Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Глава II. Драконы плывут на юг

  Шумели весла.
Железо звенело.
Гремели щиты.
Викинги плыли.
Мчалась стремительно
Стая ладей.
Несла дружину
В открытое море.

«Первая песнь о Хельги, убийце Хундинга»

Тревожный, беспорядочный бой колокола отвлек от обычных занятий обитателей монастыря святого Кутберта, приютившегося на островке Линдисфарн у северо-восточного побережья Англии. Монашеская братия, высыпавшая из келий на двор обители, задрав голову, глазела на звонницу монастырского храма, где служка, высунувшись почти по пояс за парапет верхней галереи, вытянув руку на северо-восток, выкрикивал: «Корабли, корабли!..»

...Отцу-эконому было известно, что аскеманны1 привозят морем из северных стран в Нортумбрию2 отличной выделки железные орудия, в которых хозяйство обители испытывало постоянную нужду. Встречать невиданных гостей вслед за ним потянулись за ворота и другие обитатели монастыря.

Тем временем, пользуясь слабым попутным ветром, корабли медленно разворачивались к берегу. Вот реи с разноцветными полосатыми парусами соскользнули вниз и борта мгновенно ощетинились веслами, которые разом вспенили спокойную гладь бухты. Для отрезанных от мира затворников с Линдисфарна подобное зрелище было воистину в диковинку.

Неожиданно отец-эконом почувствовал какую-то неясную тревогу. Суда, напоминавшие плывущих, перебирая лапами в воде, невиданных животных с вытянутыми вверх шеей и хвостом, вдруг оживили в памяти прочитанное в юности о злобных тварях, живущих на далеком юге.

Киль первого корабля с хрустом врезался в береговую гальку. Несколько мгновений спустя уткнулись в берег и носы остальных. Длинные весла безжизненно повисли по бортам, касаясь лопастями воды. Во внезапно наступившей тишине слышались лишь крики чаек да шуршание слабого прибоя...

До уреза воды оставалось сотни полторы шагов. Отец-эконом жестом остановил своих спутников и, опираясь на посох, нетвердой старческой поступью пошел вперед один. Преодолев чуть более половины разделявшего их расстояния, он стал различать на вершине форштевня ближайшего корабля нечто странное, привлекающее внимание. Глядя под ноги, чтобы не оступиться на гладких камешках, отец-эконом прошел еще шагов сорок, поднял глаза, напрягая ослабшее с годами зрение... и похолодел. Величиной с бычью голова чудовища, словно вышедшего из преисподней, сверлила монаха янтарными зрачками безжалостных глаз, обнажив в ужасном оскале искусно выточенные из желтоватой кости клыки. На корабле вдруг запел рог и через борта рванулась лавина светлобородых воинов в сверкающих шлемах, сжимавших в руках обнаженные мечи и секиры на длинных топорищах...

...Несколько часов спустя все было кончено. На берегу и внутри монастырских стен валялись посеченные тела монахов и прислуги, кельи, часовни и кладовые были очищены от всего, что представляло хоть малейшую ценность. Оставляя за собой лишь закопченные пожаром стены, корабли, нагруженные добычей и пленниками, исчезали за горизонтом...

В этот день, 8 июня 793 года, обитель святого Кутберта на Линдисфарне, разграбленная скандинавскими викингами, прекратила свое существование...

Потрясенные и униженные, чудом оставшиеся в живых очевидцы, разнесли весть о случившейся катастрофе ко дворам светских и церковных владык — монастырь святого Кутберта считался одним из известнейших, высокопочитаемых и богатейших в Англии.

Состоявший при дворе Карла Великого (768—814 гг., император с 800 года) в Ахене ученый монах Алкуин откликнулся на это событие такими строками: «Никогда еще Британия не была свидетелем подобных ужасов и никогда никто не мог помыслить о такой угрозе с моря».

Карта 2. Европа накануне «эпохи викингов»

Англо-сакс по происхождению, Алкуин был, вероятно, первым, кому удалось верно оценить масштабы надвигающейся бури. До событий на Линдесфарне мелкие отряды скандинавских пиратов время от времени появлялись у берегов Англии. В 753 году они напали на остров Танет у северо-восточных берегов Кента.

На рубеже 50—60 годов VIII века норманны на трех кораблях прибыли к восточному побережью королевства Мерсия (центральные районы Англии). Увлекшись грабежом, они не заметили приближения отрядов англичан, были атакованы и бросив добычу, бежали на свои суда. Несколько пиратов были взяты в плен и доставлены мерсийскому королю Оффе (757—796 гг.), которому заявили, что они посланы лишь для разведки, а за ними следует большое войско. То ли устрашившись, то ли будучи полностью уверенным в собственных силах, король возвратил пленникам свободу со словами: «Скажите норманнам, что пока царствует Оффа, всем пришельцам будет такой же прием, как и вам».

В 789 году пострадал Дорсет (район города Дорчестер, юго-западная окраина королевства Уэссекс), причем в завязавшейся схватке погиб местный элдормен3, а воины его отряда были перебиты.

Первые экспедиции викингов были лишь частными набегами, к которым раннесредневековой Западной Европе, погрязшей в распрях между сеньорами, было не привыкать. В то же время уже основательно поистерлись в памяти коллизии эпохи Великого переселения народов, когда толпы воинственных варваров громили города, стирали с лица земли памятники культуры и дотла разоряли цветущие области. Вероятно, поэтому удар, который Север нанес 8 июня 793 года, и то, что за ним последовало, потрясли воображение современников внезапностью, неотвратимостью, характером и масштабами.

В течение сорока лет, предшествующих нападению на Линдисфарн, в небе над Англией наблюдались странные явления: огненные полосы, напоминавшие драконов, в ясную погоду сверкали молнии, гремел гром. По земле проносились пыльные бури, неурожаи следовали за неурожаями, люди голодали. Последствия зловещих знамений оказались ужасными. За обителью святого Кутберта последовали монастыри в Ярроу и Веармуте, расположенные в нескольких десятках милях к югу, на которые викинги напали в 794 году. Обиженный годом ранее, святой Кутберт на сей раз вступился за поруганные святыни — внезапно налетевший шторм потопил часть норманнской флотилии. Несколько кораблей выбросило на берег, где их команды были перебиты жаждавшими мести англичанами. В том же году отряды викингов атаковали острова Скай (у северо-западного побережья Шотландии) и Ратлин (у северного побережья Ирландии) с такой яростью, что те превратились в необитаемые.

Неудача у Веармута на некоторое время приостановила набеги скандинавов на восточное побережье Англии. Лишь в 800 году они снова появились здесь, ограничившись на этот раз разграблением нескольких селений в устье реки Тис, южнее Веармута. В это время главными объектами нападений викингов становятся западные берега Великобритании и Ирландия. В 795 году викинги высаживаются на островах Айона (у западного побережья Шотландии) и Мэн (в Ирландском море, окончательно захвачен викингами в 797 году), опустошают северное побережье Ирландии и поселения бриттов на юге Уэльса. В следующем году норманны врываются в Ольстер4, вынуждают жителей выплатить дань, а заодно основательно очищают от ценностей часовню, где покоились мощи особо почитаемого здесь святого Дохонны. В 798 году скандинавские пираты вновь бесчинствуют на берегах Ирландии и Шотландии. Два года спустя юго-западные земли Шотландии испытали ужасы очередного набега викингов.

К началу IX века завершился процесс колонизации скандинавами Оркнейских и Шетландских островов, лежащих между Северным и Норвежским морями. В 800 году викинги во главе с Гримом Камбаном захватили расположенные севернее Фарерские (Ферояр — «Овечьи») острова, перебив обосновавшихся там ирландских монахов. Овладение этими территориями позволяло использовать их в качестве промежуточных баз для набегов, и вскоре там возникли настоящие пиратские логова. Результаты не заставили себя долго ждать. Дважды, в 802 и 806 годах, был разграблен монастырь на острове Айона. Во время последнего набега монастырь был стерт с лица земли — все его 68 обитателей были вырезаны.

С переменным успехом шла борьба в Ирландии. В 806 году викинги ворвались во внутренние районы западной части острова. В 810 году отряды норманнов, высадившиеся на востоке Ольстера, были уничтожены местными ополченцами. На следующий год викинги подвергли разгрому запад но-ирландское побережье, но при попытке вторгнуться в Мюнстер (юго-запад Ирландии) были разгромлены. Ответом стал сопровождавшийся жестокой резней ирландцев норманнский набег 812 года. К 818 году викинги фактически контролировали в Ирландии побережья областей Лейнстер и Мит на востоке острова. Около 820 года ирландский хронист записал: «Море извергло на Эрин (Ирландию) поток чужеземцев. Не осталось ни одного залива, ни одной пристани, ни единого укрепления, укрытия, бурга5, которые не были бы наводнены викингами и пиратами». За период 822—826 годов викинги осуществили три крупномасштабных рейда на Ольстер и два — во внутренние районы Лейнстера.

