и воевали умело и решительно. К тому же у русских было превосходство в воздухе, поскольку 5-й воздушный флот, значительно уступавший русским количественно, был вынужден разрываться между зоной горнострелкового корпуса на севере и зоной XXXVI корпуса на юге. Кроме того, немецкое наступление, в самом начале замедленное из-за ошибок с определением местонахождения дорог, тормозил чрезвычайно сложный рельеф местности. Выяснилось, что даже хорошо подготовленные горные стрелки не в состоянии проходить больше одного километра в час.

К 4 июля полуостров Рыбачий был блокирован, но для этого потребовался не один батальон, как было предусмотрено заранее, а два. В тот же день одна рота сумела форсировать реку Лицу к востоку от Большой Западной Лицы. На 6 июля командование горнострелкового корпуса «Норвегия» назначило атаку с форсированием реки Лицы. 2-я горнострелковая дивизия вышла на западный берег реки от Большой Западной Лицы до моста через Лицу, в то время как 3-я горнострелковая дивизия заняла позиции у моста и южнее его. Главный удар предполагалось нанести по мосту и к юго-востоку от него, вдоль дороги. Полк 2-й горнострелковой дивизии должен был атаковать к северу от моста, а полк 3-й горнострелковой дивизии — к югу от него. После форсирования реки атака должна была продолжаться вдоль дороги.

Карта 10

Несмотря на сложный рельеф местности, из-за которого на позицию к реке вышел только один батальон 3-й горнострелковой дивизии, атака, как и планировалось, началась утром 6-го, поскольку место сбора 2-й горнострелковой дивизии накрывалось огнем артиллерии противника. Русские оказывали сильное сопротивление, и атаки продолжались целый день. К концу дня форсировать реку сумел только один батальон 2-й горнострелковой дивизии, в то время как два батальона 3-й горнострелковой дивизии сумели создать предмостный плацдарм шириной чуть больше полутора километров. Тем временем два советских транспорта, эскортируемых двумя миноносцами и крейсером, подошли к верховью бухты Западная Лица, высадили один батальон на ее северном берегу, а другой — на южном и вынудили 2-ю горнострелковую дивизию прикрыть свой левый фланг одним батальоном. Незадолго до наступления полночи начальник штаба корпуса известил штаб-квартиру армии «Норвегия», что после высадки русского десанта фланг корпуса находится в опасности, а потому операция по форсированию Лицы продолжена быть не может. 7-го части, занявшие плацдарм на восточном берегу Лицы, сохраняли позиции, но после сильной контратаки, предпринятой ночью, на следующее утро они получили приказ отойти на западный берег. Доложив о ситуации командованию армии «Норвегия», Дитль потребовал усилить воздушную поддержку и заявил, что он не может продолжать наступление без подкреплений — как минимум, полка, а лучше дивизии.

Пока горнострелковый корпус «Норвегия» вел сражение на Лице, к Гитлеру вернулись его старые страхи перед высадкой британского десанта, и он потребовал усилить оборону Печенги. ВМФ направил в Киркенес флотилию из пяти эсминцев, а горнострелковый корпус «Норвегия» должен был выделить пехотный батальон и три артиллерийские батареи для создания мобильных оборонительных сил. Необходимость обеспечить оборону Печенги, блокировать полуостров Рыбачий и защищать свой левый фланг, растянутый между Титовкой и Большой Западной Лицей, истощила силы корпуса Дитля. 7 июля ОКВ приказало армии «Норвегия» передать Дитлю некоторые части XXXVI корпуса и изучить возможность использования финских частей для усиления темпов наступления горнострелкового корпуса «Норвегия». Армия «Норвегия» отправила в качестве подкрепления моторизованный пулеметный батальон, а 9 июля убедила Маннергейма отправить в район Печенги финский 14-й полк (без одного батальона).