Между тем, континентальная Европа пребывала в блаженном покое. Христианский мир Запада чувствовал себя в безопасности, загипнотизированный мощью империи, сколоченной мечом Карла Великого. Мусульманская Испания, выстоявшая под натиском франков, казалась незыблемой в блеске дворцов эмиров Кордовы.

С покорением саксов Карл Великий вплотную придвинул границы своей державы к землям, населенным данами. В ответ конунг южных данов Готтрик (Готфрид) начал на рубеже VIII—IX веков сооружение на Ютландском перешейке (Шлезвиг) оборонительного вала, получившего название Даневирке («Деяние данов»). Обезопасив себя от возможного вторжения, даны сами перешли в наступление. В 810 году Готтрик с флотом из 200 кораблей (10—12 тысяч воинов) вторгся во Фрисландию. Викинги разорили прибрежные острова, разграбили и сожгли Гронинген (север Голландии). Войска местных сеньоров были разбиты в трех битвах на суше. Побежденных заставили выплатить дань в сумме 100 (по другим данным — 200) фунтов серебра6. Современник событий, биограф Карла Великого Эйнгард писал, как в упоении от успеха конунг данов «...подумывал о подчинении себе всей Германии, а Фризию и Саксонию называл не иначе, как своими провинциями... (Он) уже похвалялся, что вскоре придет с большими силами в столицу франкского государства Ахен».

То ли божественное провидение, то ли золото франков помешали исполнению честолюбивых замыслов Готтрика. Вскоре он пал от рук заговорщиков.

Почти одновременно с набегом на Фрисландию корабли викингов появились у южных берегов Франции. Местные жители поначалу приняли их за торговый караван и если бы не личное вмешательство волею судьбы оказавшегося в этих местах императора Карла Великого, который предпринял энергичные меры для организации обороны, последствия этой ошибки могли стать трагическими. На этот раз пиратам не удалось развернуться в полной мере и их корабли скрылись в морской дали.

Рис. 4. «Дренг» — молодой человек, начинающий карьеру викинга

Современник вложил в уста императора горестную фразу: «Предвижу, сколько зла наделают они моим преемникам и их подданным».

Это заявление не стало декларацией слепой покорности судьбе. По приказу Карла было начато интенсивное строительство боевых судов. В устьях крупнейших рек сооружались укрепленные лагеря береговой стражи и гавани для военных флотилий.

Эти приготовления оказались весьма своевременными. В 820 году, через шесть лет после смерти Карла Великого, были отражены попытки явившихся на 13 кораблях викингов вторгнуться во Фландрию и прорваться в устье Сены. В поисках бреши в береговой обороне викинги вынуждены были пройти вдоль всего западного побережья Франции до устья Гаронны, где им пришлось удовлетвориться разорением городишка Медок (Леспар-Медок) между заливом Жиронда и Бискаем. Вскоре норманны все же проникли в Сену и дошли до Руана, ограбили и выжгли город. Однако береговая стража отбросила пиратов, которые, оставив добычу, едва успели бежать на своих судах.

Прочность морских рубежей державы франков вынудила норманнов искать удачи далее к югу. Им уже была знакома Испания — еще в конце VIII века северные воины как наемники участвовали там в войнах против арабов. В 827 году флот викингов вошел в Бискайский залив. Норманны опустошили окрестности Хихона в Астурии и северо-западное побережье Испании. Однако объединенным силам короля Галисии и Астурии — Алонсо II (792—842 гг.) удалось нанести серьезное поражение непрошенным гостям. Было уничтожено до 70 норманнских кораблей.

Феодальная смута, с конца 20-х годов IX века охватившая Франкское государство, роковым образом отразилась на состоянии обороны морских рубежей. Около 830 года викинги снова атакуют западное побережье Франции. Они высадились на острове Нуармутье, близ берегов Вандеи, где разграбили монастырь святого Филиберта, построенный Карлом Великим, а на острове Ре (напротив современного города Ла-Рошель) — монастырь Богородицы. Затем настал черед Фрисландии. В 834 году викинги, пройдя по одному из рукавов устья Рейна (Лек), достигли Дорестада, крупнейшего на севере Западной Европы торгово-ремесленного центра, не имевшего к тому же серьезных укреплений. Опустошив лавки и кладовые купцов, норманны разграбили монетный двор и, обремененные добычей и пленниками, ушли, оставив за собой горящий город и груды трупов.

Рис. 5. Тяжеловооруженный всадник мусульманских государств (IX в.). Ирландский ополченец (IX—XI вв.). «Тэн» — англо-саксонский королевский дружинник высокого ранга (IX в.)

Во время набега 836 года викинги Рагнара Лодброга7 разорили и сожгли город Андверпа (Антверпен), а также торговый центр Витла в устье реки Мозы (Мааса). Затем они поднялись вверх по Шельде, разграбили Куртре (Кортрейк, на западе Бельгии), городок Доорник (Турне, на средней Шельде) и местный монастырь. В расположенном неподалеку Мехельне (между Антверпеном и Брюсселем) была захвачена богатая добыча, в том числе ценности из церкви святого Румольда. Лишь получив выкуп от местных обитателей, скандинавы отправились восвояси. На следующий год, как сообщают «Вертинские анналы»8 «...норманны, совершая ставший привычным набег на Фризию, на острове Валакра (Валхерн в устье Шельды) застали наших врасплох, многих перебили, еще больше ограбили. Пробыв здесь некоторое время и взыскав желаемый чинш (дань), они с той же свирепостью обратились против Дорестада, также истребовав дань». Возвратившись на Валакру, пираты остались там на зимовку. Примерно в то же время викинги под предводительством Хастинга (Хастейна) проникли в реку Сомма и прошли вверх по течению, грабя окрестные селения. Хастингу удалось также разорить городок Амбуаз на средней Луаре.

В то же время драматические события разворачиваются в Ирландии. Обосновавшиеся там викинги были вытеснены ирландцами в конце 20-х годов IX века. В ответ, около 832 года, два брата, Фроди и Тургейс (Торгисль), во главе 10 тысяч норвежских викингов высадились на северном побережье острова и захватили Ольстер.

Взяв главный город и религиозный центр области город Армах (Арма, южнее озера Лох-Ней), они изгнали оттуда епископа Фарнана и превратили местный монастырь в языческое капище. По приказу Тургейса началось сооружение оборонительного вала длиной более 180 километров в западном направлении от Армаха.

Позднее Тургейс, войско которого подкреплялось все новыми и новыми отрядами, прибывающими из Скандинавии, решился на еще более решительные действия.

В 836 году норманны захватили города Дублин и Анагассен (Дроэда, севернее Дублина), что позволило им прочно закрепиться на восточном побережье. Разорив на своем пути множество приморских поселений и монастырей, норманны дошли до Лиммерика на реке Шаннон, в центральной Ирландии, и Уотерфорда, на юго-востоке, разграбив эти города (около 840 года). Важным опорным пунктом захватчиков стал сооруженный ими у местечка Корк укрепленный лагерь, с которого, собственно, началась история одноименного города. Флотилии викингов, по 60 кораблей каждая (всего около 11 тысяч воинов), двинулись по рекам Банн, Лиффей и Бейн, предавая опустошению северную, восточную и центральную части острова. Разорванная на несколько крохотных, враждующих к тому же между собой «королевств», страна не в силах была оказать сопротивления. Более того, часть местных вождей присоединилась к завоевателям. «Горе нам, ирландцам, — восклицает хронист, — что за злая участь, — биться друг с другом, а не подняться вместе против норвежцев».

Провозгласив себя конунгом завоеванных земель, столицей которых стала Атлона (город Атлон, на озере Лох-Ри, в центральных районах Ирландии), Тургейс установил там привычные скандинавам порядки с откровенным террористическим акцентом по отношению к местному населению. Из числа предводителей отрядов в каждой области был поставлен ярл, в округах — хефдинги, по деревням посажены старосты. Принадлежащие ирландцам усадьбы получили на постой по норманнскому воину. Коренные жители были обложены подушной податью в размере одного эйрира золота9.

На счастье ирландцев, в дело вмешалось провидение. В 845 году Тургейс потребовал руки дочери «короля» области Мит — Маэля Секнейла. Выехав для встречи с ней лишь с 15 викингами личной охраны, норвежский конунг попал в засаду, устроенную ирландцами. В свите невесты под женскими платьями скрывались отборные воины. Его отряд был перебит, а самого Тургейса захватили в плен и утопили в озере. Его брат Фроди еще раньше погиб от яда.

Возобновляются набеги на Англию. Матвей Парижский записал в своей хронике под 836 годом: «Послал всемогущий Бог толпы свирепых язычников датчан, норвежцев, готов и шведов, вандалов и фризов... они опустошали грешную Англию от одного морского берега до другого, убивали народ и скот, не щадили ни женщин ни детей!».

В 835 году отряды датских викингов высаживаются на острове Шеппи в устье Темзы. Разорив остров, норманны на 35 кораблях (около 2 тысяч воинов) обогнули Кент, достигли Дорсета, где сошли на берег и занялись грабежом.

Карта 3. Набеги викингов на Британские острова в 793—862 гг.

Вскоре подошло войско, спешно собранное королем Уэссэкса Эгбертом (802—839 гг.). Целый день длилось кровопролитное сражение, не принесшее победы ни одной из сторон. Ночью англичане скрытно отступили, и викинги с добычей беспрепятственно возвратились на свои суда.

В 837 году флотилия датчан прибыла к южным берегам Уэльса. Вступив в соглашение с обитавшими здесь бриттами, они вторглись в пределы королевства Уэссекс. У холмов Хенгестесдуна (близ местечка Лонстон, у реки Теймор, на востоке Корнуэлла) викинги и бритты были настигнуты и разбиты наголову войском короля Эгберта. Лишь немногим удалось пробиться к своим кораблям.

Через два года норманны на 33 кораблях вошли в гавань Гамтуна (город Саутгемптон) на южном побережье Англии. Однако на этот раз попытка высадки была сорвана ополчением шайра10 под командой элдормена Вульфгирда. Викинги отплыли к городу Портсмут и, сойдя на берег, разгромили войско тамошнего элдормена Этельгейма, хотя у того, помимо собственных, имелись отряды из Дорсета. Предавая все на своем пути огню и мечу, викинги прошли через Сассекс и Кент (юго-восток Англии). У местечка Мерскварам (город Нью-Ромни, при южном входе в пролив Паде-де-Кале) они смели преградившие им путь отряды элдормена Геребрита. Погрузив добычу на корабли, норманны вернулись в Данию.

В 841 году они появились вновь. На сей раз разгрому подверглись побережье королевства Восточная Англия и прилегающие к Северному морю области Мерсии, где был взят и разорен город Линкольн.

На следующий год викинги ворвались в Кент и устье Темзы. Были разграблены города Кентербери, Лондон, Рочестер (в 30 километрах к востоку от Лондона, в устье реки Медуэй).

В 845 году норманнские корабли появились у южного берега Бристольского залива. Викинги начали разгром северо-западных областей Уэссекса. Против них двинулись объединенные отряды элдорменов Эанвульфа, Осрика и епископа Эльстана. В кровавой битве у Эверлмута викинги были разбиты.

После смерти императора Людовика Благочестивого (814—840 гг.) франкские земли, где феодальная усобица достигла своего апогея, все более привлекают норманнов. Подлинным кошмаром для обитателей приатлантических территорий становятся набеги викингов, свивших пиратские гнезда на островах Фрисландии (Валхерн) и Бискайского залива (Нуармутье, Груа, Ре). В начале мая 841 года флотилия скандинавов появилась под стенами города Тур. Возведя осадные укрепления, викинги принялись опустошать земли между реками Луарой и Шером. Доведенным до крайности горожанам ничего иного не оставалось, как прибегнуть к заступничеству небесного покровителя города, святого Мартина. Вид раки11 с его мощами, пронесенной по городским стенам, поднял боевой дух защитников, что помогло им отбить предпринятый норманнами штурм. Опасаясь подхода франкского войска, скандинавы 12 мая сняли осаду. Даже в неудаче викингам оказалось не чуждо чувство юмора: они пошучивали, что в стране франков мертвых следует бояться больше, чем живых.

В то же самое время норманнская эскадра во главе с Оскером вошла в устье Сены и двинулась вверх по реке, предавая разграблению берега. Знаменитые монастыри в Сент-Уэне и Жюмьеже были обращены в руины, а их обитатели перебиты или уведены в плен.

13 мая 841 года викинги достигли Фотенелльской обители, которая избегла разрушения выкупом в 6 фунтов золота. Через день пал Руан. Город был дочиста разграблен и выжжен дотла. Сверх захваченной добычи викингам достались еще 26 фунтов серебра, выплаченных монахами из Сен-Дени за освобождение 68 пленных коллег.

В следующем году последовал опустошительный набег на Квентовик (город Кале).

«Викинги, — свидетельствуют "Вертинские анналы", — были столь опьянены грабежами, добытыми пленниками и убийством людей обоего пола, что не оставили в нем ничего, кроме домов, за которые был дан выкуп».

Однако в центре событий 842 года оказался Нант, город в устье Луары, за обладание которым соперничали графы Ламберт и Рейналь. Фактический правитель (с 841 года), а позднее король западных франков Карл II Лысый (843—877 гг.) принял сторону последнего. Взбешенный Ламберт не нашел ничего лучшего, как обратиться за помощью к Хастингу и Бьерну Ернсида12 — предводителям скандинавских пиратов, прибывших к устью Луары на 67 кораблях. В случае, если викинги помогут отбить Нант у соперника, граф обещал провести их через лабиринт песчаных отмелей на Луаре к богатым городам в ее верхнем течении.

24 июня норманны на судах (около 4 тысяч воинов) подошли к городу. Внимание жителей было целиком поглощено увеселениями по случаю празднования дня Иоанна Крестителя. Беспечность городской стражи, по всей видимости уже изрядно «попраздновавшей», позволила викингам беспрепятственно пристать к берегу. В одно мгновение отряд отборных воинов оказался под стенами и с помощью штурмовых лестниц преодолел их. Засовы с городских ворот были сбиты и орда пиратов набросилась на оцепеневших от неожиданности и ужаса обывателей, убивая и пленяя их без разбора. Духовенство и часть горожан пытались укрыться в соборе святого Петра. Вышибив топорами двери храма, викинги ворвались внутрь, зарубили прямо у алтаря епископа Гвигарда, а затем учинили резню остальных.

Оставив за собой дымящиеся, окровавленные развалины, норманны отплыли к острову Бьер (Бруа) на Луаре, где был устроен укрепленный лагерь. В следующем году такой же лагерь возник на острове Нуармутье, а затем та же участь постигла прибрежные острова Бискайского залива — Груа и Ре. С этих пор побережье, лежащее напротив островов, превратилось в постоянный объект следовавших один за другим набегов.

Обладание промежуточными базами на островах Бискайского залива позволило скандинавским пиратам значительно расширить географию и масштаб своих походов.

В 843 году викинги обрушились на побережье Астурии и Галисии. Однако здесь их ожидала неудача при попытках овладеть Хихоном, Корунной (город Ла-Корунья), а затем и жестокое поражение от астурийцев, предводительствуемых королем Рамиро I (842—855 гг.). Из норманнского флота в сотню кораблей уцелело лишь 30.

Располагая столь скудными силами, викинги, тем не менее, двинулись вдоль побережья на юг. Близ Лиссабона к ним присоединились еще 54 норманнских судна. Викинги осадили город и принялись опустошать его округу.

На исходе второй недели осады, получив известие о приближении многочисленного войска мусульман, норманны отплыли к западному побережью Андалузии, где им удалось взять город Кадис. Разорив затем окрестности Медины (город Медина-Сидония), пираты покинули берега Испании.

Привезенные из этого рейда богатства, пусть даже добытые ценой тяжелых потерь, вызвали необычайное оживление среди засевших на островах Бискайского залива викингов. Уже в следующем, 844 году объединенный флот Хастинга и Бьерна Ернсида в составе 100 кораблей (около 6 тысяч воинов) покинул свою стоянку на Нуармутье и направился к берегам Испании. Потеряв часть судов в жестоком шторме, флот норманнов обогнул мыс Сан-Висенте, крайнюю юго-западную точку Пиренейского полуострова, и оказался у берегов Андалузии. «Море казалось заполнили темные птицы, сердца наполнились страхом и мукою» — писал арабский хронист.

Викинги совершили набеги на окрестности Кадиса, Медины и атлантическое побережье Марокко. После тринадцатидневной осады была захвачена Ал-Газира (город Альхесирас) в Ньерва-Сунде13. Разорив прибрежные области, норманны двинулись во внутренние районы Андалузии. Арабский историк ал-Якуби сообщал: «На запад от города, называемого Ал-Газира, (лежит) город, называемый Исбилия (Севилья), на большой реке, которая есть река Кордовы (река Гвадалквивир). В тот город вошли в 229 году14 поганые ал-Маджус, называемые ар-Рус15, захватили пленных, грабили, жгли и убивали». Правда, викингам не удалось захватить городскую цитадель. Трижды отряды испанских мавров пытались пробиться на выручку к осажденным, но всякий раз неудачно. Викинги ответили рейдами на предместья Кордовы и Аликанте.