Противостояние на Лице

После отвода частей от Лицы Дитль сначала собирался послать 3-ю горнострелковую дивизию в повторную атаку на мост и расположенную за ним дорогу. Однако возможность ее завершения с самого начала была сомнительной, поскольку припасы для дивизии приходилось доставлять на вьючных мулах, но те падали от изнурения и с трудом перевозили провиант, не говоря о боеприпасах. От плана пришлось окончательно отказаться 10 июля, когда связной мотоциклист, везший приказ об атаке в штаб полка у Кутовой, заблудился и попал в расположение русских. Через два дня Дитль перенес направление главного удара на левый фланг корпуса. 2-я горнострелковая дивизия должна была наступать на восток от Большой Западной Лицы к цепи озер, образовывавших крутую дугу в 10 километрах за рекой. Затем ей предстояло свернуть на юг, зайти в тыл советским частям, защищавшим западный берег реки, и создать благоприятные условия для атаки моста 3-й горнострелковой дивизией. Затем обе дивизии, двигаясь восточнее и западнее дороги, должны были совершить 11-километровый марш-бросок на юг от моста, к точке, находившейся на узком перешейке между озером Куйрк и безымянным озером, которое немцы назвали озером Траун. Эта операция не относилась к числу излюбленных немецких охватов с ходу; она была вызвана ограничениями, обусловленными арктическим рельефом местности, где пехота двигалась медленно, а подвоз припасов осуществлялся еще медленнее.

К концу первого дня операции, начавшейся 13 июля, семь батальонов 2-й горнострелковой дивизии переправились через реку восточнее Большой Западной Лицы и продвинулись вперед на три с лишним километра. На следующий день сопротивление противника усилилось, и русские корабли снова высадили десант на северном берегу бухты Западная Лица. Передвижения кораблей и высадка десанта в нескольких местах Мотовского залива и бухты Западная Лица заставили начальника штаба горнострелкового корпуса «Норвегия» утром 15-го сделать вывод, что операцию следовало бы прекратить до тех пор, пока не будет устранена угроза левому флангу. Наступление, продолжавшееся весь день, позволило в одной точке выйти к цепи озер, но перспектив у него не было. 16-го русские провели сильную контратаку на плацдарм с юга и юго-востока и атаковали два батальона, блокировавшие полуостров Рыбачий. Снабжение плацдарма стремительно ухудшалось; то же происходило в зоне действий 3-й горнострелковой дивизии, один полк которой был передан 2-й дивизии и снабжался с плацдарма. В полдень 17-го корпус доложил командованию армии «Норвегия», что больше не может продолжать наступление на Мурманск; он вынужден уменьшить размеры плацдарма, чтобы накопить силы, способные сдержать атаки русских, высадившихся на северном берегу бухты Западная Лица. Дитль считал, что не сможет продолжать наступление, пока не получит в качестве подкрепления, как минимум, одну дополнительную дивизию.

18-го 2-я горнострелковая дивизия отвела части, занимавшие плацдарм, на линию от водопада в пяти с половиной километрах к югу от Большой Западной Лицы до берега Лицы в 3,2 километра к востоку от поселка. 3-я горнострелковая дивизия заняла позиции на западном берегу реки в 4 километрах к югу от моста. Учитывая присутствие советских частей на северном берегу бухты и сообщение о высадке десанта на южном берегу Титовской бухты, корпусу предстояло держать оборону на почти непрерывном фронте шириной в 58 километров, идущем от западного берега полуострова Рыбачий через Титовку и Большую Западную Лицу до правого фланга 3-й горнострелковой дивизии на берегу Лицы.

21-го Дитль провел совещание с Фалькенхорстом, Бушенхагеном и адмиралом, командующим норвежскими ВМС. Все согласились, что через восемь-десять недель наступит зима, поэтому оставаться на занятых позициях корпус не может; нужно либо продолжать наступление на Мурманск, либо возвращаться в Финляндию. Несмотря на то что к пяти эсминцам, стоявшим в Киркенесе, добавились две подводные лодки, моряки не могли обещать, что сумеют помешать перемещениям русских по морю как из-за большой протяженности побережья, так и из-за морского превосходства русских. Фалькенхорст считал, что сумеет быстро собрать в Норвегии примерно три полка, но запрет Гитлера ослаблять оборону Норвегии, особенно на севере, все еще действовал.

Через два дня штаб армии «Норвегия» сообщил Дитлю, что направляет к нему из Норвегии два батальона, и приказал продолжить наступление. Проведя смотр сил, Дитль обнаружил, что один полк каждой дивизии понес серьезные потери, три батальона защищают северный фланг между Титовкой и Большой Западной Лицей и с трудом сдерживают противника, а 2-я горнострелковая дивизия, отбивающая яростные повторяющиеся атаки на плацдарм, просит разрешения отойти за Лицу. 24-го Дитль сообщил штабу армии, что максимум, чего он сможет добиться с двумя свежими батальонами, — это очистить от противника северный берег бухты Западная Лица.

В тот же день по запросу ОКВ армия «Норвегия» рассмотрела ситуацию, в которой оказались три ее корпуса. ОКВ предложило оценить перспективы наступления, которое ведут XXXVI и финский III корпуса, и если те выглядят не слишком многообещающе, то прекратить наступление XXXVI корпуса, перебросить его на север в помощь горнострелковому корпусу «Норвегия» и продолжить наступление на Мурманск. Норвежская армия ответила, что у финского III корпуса есть неплохие шансы в ближайшее время перерезать Мурманскую железную дорогу. Наступление XXXVI корпуса развивается не так быстро, но если он преодолеет оборону русских, то сможет выделить части для укрепления либо горнострелкового корпуса «Норвегия», либо финского III корпуса. Штаб армии «Норвегия» считает, что горнострелковый корпус еще сможет достичь Мурманска, если в течение ближайших четырех недель получит пополнение в размере дивизии.

Карта 11

В последней неделе июля русские продолжали вести ожесточенные атаки, особенно против плацдарма, а 30-го самолеты с британского авианосца бомбили и атаковали с бреющего полета Линахамари и Печенгу2. Тем временем четыре батальона горнострелкового корпуса «Норвегия» заняли позиции на линии Титовка — Большая Западная Лица и приготовились атаковать на северо-восток. Наступление, начавшееся 2 августа, развивалось стремительно, поскольку русские допустили ошибку и рассредоточили два своих батальона по фронту, составлявшему 16 километров. К 5-му один батальон был уничтожен, а второй понес тяжелые потери и переправился на южный берег бухты Западная Лица. Угроза флангу корпуса была ликвидирована. Атаки русских на плацдарм у Лицы также ослабели; было ясно, что они готовы перейти к обороне.

30 июля Гитлер приказал отправить на помощь горнострелковому корпусу «Норвегия» 6-ю горнострелковую дивизию, но эта дивизия находилась в Греции и могла прибыть на север в лучшем случае во второй половине сентября. Штаб армии «Норвегия», заметив в Финляндии признаки приближения ранней осени, решил ускорить ход событий и до прибытия 6-й горнострелковой дивизии прислать горнострелковому корпусу, как минимум, два полка из Норвегии. 5 августа Гитлер отказал в этой просьбе, заявив, что в сентябре еще будет время для возобновления наступления. Но неделю спустя (после того, как генерал-майор Вальтер Варлимонт, начальник управления национальной обороны ОКВ, побывал на месте и лично ознакомился с ситуацией, в которой очутился горнострелковый корпус «Норвегия») Гитлер передумал и разрешил вывести из Норвегии 388-й пехотный полк и 9-й пехотный полк СС, чтобы горнострелковый корпус мог продолжить наступление.