Наконец к стенам Севильи подошло войско во главе с самим эмиром Кордовы Абд-эль-Рахманом II (822—852 гг.). И на этот раз исход сражения оказался неопределенным. Викинги даже попытались овладеть крепостью Табла, неподалеку от Севильи, но были отбиты, потеряв до 400 человек. Вскоре на Гвадалквивире появился флот эмира, в составе которого находились 15 огненосных судов, и заблокировал выход в море. Арабы атаковали корабли скандинавов, забрасывая их сосудами с горючим составом, и потопили 30 из них. Викинги вынуждены были вступить в переговоры и, выторговав себе право на свободный проход в обмен на захваченную добычу и пленников-мусульман, ушли. Взятых в плен норманнов арабы повесили на финиковых пальмах Севильи. Отрубленные головы еще двухсот скандинавов, как доказательство победы, Абдэль-Рахман II отправил своему союзнику — эмиру Марокко.

Уходить ни с чем викинги не намеривались. Испанские воды они покинули не ранее, чем, обосновавшись на острове Кристина (Исла-Кристина, в устье Гвадианы), совершили ряд набегов на запад Андалузии, частично вознаградив себя за утрату награбленного.

Ничтожные результаты похода и серьезные потери — погибло до половины его участников — надолго отбили у викингов охоту появляться у иберийских берегов. Память о полученном там решительном отпоре, несомненно, стала причиной отказа норманнов от высадки, когда их флотилия приблизилась к побережью Астурии в 850 году. Предотвращение пиратского набега было приписано истовым молитвам местного архиепископа Гундисальва, за что тот впоследствии был причислен к лику святых. С тем большей яростью скандинавские пираты обрушились на прибрежные области Западнофранкского королевства.

В середине 40-х годов IX века объектом их опустошительных вторжений становятся юго-западные земли Франции от реки Шаранта до Пиренеев. Викинги дважды захватили и разграбили город Бордо. Их корабли прошли вверх по течению Гаронны и достигли Тулузы. Сам город устоял, однако его предместья и округа были разорены до основания. Отряды норманнов высадились на юго-восточном берегу Бискайского залива и взяли город Байонна. Продвигаясь вверх по реке Адур, они разграбили город Дакс, а затем, поднявшись по притокам, проникли в предгорья Пиренеев. Здесь жертвами викингов стали города Бигорр (Баньер-де-Бигор), Олерон (Олоран-Сен-Мари), Лескар (Лак), множество селений и монастырей.

Отряды герцога Тотила Гасконского, пытавшиеся преградить им путь, были буквально сметены яростным натиском скандинавов. Замок в городе Тарб на Адуре, являвшийся резиденцией графа Бигоррского, викинги превратили в груду развалин. Жителям Тарба затем удалось перехватить один из норманнских отрядов, возвращавшийся к побережью, и изрубив всех пиратов до единого, освободить пленников и вернуть награбленные ценности. Однако этот частный успех, приписанный заступничеству святого Миссолина, лишь подчеркивал масштаб и ужас катастрофы, в которую ввергли цветущий прежде край полчища норманнов.

В 845 году скандинавские пираты атакуют северо-западные земли Германии и фризское побережье. На 600 кораблях (до 35 тысяч воинов) они подошли к Гамбургу и разорили его столь основательно, что местный епископ Ансагрий был вынужден перенести свою резиденцию в город Бремен. Затем настал черед Дорестада, в котором после его захвата засели викинги Рерика (Хререка) Ютландского, превратившие торгово-ремесленный центр общеевропейского значения и его округу в пиратское логово.

Однако наиболее масштабные события этого года развернулись на берегах Сены. Флот Рагнара Лодброга, состоящий из 120 судов (около 7 тысяч воинов), в марте 845 года вошел в устье Сены и двинулся вверх по течению. Достигнув Руана, викинги на некоторое время остановились там. Эта задержка позволила королю Карлу II Лысому мобилизовать значительные силы и, расположив их по обоим берегам Сены, близ местечка Шарлераннь, преградить противнику путь на Париж.

Оценив обстановку, викинги атаковали франкские отряды на правобережье и яростным натиском смяли их. Рагнар Лодброг повелел устроить грандиозное жертвоприношение Одину. Воины франков, занимавшие противоположный берег, стали свидетелями жуткого спектакля — 111 их плененных товарищей разом закачались под перекладинами виселиц, намеренно сооруженных на открытом для обзора месте. Деморализованный жестоким зрелищем, король первым подал пример к бегству, укрывшись за мощными стенами монастыря Сен-Дени с небольшим отрядом. Подданные не замедлили последовать за своим монархом, и франкское войско перестало существовать.

Извещенные о жестокости норманнов парижане разбегались по окрестным лесам. Духовенство отъезжало во внутренние районы страны, увозя с собой мощи наиболее почитаемых святых. В пасхальное воскресенье 28 марта Рагнар Лодброг во главе своих викингов вступил в опустевший город. Рядом с ним, в кольце вооруженных до зубов фьольменнов16, вышагивал рослый знаменосец с боевым стягом, на полотнище которого был вышит Ворон Одина, по утверждению ветеранов пиратских предприятий Лодброга, всегда указывающий ему крылом верное направление походов.

Заняв Париж, норманны немедленно приступили к тому, ради чего явились. Дочиста ограбили остров Сите, разорили богатейшие монастыри святой Женевьевы и святого Германа (Сен-Жермен-де-Пре), в поисках сокровищ были разворочены гробницы основателя державы франков — Хлодвига и его супруги. Все ценное из домов горожан перекочевало в кошели и сумы скандинавов...

Разуверившись в возможности организовать отпор, Карл II Лысый предложил норманнам неслыханный выкуп в 7 тысяч фунтов серебра. Рагнар Лодброг, среди воинов которого начали распространяться желудочные болезни, без колебаний дал свое согласие.

Рис. 6. Воин франкской «сколы» (тяжелой кавалерии, IX в.). Франкский пехотинец (IX в.)

Погрузившись на корабли, буквально ломившиеся от богатейшей добычи, и прихватив заодно засов с замками от городских ворот и медную обшивку с кровли церкви из обители святого Германа в качестве своеобразного «сувенира», викинги покинули Париж. На обратном пути они напоследок разграбили местечки Понтуаз, Бове и монастырь святого Бертина в Сент Омере. Очевидец происходившего, ученый монах Пасхалий Родберт, горестно восклицал вслед безнаказанно уходящим разбойникам с Севера: «Кто бы подумал, кто бы вообразил видимое ныне нашими глазами, предмет наших вздохов и слез. Орда... морских разбойников проникла до Парижа и сожгла церкви и монастыри на берегах Сены! Кто бы представил себе, что простые разбойники отважатся на такое предприятие и что, увы, такое славное и сильное, великое и населенное королевство постигнет участь позора и унижения от грабительства этих варваров? За несколько лет до этого не ожидали увидеть, что они награбят такое множество сокровищ в наших областях, опустошат их, а жителей уведут в рабство, даже и не предчувствовали, что они осмелятся ступить ногой внутрь королевства!»

То ли нуждаясь во времени для «переваривания» обильной добычи, то ли в силу каких-то обязательств, связанных с получением выкупа, норманны, избиравшие объектом своих нападений Фрисландию, континентальное побережье Ла-Манша и Па-де-Кале, приостановили набеги. Более того, в 847 году они вольно или невольно оказали Западно-Франкскому королевству важную услугу, выступив против некоего Номеногия, самозваного «короля» Бретани (846—851 гг.).

После трех проигранных сражений, как сообщают «Вертинские анналы», «Побежденный Номеногий бежал со своими, а затем отвратил... (викингов)... от своих пределов, отправив им с послами дары».

Набеги же на прибрежные области Бискайского залива не прекращались, несмотря на то что монархи крупнейших государств Западной Европы — Карл II Лысый, Людовик Немецкий (843—876 гг.) и, носивший императорский титул Лотар I (840—855 гг.), владения которого простирались от Фрисландии до Италии, на съезде 847 года в Мерсе (Рурская область Германии) унизились до мирных предложений «морским конунгам». В этом же году флотилия норманнов ворвалась в устье Шаранты.

Карта 4. Набеги викингов на континентальную Западную Европу в 820—866 гг.

Разгромив отряды герцога Бордосского и Сентского, Сегуина, который пал в сражении, викинги захватили и разграбили город Сент. Та же участь постигла Люсон, монастыри Иль-Дье, Гранд-Лье и ряд других. Поднявшись вверх по течению, норманны разорили окрестности города Лимож (центральная Франция).

Возвратившись на Нуармутье и пополнив свои силы прибывшими с Севера искателями приключений, викинги в 848 году осадили Бордо. Часть своих судов норманны ввели в протекающую рядом реку Дордонь, намереваясь заняться грабежом на ее берегах. Неожиданное появление войска франков во главе с Карлом II Лысым застало пиратов врасплох. Корабли, стоявшие в водах Дордони, были захвачены, а их команды перебиты.

Но победа была куплена дорогой ценой, развить успех франки не могли. Тем временем викинги внезапным ночным штурмом овладели Бордо и захватили в плен герцога Вильгельма. В разгромленном городе уцелел лишь квартал местной иудейской общины, обитатели которого заблаговременно позаботились о выкупе.

Затем норманны двинулись вверх по реке Гаронна и разграбили монастырь Ла-Реоль (около 50 километров выше Бордо), после чего засели за стенами опустевшего города и принялись совершать набеги на окрестные территории. Их суда снова появились на Шаранте. Войдя в ее правый приток Бутонн, норманны разорили город Мель.

Перезимовав, викинги в 849 году покинули берега Аквитании, разграбив напоследок городок Периге (на реке Иль, правом притоке Дордони).

В Ирландии после гибели Тургейса борьба между пришельцами-скандинавами и местным населением вспыхнула с новой силой. Ирландцам удалось вытеснить норманнов из Дублина, однако вскоре город снова оказался в руках викингов, подкрепленных новыми отрядами, прибывшими из норвежских фьордов.

В 848 году ирландцам удалось нанести норвежцам решительное поражение, заставив очистить значительную часть захваченных ими территорий.

Следующий год ознаменовался появлением у берегов Ирландии флота датских викингов из 140 кораблей (около 8 тысяч воинов). Верховный «король» ирландцев поспешил заключить с датчанами союз против норвежцев, удерживавших за собой север и восток острова. Союзникам удалось овладеть Дублином. Норвежцы, потерявшие в решительной битве 5 тысяч воинов, все далее оттеснялись к северу. Часть их покинула Ирландию, вернувшись в Скандинавию или укрывшись на островах к северу от Шотландии. Однако торжество датчан и ирландцев было недолгим.

В 853 году громадный, в несколько сот кораблей, флот норвежских викингов под предводительством трех братьев: Олава Белого, Ивара Белого и Сигтрюгга подошел к Дублину. Норвежцы огненным смерчем прошлись по всему острову и к 855 году датские викинги были изгнаны. Ирландцы были вынуждены заплатить дань и выкуп за убийство Тургейса. «Невозможно, — сообщают "Анналы Ольстера", — передать всех страданий, которые вынес ирландский народ, мужчины и женщины, миряне и священники, малые и старые, от этих воинственных и диких язычников».

Захваченные территории предводители норвежских викингов разделили между собой. Олав Белый стал конунгом в Дублине, Ивар — в Лиммерике, Сигтрюгг обосновался в Уотерфорде, на юго-востоке острова.

Борьба, развернувшаяся в Ирландии, на время отвлекла основные силы норманнов от побережья Англии и Шотландии. Небольшие отряды появлялись там постоянно. В 847 году «скотты (шотландцы), в течение многих лет подвергаясь набегам норманнов, сделались их данниками», — сообщают «Вертинские анналы».

Через три года викинги опустошили юг Уэльса. В 851 году они вторглись на полуостров Корнуэлл, но были отражены девонширским элдорменом Цеорлом. В том же году 350 норманнских судов (более 20 тысяч воинов) прибыли к берегам Кента. Город Кентербери был взят и разграблен, затем та же участь постигла Лондон. Поднявшись вверх по Темзе, викинги разгромили войско короля Мерсии, Беортвульфа и разорили юго-восточную окраину его владений, после чего вторглись в пределы королевства Уэссекс. Однако здесь их уже поджидало войско, во главе которого стояли уэссекский король Этельвульф (839—858 гг.) и его сын Этельбальд (858—860 гг.).

Викинги и англичане сошлись у местечка Окли в Суррее (южнее Лондона). Сражение было исключительно упорным и кровопролитным. Норманны потерпели сокрушительное поражение, но и войско Уэссекса было обескровлено.

Между тем викинги, хотя и разбитые, вовсе не собирались покидать берега Англии. Засев за валами укрепленных лагерей на островах Танет (851 г.) и Шеппи (853 г.), буквально на виду у оставшихся в живых жителей Кентербери и Лондона, оплакивающих потерю своих близких и разграбленное добро, викинги остались на зимовку, ожидая новые отряды с Севера, чтобы повторить все сначала. С этого времени скандинавские пираты не проявляют в Великобритании особой активности.

В 853 и 856 годах их небольшие отряды потревожили северное побережье Уэльса, а в 860 году была предпринята закончившаяся полным провалом попытка прорваться к городу Йорк.

Мирная передышка для Фрисландии, континентального побережья Ла-Манша и Па-де-Кале, купленная под стенами Парижа в 845 году, длилась недолго. Первой жертвой (уже в который раз) пала многострадальная Фрисландия. Ворвавшись туда в 850 году, викинги осадили и взяли штурмом город Утрехт (южнее Амстердама). За ним был захвачен и разграблен Нимвеген (город Неймеген на реке Ваал). Страшному разгрому подверглась территория между реками Рейн и Ваал. Войдя в реку Маас, норманны разорили ее берега до города Маастрихт. Флотилии викингов появились у побережья Фландрии, в устьях Шельды и Сены.

Напуганный размахом нашествия, Карл II Лысый готов был уступить скандинавам земли в низовьях Сены в обмен на мир. Однако сделке не суждено было состояться. 13 октября 851 года в Сену вошел флот викингов из Бискайского залива под командой Оскера, громившего Руан десять лет назад. В то же время отряды норманнов, выступив из захваченного накануне Гента (у слияния рек Лиса и Шельда, выше Антверпена), сухим путем достигли местечка Бове к северу от Парижа, а оттуда направились к Руану, где соединились с воинством Оскера.

Викинги дочиста ограбили монастырь Фонтенелль, купивший себе пощаду в 841 году; разорили и сожгли обитель Флавиакум (Сен-Жермен-де-Флай). Засев в Руане, норманны в течение 8-ми месяцев опустошали земли в нижнем течении Сены. В июне следующего года они двинулись в поход на Бове. Ограбив и спалив городок, викинги возвращались обратно, когда угодили в засаду, устроенную им местными сеньорами. Немногие, спасшиеся от мечей франков скандинавы бежали в леса и ночью добрались до своих кораблей в Руане, откуда, прихватив награбленное, отплыли в Бордо. Тем не менее, победа у Бове так и осталась лишь частным успехом франков.

Всего три месяца спустя, 25 сентября 252 корабля (около 15 тысяч воинов) под командой «морского конунга» Готфрида, пограбив на пути Фрисландию и Фландрию, вошли в устье Сены. Поднявшись вверх по течению, викинги захватили город Вернон (на полпути между Руаном и Парижем) в начале октября месяца и создали там укрепленный лагерь, опираясь на который сумели отразить нападение объединенных сил Карла II Лысого и Лотара I.

Разорив окрестности, Готфрид и примкнувший к нему другой предводитель пиратов Сирок (Серк) покинули Вернон в июне 853 года. Достигнув устья Луары, они соединились там с отрядами Рерика Ютландского. Овладев Нантом, норманны превратили его в базу для будущих набегов. Затем, войдя в правый приток Луары — Сарту, викинги овладели городами Анжер (Анже) и Лемане (Ле-Ман). Вскоре их отряды показались под стенами Тура. На этот раз его обитателям повезло. Неожиданный разлив Луары и Шера сделал подходы к городу недоступными.

Норманны отступили, удовлетворившись разграблением монастыря святого Мартина, находившегося поблизости. Шесть месяцев спустя, викинги снова подступили к Туру. Жители города, не надеясь сдержать натиск пиратов, бежали. Разграбив опустевший город, викинги устремились к городу Блуа (на полпути между Туром и Орлеаном), который взяли штурмом и разорили. Здесь они получили известие о том, что путь к Орлеану преграждают отряды и флотилия орлеанского и шартрского епископов. Не желая ввязываться в сражение, норманны возвратились на свои базы, находившиеся в устье Луары и у берегов Бретани.