За оставшуюся часть августа, пока в Северную Финляндию перебрасывались два свежих полка, горнострелковый корпус «Норвегия» запланировал новую атаку восточного берега Лицы, целью которой было создание благоприятных условий для быстрого наступления на Мурманск после прибытия 6-й горнострелковой дивизии. Дитль предложил повторить сценарий последней июльской атаки: 3-я горнострелковая дивизия атакует в лоб через реку, а 2-я наносит с плацдарма удар на юг и заходит к русским в тыл. Целью этой операции было не завоевание территории, а нанесение противнику тяжелых потерь и подрыв его сил. Напротив, штаб армии «Норвегия» предложил окружить фланг русских правым флангом 3-й горнострелковой дивизии. Это мнение штаб-квартиры было основано на опыте XXXVI корпуса и 163-й дивизии, показавшем, что русские части, занимающие подготовленные позиции, нечувствительны к атакам в лоб; они неизменно сидят в траншеях до последнего, заставляя атакующих брать одну линию окопов за другой. Однако Дитль возразил, что в арктической тундре, пересеченной каменистыми холмами и заболоченными низменностями, окружения не могут набрать темп и быстро захлебываются. Поскольку недостатки были у обоих планов, штаб армии «Норвегия» настаивал на окружении. Окончательное решение было принято 25 августа, когда командир 3-й горнострелковой дивизии сделал вывод, что недавнее укрепление русских позиций снижает шансы фронтальной атаки на успех, и решил перенести направление главного удара на несколько километров к югу с целью обхода вражеского фланга.

Последняя попытка

Планируемая новая атака была сконцентрирована на овладении тремя дорогами: Русской (используются названия, данные немцами), которая была главной дорогой, ведущей к Кольскому заливу, и являлась целью июльских операций 3-й горнострелковой дивизии; Новой, которая ответвлялась от Русской в 11 километрах южнее моста через Лицу (перед перешейком между озерами Куйрк и Траун) и шла на север, где через 16 километров пересекалась с дорогой на Ура-Губу; дорогой на Ура-Губу (большей частью представлявшей собой всего лишь тропу), которая после пересечения с Новой дорогой вела к позициям, с которых русские атаковали плацдарм, занятый 2-й горнострелковой дивизией. По этим дорогам осуществлялось снабжение советского фронта на Лице. Но для немцев представляла особый интерес Новая дорога: в случае ее взятия можно было оказаться в тылу русских частей.

Командование горнострелкового корпуса намеревалось сосредоточить на плацдарме левого фланга 2-й горнострелковой дивизии два полка, один горнострелковый полк и 9-й полк СС, продвинуться на восток примерно на 3 километра, обойти цепь озер, а затем свернуть на юг и выйти к пересечению Новой дороги и дороги на Ура-Губу. 3-я горнострелковая дивизия должна была сосредоточить два полка на своем правом фланге для обхода левого фланга русских, выхода к развилке Русской и Новой дорог, удара на север вдоль Новой дороги и соединения со 2-й горнострелковой дивизией у пересечения Новой дороги с дорогой на Ура-Губу. Один полк 3-й горнострелковой дивизии и приданный ей полк 388-й пехотной дивизии должны были провести вспомогательную атаку через Лицу и взять две господствующие высоты — Пранк и Брандль, находящиеся в 3 километрах южнее моста. После захвата высот, являвшихся опорными пунктами советского левого фланга, полк должен был продолжить движение на восток и начать наступление вдоль Новой дороги. Атака была назначена на 8 сентября.

Когда горнострелковый корпус «Норвегия» завершил приготовления, произошло событие, оказавшее сильное влияние на потенциальный исход операции. 30 августа у северного побережья Норвегии советская подводная лодка потопила два транспорта, которые везли подкрепления для корпуса. Увидев в этом зловещее предзнаменование, командование армии «Норвегия» тут же приказало Дитлю приготовиться к наступлению на Мурманск, не ожидая прибытия всей 6-й горнострелковой дивизии, часть которой должна была приплыть по морю. То, что опоздание дивизии будет серьезным, стало ясно 7 сентября, когда британские военные, корабли атаковали конвой с воинскими частями у мыса Нордкап. Транспорты успели укрыться во фьорде, но эскортировавший их артиллерийский учебный корабль «Бремзе» был потоплен.