В 855 году правителю Бретани удалось подкупить Сирока, и тот со своими викингами взял в осаду отряды Готфрида в Нанте и на острове Бьер. Готфрид тоже оказался не из скупых: осада была снята и Сирок увел свои корабли к устью Сены, где в июле соединился с флотом Бьерна Ернсида.

Разоряя левобережье нижнего течения реки, норманны дошли до Партийского (Першского) леса, раскинувшегося между Алансоном и Шартром. Здесь их встретило войско франков с самим Карлом II Лысым во главе. В развернувшемся здесь сражении викинги были разгромлены и бежали на свои корабли. Сирок с остатками своих отрядов ушел в Скандинавию, а Бьерн Ернсида, укрепившись на острове Оссель, выше Руана, у слияния Сены и Эра, продолжал тревожить окрестности своими набегами.

Одновременно с вторжением на берега Сены отряды Готфрида из Нанта, поднявшись вверх по Луаре, ее левым притоком Вьенне и Клену, оказались под стенами города Пуатье. Войско франков, заранее извещенное о норманнском рейде, было наготове, и норманны получили здесь жесткий отпор. Неудачей закончилась и предпринятая викингами в том же году осада Тулузы.

Не прошло, однако, и года, как норманны, воспользовавшись очередным витком охватившей страну феодальной смуты, с лихвой расквитались за свои поражения. В апреле 856 года их отряды вышли из Нанта и, беспрепятственно поднявшись по Луаре, достигли Орлеана, который был разграблен и сожжен. Бьерн Ернсида, покинувший было пределы Западно-Франкского королевства. пополнив ряды своих викингов, объединился с флотом Хастинга и в августе 856 года объявился на Осселе. В следующем году их жертвой стали города Шартр на левобережье Сены, Сен-Кантен и Суасон — севернее Парижа. Норманны, действующие в бассейне Луары, овладели Пуатье, который в отместку за поражение двухлетней давности разрушили до основания.

Наконец пришел черед Парижа испытать ужасы нашествия пиратов. Весь путь от Осселя до столицы отряды Хастинга и Бьерна Ернсида проделали, не встретив ни малейшего сопротивления. Войдя в город, викинги разорили купеческие склады на острове Сите. Соборы святого Петра и святой Женевьевы были разграблены и преданы огню. Монастыри святого Германа, святого Стефана и Сен-Дени избегли погрома, внеся богатый выкуп. Погрузив добычу на суда, пираты преспокойно отбыли восвояси.

Не имея сил справиться с окопавшимися на Осселе норманнами, Карл II Лысый вступил в переговоры с их предводителями, обещая выплатить круглую сумму в виде контрибуции. В разгар обсуждения условий перемирия викинги вероломно захватили в плен настоятеля монастыря Сен-Дени, приходившегося королю племянником. Для выплаты выкупа Карлу II Лысому пришлось обложить чрезвычайной податью всех епископов, аббатов, настоятелей храмов, а также и светских феодалов. В итоге норманны стали обладателями колоссальной суммы в 685 фунтов (свыше четверти тонны!) золота и 3250 фунтов серебра.

Приведенный в ярость коварством скандинавов, Карл II Лысый, едва только удалось вызволить родственника из плена, обратился к племяннику, Лотару II, королю Лотарингии (855—869 гг.), с просьбой оказать помощь в уничтожении пиратского гнезда на Сене. В июле 858 года объединенные силы венценосных родичей замкнули норманнский лагерь на Осселе в кольцо блокады. Гибель северных разбойников казалась неизбежной.

Но какой-то злой рок помешал истерзанной стране обрести долгожданный мир. Часть высшей западнофранкской знати подняла мятеж против своего короля и призвала на подмогу Людовика Немецкого. В этих обстоятельствах Карл II Лысый и Лотар II вынуждены были прекратить осаду Осселя. Викинги немедленно воспользовались замешательством в стане союзников и захватили суда, блокировавшие путь к морю. Королю западных франков ничего не оставалось, как вернуться к переговорам о сумме контрибуции. Удовлетворенные ее размерами, Хастинг и Бьерн Ернсида, уже лелеявшие замыслы о грандиозном походе на юг, покинули берега Сены и направились на свои базы в Бискайском заливе.

Однако значительное число викингов во главе с неким Веландом осталось за укреплениями Осселя. Поднявшись по течению Сены и ее правому притоку Уазе, они 28 апреля 859 года захватили город Нуайон, перебили горожан, увели в плен монахов местной обители и священников во главе с епископом Иммо, в надежде на богатый выкуп. Вскоре отряды викингов Веланда появились между Парижем и Орлеаном.

Местные жители попытались дать им отпор самостоятельно. О том, что произошло далее, лучше всего свидетельствует запись, сделанная франкским хронистом:

«Бесчисленное множество пеших из сел и поместий, собранных в один отряд, наступает... как бы намериваясь вступить в бой. Норманны же, видя, что это низкая чернь, не столько безоружная, сколько лишенная воинской дисциплины, уничтожают их с таким кровопролитием, что кажется, будто режут бессмысленных животных».

Тем временем еще одна флотилия скандинавских пиратов, промышлявшая накануне разбоями в устье Шельды, объявилась на реке Сомма. Норманны разорили город Амьен, разграбили монастырь святой Валериссы и обитель святого Бертина в Сент-Омере.

Оценивая происходящее, современник вывел на пергаменте горестные слова: «Ни один почти город, ни один монастырь не остались неприкосновенными. Все обращалось в бегство и редко кто-нибудь говорил: остановись, окажи сопротивление, защищай свою родину, собственных детей и народ! Не осознавая смысла происходящего и в постоянных раздорах между собой, откупались все деньгами там, где нужно было для защиты применить оружие, и так предавали дело божие...»

Разоряя Францию, викинги не оставляли без внимания и более отдаленные земли. В 860 году 62 корабля (около 3,5 тысяч воинов) под предводительством Хастинга и Бьерна Ернсида покинули Нуармутье и направились к берегам Испании. На этот раз планы старых сотоварищей по пиратским рейдам были куда грандиознее, нежели 15 лет назад.

Обращаясь к соратникам, Хастинг заявил: «Все государства мира, открытые для нас, должны увидеть нашу славу. Сотни тысяч уже пали от нашего меча, но всякий воин, достигнув одной цели, стремится к высшей. Если мы подарим Римскую корону Бьерну Ернсида, наша слава разнесется по всему свету».

Миновав Галисию и совершая набеги на побережья Португалии и Андалузии, норманны достигли Ньерва-Сунда (Гибралтара). Скандинавские пираты огнем и мечом прошлись по северному побережью Марокко, разграбили город Накхор17, а затем отплыли к Балеарскому архипелагу.

Разорив острова Форментерру, Майорку и Минорку, они направились к берегам Италии. Произошедшее затем заслуживает того, чтобы полностью привести рассказ очевидца событий.

После многочисленных рейдов и высадок норманны, стремившиеся достичь собственно Рима, взяли курс на город Лунке, именуемый также Луна (в заливе Специя). Правители этого города, хотя и напуганные неожиданным, повергающим в ужас нападением, быстро вооружили горожан, и Хастинг увидел, что город нельзя взять силой оружия. Тогда пустился он на хитрость, а именно: направил посланника к бургграфу18 и епископу города; представ перед высокопоставленными лицами, тот сообщил следующее:

«Хастинг, князь датский, и все его люди, с ним вместе судьбою изгнанные из Дании, шлют Вам свой привет.

Небезызвестно Вам, что мы, судьбой изгнанные из Дании, блуждая по бурному морю, прибыли наконец во Франкскую державу. Судьба предоставила нам эту страну, вторглись мы и во множестве битв с народом франков все земли державы подчинили нашему князю. После ее полного покорения захотели мы вновь вернуться в свою отчизну; и сперва несло нас прямо на север, но потом измотали нас противные западные и южные ветры, и так не по своей воле, а в жестокой нужде оказались мы на Вашем берегу. Мы просим, дайте нам мир, чтобы мы могли закупить продовольствие. Вождь наш болен, терзаемый страданиями, желает он от Вас принять крещение и стать христианином; и буде свершит он это в своей телесной слабости перед смертью, то молит он Ваше милосердие и благочестие о погребении в городе».

На что ответили епископ и граф:

«Мы заключаем с вами вечный мир и крестим вождя вашего в веру Христову. Мы дозволяем вам также, по свободному соглашению между нами и вами, покупать, что вы захотите!»

Посланник, однако, произносил лживые слова, и все, что он, полный коварства, выведал, передал своему господину, злодею Хастингу. Итак, заключили мирный договор и началась добрая торговля и общение между христианами и бесчестными язычниками.

Между тем, епископ приготовил купель, освятил воду, велел зажечь свечи. Мошенник Хастинг туда явился, в воду погрузился и воспринял крещение на погибель своей души. Поднятый из святой купели епископом и графом, он, словно тяжелобольной, вновь был отнесен на корабль. Там он тотчас созвал своих негодяев и открыл омерзительный тайный замысел, им измышленный: В следующую ночь сообщите вы епископу и графу, что я умер и молите со слезами, что хотели бы меня, новокрещенного, похоронить в их городе; мои мечи и украшения и все, что мне принадлежало, обещайте им подарить.

Сказано — сделано. Рыдая, спешат норманны к господам города и говорят: «Наш господин, ваш сын, умер. Мы умоляем Вас, дозвольте похоронить его в Вашем монастыре и примите дары, которые он перед смертью велел Вам передать».

Обманутые лицемерными словами и ослепленные великолепием подарков, разрешили те предать тело земле в монастыре по-христиански. И посланники вернулись к себе и сообщили об успехе их хитрости.

Хастинг тотчас велел, полный радости, собрать предводителей... (отрядов)... и сказал им:

— Теперь быстро сделайте мне погребальные носилки, уложите меня на них, словно мертвое тело, но при оружии, и станьте вокруг, словно носильщики кругом катафалка. Остальные должны поднять горький плач и крик на улицах, в лагере и на кораблях. Украшения, доспехи, отделанные золотом и драгоценными камнями топоры и мечи несите для всеобщего обозрения перед катафалком.

Карта 5. Набеги викингов на Южную Европу и Северную Африку в 829—8 61 гг.

За этим приказом следовало точное его исполнение. Плач и крик норманнов разносился далеко, в то время как колокольный звон звал народ в церковь. Духовенство прибыло в праздничном облачении, городские старейшины, обреченные на мученичество, и женщины, будущие невольницы и рабыни, — никто из них не подозревал о жестокой перемене судьбы. Впереди выступал хор мальчиков со свечами и крестами, а вслед за ними — носилки с нечестивым Хастингом; христиане и норманны несли его от городских ворот до монастыря, где была приготовлена могила. И вот начал служить епископ торжественную мессу, и благоговейно внимал народ пению хора.

Между тем, язычники растеклись повсюду, да так, что христиане не почуяли обмана. Наконец закончилась месса, и епископ приказал опустить тело в могилу. Тут бросились внезапно норманны к носилкам, яростно взывая друг к другу, что не может он быть похоронен! Как громом пораженные стояли христиане. И вдруг спрыгнул Хастинг с носилок, выхватил сверкающий меч из ножен, бросился на несчастного епископа, сжимавшего в руках богослужебную книгу, и поверг его, а также и графа на землю! Норманны быстро перегородили церковные ворота, и тут началось ужасающее избиение и истребление христиан. Затем бросились они по улицам, повергая каждого, кто пытался защищаться. И войско от кораблей также устремилось через широко открытые ворота и вмешалось в бушующую резню. Наконец завершена была «кровавая работа», полностью истреблен крещеный люд. Кто остался в живых, в цепях повлачился на корабли. Тут похвалялся Хастинг со своими и думал, что разграбил он Рим, столицу мира. Хвастался он, что теперь всем миром обладает, взяв город, который он считал Римом, властелином народов. Однако, когда он узнал, что это не Рим, пришел он в ярость и воскликнул: «Так разграбьте всю провинцию и сожгите город; тащите добычу и пленных на корабли! Люди здесь должны почувствовать, что мы побывали в их стране!» Так вся провинция была разгромлена и лютыми врагами огнем и мечом опустошена...

Норманны ограбили побережье Тосканы, разорили город Пизу и ряд других приморских городов. Сохранились сбивчивые, носящие скорее легендарный характер, сведения о том, что, покинув Италию, викинги нанесли визит к берегам Греции... и даже Египта!

На обратном пути, близ Балеарских островов, жестокий шторм разметал флот норманнов. Часть кораблей, в том числе и судно Хастинга, была отброшена бурей в Лионский залив. Обосновавшись в Камарге — местности между двумя рукавами дельты Роны и Средиземным морем, викинги принялись совершать набеги на прибрежные области Прованса, Септимании и Испанской Каталонии. Ближайшие к логову пиратов города Ним и Арль были разграблены. Поднявшись на веслах по Роне до города Баланс, норманны дотла разорили расположенные на ее берегах селенья...

Другую часть пиратской флотилии ураганный ветер пригнал к Ньерва-Сунду. Жестокая трепка, заданная штормом, ничуть не уменьшила в викингах вкус к разбоям, и они занялись грабежом по южному побережью Пиренейского полуострова. При взятии Ал-Газиры в руки норманнов попало содержимое сокровищницы Большой мечети города. Вслед за тем последовал опустошительный набег на северные побережья Марокко.

По-видимому, кровавые вылазки викингов настолько деморализовали их противников, что скандинавы смогли не только благополучно провести зиму и в Камарге, и на берегах Испании, но и беспрепятственно уйти с добычей. Эскадра Хастинга отправилась на Нуармутье. Те же, кто зимовал на Пиренейском полуострове, повели свои корабли в Ла-Манш.

Хастинг и Бьерн Ернсида были не единственными, кто в 860 году отправился поискать удачи на юге Европы. Сотня норманнских судов пристала к берегу в Галисии. К месту высадки викингов с сильным войском подоспел королевский наместник граф Педро и те вынуждены были ретироваться с большим для себя уроном (в том числе и в кораблях).

Тем временем Карл II Лысый, отчаявшись собственными силами выдворить норманнов, засевших на нижней Сене, решил прибегнуть к единственному, как ему казалось, верному способу, позаимствованному из практики древних римлян. В начале 860 года он предложил разбойничавшим на Сомме датским викингам 5000 марок19 серебра за изгнание ими норманнов с острова Оссель.

Для получения требуемой суммы королю пришлось вновь обложить чрезвычайным сбором купечество, духовенство и светских феодалов. Датчане же, прекратив грабежи по берегам Соммы, чтобы не терять ни драгоценного времени, ни пиратских навыков, отправились в набег на Англию.

Однако необходимую сумму не удалось собрать даже по прошествии года — подданные Карла II Лысого, ограбленные теми же викингами, изрядно пообнищали.

Не получив оговоренной платы и раздраженные к тому же неудачным исходом своего английского предприятия, датчане ответили весной 861 года новым вторжением на Сомму. Одновременно норманны, обосновавшиеся на Осселе, совершили молниеносный рейд на Париж. Ворвавшись в город в день Пасхи, викинги разграбили Сите, монастырь святого Германа, а затем отступили на свою островную крепость.

Рис. 7 Скандинавский лучник «эпохи викингов»

Реальная опасность нашествия объединенных сил норманнов заставила Карла II Лысого приложить все усилия, чтобы поскорее расплатиться с датскими викингами. Получив причитающееся, они вошли в Сену и отрезали своих товарищей по ремеслу, укрывшихся за укреплениями Осселя, от внешнего мира.

Вскоре к осаждающим присоединилась эскадра зимовавших в Испании участников средиземноморского похода 860 года. Теперь под Осселем стояло уже 260 кораблей (около 15 тысяч воинов). Защитники острова несколько месяцев стойко выдерживали блокаду, однако осенью 861 года, изнуренные голодом, повели переговоры о сдаче. Условия мира хотя и были достаточно суровы, но вполне соответствовали пиратским традициям.

Норманнам, оборонявшим Оссель, фактически предлагалось поделиться захваченной добычей. Третья заинтересованная сторона — франки — здесь даже не упоминалась. Получив 3 тысячи марок золота и столько же серебра (можно представить, какой колоссальной была добыча!), осаждающие и вовсе забыли о взятых на себя перед королем обязательствах. Под предлогом невозможности выйти в море из-за наступивших холодов, обе группировки стали устраиваться на зимовку у близлежащих речных пристаней.

«Победители» расположились у местечка Мелен на Сене, выше Парижа. «Побежденные» избрали место рядом с монастырем Фоссатис (в пригороде Парижа Сен-Мор-де-Фоссе) при слиянии рек Сены и Марны. По сути дела, столица Западно-Франкского королевства была взята в осаду.

В январе 862 года норманны, ранее занимавшие Оссель, стремясь компенсировать потерю части добычи, совершили набег по Марне до городка Мо, который был ими разграблен.

На этот раз терпение Карла II Лысого лопнуло. На Марне, ниже разоренного викингами местечка, спешно соорудили наплавной мост, оба берега реки заняли сильные отряды воинов. Король в категорической форме потребовал возвращения награбленного в последнем набеге, обещания покинуть пределы государства в установленный им срок и выдачи 10 заложников. Оказавшиеся в западне викинги вынуждены были принять эти условия. Более того, чтобы смягчить сердце короля, предводитель пиратов Веланд согласился принять крещение, и 21 марта оба флота викингов покинули свои стоянки у стен Парижа.