Однако, даже если бы 6-я горнострелковая дивизия прибыла вовремя, это едва ли помогло бы корпусу выполнить свою задачу. 4 сентября начальник штаба армии «Норвегия» Бушенхаген сообщил начальнику оперативного штаба ОКВ Йодлю, что наступление придется вести в чрезвычайно трудных условиях и что достичь Мурманска до зимы можно будет только в случае решающего успеха в первые же дни. Штаб армии уже думал о том, чтобы использовать 6-ю горнострелковую дивизию для наступления на Кандалакшу, если Гитлер не выразит желания как можно быстрее взять Мурманск. На следующий день Дитль доложил Йодлю, что, даже если предстоящая атака и последующее продвижение к Мурманску окажутся очень успешными, достичь западного берега Кольского залива едва ли удастся до прихода зимы (которая в здешних широтах наступает в начале октября). Он сомневался в том, что имеющихся сил (включая 6-ю горнострелковую дивизию) будет достаточно для форсирования залива, выхода на восточный берег и оккупации Мурманска. Но даже если корпус и захватит Мурманск, зимой он не сможет снабжаться ни по суше из Печенги, ни по морю; следовательно, для удержания Мурманска необходимо не только взять железную дорогу к северу от Кандалакши, но и наладить ее функционирование. Возможность последнего была весьма сомнительной. Йодль смог ответить только одно: нужно провести запланированную атаку, а что делать дальше — продолжать наступление на Мурманск, остаться на завоеванных позициях или вернуться в Финляндию, — будет решать лично Гитлер в зависимости от достигнутого результата.

Начав атаку 8 сентября, как и было предусмотрено, во второй половине дня обе дивизии доложили об успехе, достигнутом на обоих флангах. Левый фланг 2-й горнострелковой дивизии начал атаку с плацдарма, овладел высотой 173,7 и продолжил движение на юг. Одновременно правофланговый полк 3-й горнострелковой дивизии продвинулся на два с половиной километра в сторону озера Куйрк.

Однако атака 388-го пехотного полка через Лицу полностью провалилась. Два его батальона форсировали реку и начали подниматься по склонам высот Брандль и Пранк, но, как только артподготовка закончилась, русские повели огонь с позиций, которые атакующие до того быстро обошли. Две роты, следовавшие колонной, попали под перекрестный огонь с двух сторон. В начале второй половины дня ситуация стала безнадежной, и командир полка попросил разрешения отвести солдат за реку; только это могло спасти полк, один батальон которого уже потерял 60 процентов личного состава, от полного уничтожения. К концу дня полк был отозван на левый берег Лицы. Только потом выяснилось, какой счастливый шанс был упущен немцами: на открытом пространстве за двумя высотами расположилось на привал большое количество русских солдат.

Опасность слишком быстрого продвижения неопытных частей во второй раз за день подтвердилась в тот день в секторе 2-й горнострелковой дивизии. Два батальона 9-го полка СС стремительно форсировали и обогнули высоту 173,7, но, когда обошедшие их русские ударили в тыл и одновременно начали фронтальную контратаку, поддержанную артиллерией и минометами, эсэсовцы дрогнули и обратились в бегство. Один командир батальона оставил поле боя, а второй сумел остановить свою часть только после того, как командир 2-й горнострелковой дивизии приказал частям горных стрелков вернуть утраченную территорию.

На второй день 2-я горнострелковая дивизия сумела продвинуться на 5 километров к югу, но затем была остановлена сильными контратаками русских. 3-я горнострелковая дивизия с одним полком в авангарде и одним в резерве была в 300 метрах от развилки Русской и Новой дорог, но наткнулась на заранее подготовленные позиции, удерживаемые частью размером с полк, и была вынуждена остановиться до прибытия артиллерии и боеприпасов. Когда 10-го обе дивизии отбивали ожесточенные контратаки русских, штаб 3-й горнострелковой дивизии пришел к выводу, что припасы поступят не ранее чем через двадцать четыре часа. Рано утром 11-го по телефону позвонил Фалькенхорст и поинтересовался причиной задержки. Дитль ответил, что в данных условиях местности и продвижение, и снабжение осуществляются одинаково медленно.