Большая часть скандинавов направилась в Бретань, где определилась на службу к местным сеньорам, ведшим междоусобные войны.

Чтобы предотвратить новые вторжения, Карл II Лысый распорядился укрепить оборону Сены. Русло реки ниже Осселя было перегорожено рядами свай с окованными железом остриями. Владельцы прибрежных земель должны были позаботиться о возведении при населенных пунктах укреплений.

Однако на этом поприще внук Карла Великого не снискал славы своего знаменитого предка. Предпринятые меры были не только не достаточны, но и явно запоздали.

«Стены городов, — сообщает одна из западнофранкских хроник, — церквей и монастырей поросли кустарником. Одни из жителей ушли к востоку для поселения в отдаленных землях, другие готовы были лучше переносить все опасности, нежели покинуть отцовское наследие, но лишились всего имущества. Некоторые, расторгнув связи, пристали к этим чужеземцам и, чтобы получить их доверие, поступали еще свирепее самих врагов и оскверняли руки кровью друзей и родных. На морских берегах — совершенное запустение, потому что жители бросились в укрепленные города. Да и во всей прочей стране едва встречается какое-нибудь человеческое существо — та же картина на севере и на юге, даже и внутри государства. Земля не приносила владельцам никаких доходов, виноградники и сады разорены, работники прогнаны, на больших дорогах не попадалось ни купцов, ни путешественников, могильная тишина поселилась на необработанных полях, терновник и крапива покрывали плодородную почву».

Не прошло и двух лет, как западным франкам пришлось еще раз убедиться в том, что уплата выкупов и разного рода договоры с морскими разбойниками приносят мало пользы.

В 864 году флот из 50 кораблей (около 3 тысяч воинов) прорвал заграждения на Сене. Продолжая продвигаться вверх по реке, викинги выслали вперед отряд из 200 воинов. Появившись под стенами Парижа, те потребовали снабдить команды их кораблей вином. У горожан не хватило мужества пленить или перебить наглецов, но требуемого те все же не получили.

Визит норманнской флотилии не заставил себя долго ждать. Не встретив сопротивления, викинги заняли аббатство Сен-Дени и, засев за его стенами, принялись за грабежи окрестностей и вымогательство выкупов с состоятельных парижан.

Карл II Лысый не нашел ничего лучшего, как удалить норманнов от своей столицы выплатой 4 тысяч фунтов (немногим более 1,6 тонны) серебра. В то же самое время король Лотарингии Лотар II, следуя примеру своего западнофранкского коллеги, обложил все хозяйства на прирейнских землях чрезвычайной податью в 4 денария20, определенным количеством скота, муки и вина, дабы внести выкуп разбойничавшему на Рейне «морскому конунгу» Родульфу, который в 863 году буквально стер с лица земли город Ксантен.

Надо сказать, что разыгравшиеся под стенами Парижа в 864 году события заставили Карла II Лысого уделить больше внимания обороне столицы: по его приказу началось сооружение новой цитадели на острове Сите и мостов, запирающих реку по обеим его сторонам.

Рейдом на Париж дело не ограничилось. В том же году викинги дважды подступали к Тулузе. Сам город устоял, но его округа была обращена в пустыню. Отряды норманнов двинулись вверх по реке Вьенна и появились под стенами Пуатье, который уберегся от повторного разгрома внесением солидного выкупа.

Вслед за тем, разгромив один за другим пытавшиеся преградить им путь во внутренние районы страны отрады графа Ангулемского и графа Стефана Овернского (оба они пали в сражениях), викинги вышли к Клермону (город Клермон-Ферран, на левобережье реки Алье), от которого оставили лишь груду дымящихся развалин. Еще печальнее оказалась участь фрисландского Дорестада — после разгрома, учиненного викингами в 864 году, город так и не оправился.

Неожиданно для себя западным франкам пришлось познакомиться с тактическим новшеством скандинавских пиратов. Летом 866 года знаменитый Хастинг во главе 400 викингов, сменивших весло на поводья боевого коня, внезапно появился у Ле-Мана и разграбил не ожидавший нападения город. На обратном пути норманны были перехвачены превосходящими западнофранкскими силами под началом графа Роберта Сильного у местечка Бриссерт, близ Анжера.

Едва сумев отбиться от наседавшего противника, викинги укрылись за мощными каменными стенами местной церкви. Однако вечером того же дня они неожиданно покинули свое убежище и набросились на воинов графа Роберта, которые в ожидании прибытия стенобитных орудий, сбросив доспехи, занимались работами по обустройству лагеря. Тем не менее, удалось отбить натиск и оттеснить норманнов к церкви.

В ожесточенной схватке, завязавшейся у входа, Роберт Сильный, бившийся без шлема и панциря, был зарублен. Заступивший на его место граф Рамнульф из Пуатье мгновение спустя пал, пораженный меткой стрелой, выпущенной из церковного окна.

Гибель обоих военачальников привела западных франков в замешательство. Прекратив сражение, они поспешили снять осаду, и викинги беспрепятственно возвратились к ожидавшим на Луаре судам. Не теряя времени, Хастинг пошел вверх по ее течению, громя прибрежные поселки. Норманны проникли в самое сердце государства и, обратив в пепел едва оправившийся от разгрома двухлетней давности город Клермон, ушли к своим стоянкам в низовьях Луары.

Конный рейд Хастинга на Ле-Ман ясно показал, что активность викингов начинает приобретать формы, весьма отличающиеся от обычных пиратских набегов на морские побережья и по рекам. «Движение викингов» вступало в новый этап своей истории.

Примечания

1. Аскеманнами, т. е. «людьми ясеня» или «плывущими на ясенях» в Англии называли скандинавских мореходов вообще. Неясен изначальный смысл термина. В его основе могло лежать имя «Аск» — «Ясень», принадлежавшее первочеловеку в скандинавской мифологии. Но, в то же время «аск» или «аске» — судно с обшивкой, частично или целиком выполненной из ясеня. Это название применялось и к викингам, которых называли также «данами», независимо от того приплыли они из Дании или из Норвегии. В Ирландии датчан именовали «дубгаллами» — темными чужеземцами, а норвежцев — «финнгаллами», т. е. светлыми чужеземцами. Во Франции и Германии скандинавов обычно называли «норманнами» — северными людьми.

2. Государство, основанное англами в VI веке. В VII — первой трети IX века охватывало прибрежные области от залива Ферт-оф-Форт на севере до залива Хамбер на юге.

3. Элдормен — правитель области или округа, титул равнозначный скандинавскому ярлу и графу континентальной Европы. С конца X века под влиянием скандинавской социальной терминологии заменяется титулом «эрл».

4. Север Ирландии.

5. Бург — укрепленное поселение, форт.

6. Фунт — весовая единица. Один «каролингский» фунт был равен 409 граммов.

7. Рагнар Лодброг (Кожаные Штаны) — легендарный вождь датских викингов (погиб около 860 года).

8. Хроника, которая велась монахами обители святого Бертина в Сент-Омере на северо-западе Франции.

9. Скандинавский эйрир примерно соответствовал западноевропейской унции и составлял около 25 граммов. По ирландским преданиям, не уплатившим установленную Тургейсом подать, отрезали носы, почему и сам налог получил название «носовой».

10. Шайр — округ, управляемый элдорменом, аналог континентального графства.

11. Ларец, как правило, с отделкой из благородных металлов и драгоценных камней, в котором сохранялись нетленные останки святых.

12. Бьерн Ернсида (Железнобокий) — сын Рагнара Лодброга. Своим прозвищем обязан поверью, будто ворожба матери сделала его неуязвимым.

13. Скандинавское название Гибралтарского пролива.

14. По арабскому летоисчислению. По европейскому летоисчислению соответствует 844 году.

15. Ал-Маджус — дословно «маги». Этим термином арабы называли огнепоклонников-зороастрийцев в Персии и язычников вообще. В данном случае ал-Якуби дополнительно уточняет — «ар-Рус», чтобы его читатель не спутал напавших на Севилью норманнов с персами.

16. Фьольменн — буквально «боец», «дружинник».

17. Локализация спорна: это мог быть либо некий населенный пункт при речушке Некар на средиземноморском побережье Марокко, либо городок Нихар в юго-восточном углу Пиренейского полуострова.

18. Бургграф — правитель города.

19. Марка — полфунта (204 грамма) драгоценного металла.

20. Серебряная монета каролинского времени весом 1,7 грамма.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.