Карта 12

12-го 2-я горнострелковая дивизия сумела продвинуться на юг примерно на полтора километра, но ночью потеряла почти всю завоеванную территорию из-за контратаки русских. 3-я горнострелковая дивизия, еще не готовая к наступлению, назначила атаку на 13-е, но была вынуждена отложить ее еще на двадцать четыре часа, потому что контратака русских последовала раньше. Боеприпасы у обеих дивизий подходили к концу, потому что единственным транспортным средством, доставлявшим их на передовую, были вьючные животные, и привезенного ими едва хватало для того, чтобы держать оборону. 14-го 3-я горнострелковая дивизия бросила в бой оба своих полка и к ночи овладела перешейком между двумя озерами. Но затем на обеих дивизиях сказалась неделя непрерывных боев, проводившихся в холодную и дождливую погоду; следующие два дня прошли в мелких стычках и несении дозорной службы.

Судьбу наступления горнострелкового корпуса, продвигавшегося черепашьим шагом, решили события в других местах. После потери двух грузовых судов у северного побережья Норвегии, последовавшей 12 и 13 сентября, 13-го армия «Норвегия» приказала прекратить всю навигацию в порты восточнее мыса Нордкап. В тот же день начальник снабжения горнострелкового корпуса «Норвегия» доложил, что имеющихся боеприпасов хватит на полтора дня, провианта — до конца сентября; топлива, хранящегося на складах Печенги, осталось на девять дней, а на складах Киркенеса — еще на девять дней.

Поняв, что прибытие 6-й горнострелковой дивизии только усугубит трудности со снабжением горнострелкового корпуса и что у наступления на Мурманск нет никаких перспектив при любом его продолжении, командование армии «Норвегия» предложило перебросить эту дивизию на Кандалакшское направление. Однако на встрече с Фалькенхорстом, состоявшейся в ставке фюрера 15-го, Гитлер решил, что хотя от намерения взять Мурманск в текущем году придется отказаться, однако наступление нужно продолжать до прибытия 6-й горнострелковой дивизии, которая сменит 2-ю и 3-ю горнострелковые дивизии, зимой удержит позиции, а весной продолжит наступление на Мурманск.

После посещения Фалькенхорстом ставки Гитлер и Йодль предложили Редеру использовать линкоры для обеспечения безопасности навигации в районе Арктического побережья Норвегии. Тот ответил отказом, напомнив, что в случае ведения линкорами оборонительных операций противник может собрать и выставить против них эскадру, превосходящую каждый корабль суммарной мощностью. Немцы полагали, что британцы обнаружили их слабое место и решили полностью блокировать арктические морские маршруты. Однако сами британцы оценивали ситуацию по-другому. 23 июля в ответ на просьбу русских о помощи адмиралтейство направило в Арктику чисто символическую эскадру в составе двух авианосцев, двух крейсеров и шести эсминцев. В конце месяца самолеты морского базирования совершили налеты на Киркенес, Печенгу и Линахамари, но, поскольку потери боевых машин были велики, а кораблей противника в море не оказалось, продолжение операции сочли нецелесообразным и вернули эскадру в Скапа-Флоу. Вторая эскадра в составе двух крейсеров и двух эсминцев вышла в море 19 августа, чтобы эвакуировать жителей Шпицбергена и уничтожить тамошние угольные шахты. Именно крейсеры этой эскадры на обратном пути встретили и потопили «Бремзе». В конце августа два крейсера и авианосец эскортировали старый транспорт и грузовое судно, доставлявшие в Архангельск самолеты-истребители. На обратном пути в начале сентября они потопили у берегов Норвегии одно грузовое судно, но результат не стоил затраченных усилий. Куда больший урон немецкому судоходству причинили в сентябре 11 русских подводных лодок, действовавших у побережья Северной Норвегии. Тем не менее Фалькенхорст неправильно расценил ситуацию, сложившуюся к 14 сентября. Он решил, что угрозу со стороны подводных лодок можно уменьшить с помощью увеличения числа «морских охотников» и усиления эскортов, но надводные британские корабли представляют собой неразрешимую проблему. Британцы, преследовавшие свои политические цели и оказавшие русским лишь видимость поддержки, и не догадывались о том, насколько они преуспели.

18 сентября Дитль и начальник, штаба армии решили, что наступление горнострелкового корпуса нужно остановить. Оно не приносило желанного результата, а перспективы выглядели еще хуже, поскольку русские не только возместили потери своих потрепанных двух дивизий, но и, по данным разведки, полученным в последние два-три дня, сумели сформировать третью дивизию, так называемую Полярную, составленную из моряков, заключенных и обитателей концентрационных лагерей. Однако главной причиной прекращения наступления была ситуация со снабжением. Бушенхаген снова поднял вопрос об использовании 6-й горнострелковой дивизии на Кандалакшском направлении, но Дитль ответил, что корпус совершенно измотан и не выдержит зиму, если его не сменят.

Тем временем наступление горнострелкового корпуса «Норвегия» окончательно выдохлось. 17 сентября 3-я горнострелковая дивизия взяла высоты Пранк и Брандль, атаковав их с юга. В тот же день разведка доложила, что к южному флангу дивизии приближается новый русский полк. Все сутки 18-го дивизия отражала сильные контратаки, а на следующее утро командир 3-й горнострелковой дивизии сообщил в штаб-квартиру, что русские получили подкрепления: два полка только что прибывшей на фронт Полярной дивизии. Русские атаковали постоянно, и потери немцев возрастали с каждым часом. Удерживать широкий фронт, растянутый от Лицы до перешейка между озерами и возвращавшийся к Лице в окрестностях высот Пранк и Брандль, удавалось с большим трудом. Командир дивизии не мог гарантировать, что удержит его вообще. Стремясь избежать полного уничтожения дивизии, он попросил разрешения отойти на западный берег реки. Хотя ситуация была менее тяжелой, чем он думал, поскольку в каждом полку Полярной дивизии было не больше 1000 штыков, однако тогда немцы об этом не знали. В полдень Дитль неохотно согласился позволить дивизии отступить.

Утром 24-го 3-я горнострелковая дивизия удерживала на восточном берегу реки лишь высоты Пранк и Брандль, но два дня спустя были сданы и они. 21-го армия «Норвегия» отменила наступление с условием, что операции 2-й горнострелковой дивизии будут продолжаться до тех пор, пока она не займет хорошие оборонительные позиции на зиму. Через два дня приказ по армии подтвердила директива фюрера. В этой директиве ставился вопрос, возможно ли до наступления зимы занять западную часть полуострова Рыбачий. И армия, и корпус ответили, что хотя такая операция уменьшила бы опасность обстрела устья Печенгской бухты русской дальнобойной артиллерией, но она удлинила бы и без того растянутый фронт, чего допустить нельзя. После этого горнострелковый корпус «Норвегия» начал устраиваться на зимних позициях. В середине октября прибыла 6-я горнострелковая дивизия и заняла позиции. 2-ю горнострелковую дивизию отвели в Печенгу; 3-я горнострелковая дивизия, которая находилась в Арктике с апреля 1940 г., была выведена сначала в Южную Финляндию, а затем вернулась в Германию.

Решение о выводе 3-й горнострелковой дивизии из Финляндии было вызвано не тактическими, а исключительно политическими соображениями. Неудачи, преследовавшие дивизию во время летней кампании, привели к резкому снижению ее боеспособности. Согласно одному из ходивших тогда слухов, 3-ю горнострелковую дивизию так долго держали в Арктике, чтобы уничтожить австрийцев, составлявших большинство ее солдат. Наконец один из солдат, бывший правоверным нацистом, пожаловался партийному руководству. Слух по партийным каналам дошел до Гитлера; тот учел, что в это время в австрийских провинциях шли волнения, и приказал отправить дивизию на родину.

Примечания

1. 14-я и 52-я стрелковые дивизии 14-й армии, приблизительно четыре с половиной дивизии которой удерживали сектор от Мурманска до Беломорска.

2. В июле финский батальон «Ивало» находился в 20 километрах от Ристикента. После нескольких небольших, но острых стычек с русскими в конце месяца он был вынужден отступить к реке Акке неподалеку от финско-советской границы и впоследствии нес главным образом патрульную службу. Он выполнил свою задачу, сковав силы русских к юго-востоку от Мурманска.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.