Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Глава III. Драконы выходят из моря

  И от неистовства норманнов избави нас, о Господи!

Собор в Меце, 1 мая 888 года

С середины 60-х годов IX века «движение викингов» на Западе все более обретает черты экспансии уже не грабительского, а территориального характера. В немалой степени этому содействовала деятельность норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого (858—931) и датского — Горма Старого (? — около 940), проводивших железной рукой объединительную политику, истребляя или во множестве изгоняя из своих стран непокорных «малых конунгов», ярлов и землевладельцев с их дружинами и домочадцами. Все чаще на арену выступают громадные по тем временам флоты и воинские контингенты, способные осуществлять не только набеги, пусть даже поражающие своим размахом, но и широкомасштабные завоевательные предприятия.

Осенью 865 года у берегов Восточной Англии появилась армада из более чем 300 норманнских кораблей, на которых плыли 20 тысяч воинов, преимущественно датчан. Их вели восемь «морских конунгов» и более двадцати ярлов. Среди предводителей находились сыновья знаменитого Рагнара Лодброга — Ивар (Ингвар) Бескостный, Убби и Хальфдан. Высадившись, викинги немедленно принялись за сооружение укрепленных лагерей, намереваясь обустроиться на зимовку.

Осознавая бесперспективность сопротивления невиданному по меркам того времени полчищу, местные власти предпочли вступить с пришельцами в соглашение. Норманны получили лошадей и необходимое снаряжение, что позволило им основательно попрактиковаться в новом для морских пиратов деле — разбойничьих наездах во внутренние районы страны.

Проведя на побережье Восточной Англии почти год, «Великое войско», — как его называет «Англо-саксонская хроника», — морем и сухим путем двинулось в Нортумбрию, к городу Эофервик (Иорвик, Йорк).

Для сыновей Рагнара Лодброга этот поход имел особый смысл — месть за отца, захваченного в плен во время неудачного набега 860 года и брошенного в Эофервике в колодец со змеями. 1 ноября 866 года цветущий торговый город был захвачен и разграблен дотла. Весь юго-восток Нортумбрии викинги подвергли ужасающему разгрому.

Боровшиеся за корону Нортумбрии Элла и Осбрит, в надежде сохранить предмет своего спора, сумели договориться и, объединив свои отряды, двинулись к Эофервику.

В апреле 867 года противники встретились на подступах к городу. Жестокая битва закончилась поражением англичан, гибелью обоих несостоявшихся королей и восьми элдорменов. Вся южная часть Нортумбрии оказалась в руках датских викингов.

На северо-западе хозяйничали отряды норвежцев, приплывших на 200-х кораблях (около 12 тысяч воинов) под началом завоевателей Ирландии — конунгов Олава и Ивара, вторжение которых совпало по времени с походом на Эофервик.

Вскоре значительные силы датских викингов двинулись в пределы соседней Мерсии и предали огню и мечу восточную часть королевства между заливами Хамбер и Уош. Один из крупных отрядов дошел до Ноттингема. Захватив его, викинги засели за мощными городскими укреплениями и в течение года разоряли своими набегами окрестные земли. Лишь в конце 869 года главные силы «Великой армии» датчан оставили Нортумбрию и Мерсию для того, чтобы вновь появиться в Восточной Англии.

Устроив укрепленные лагеря в самом сердце страны, у местечка Тетфорд, викинги в течение зимы совершали грабительские рейды по всему королевству. С наступлением весны их многочисленные отряды снова ворвались в восточную часть Мерсии, разоряя на своем пути селения, местечки и монастыри, уцелевшие при прошлых погромах.

Королевский наместник в этих местах Альгар Голанд наскоро сколотив войско примерно в 5 тысяч человек из отрядов мелких сеньоров и горожан, неожиданно атаковал 22 сентября 870 года крупные силы датчан у местечка Шрекингам (неподалеку от города Линкольн). Потеряв в ходе кровавого боя трех «морских конунгов» и множество воинов, викинги отступили за укрепления своего лагеря. При попытке захватить его англичане встретили ожесточенное сопротивление.

Приближение темноты заставило Альгара Голанда, отложить штурм лагеря. Тем временем к запершимся там норманнам присоединялись все новые и новые отряды, рыскавшие неподалеку. Их прибытие подействовало на английских воинов настолько удручающе, что они понемногу стали разбегаться. К утру осталось не более 2 тысяч человек, которым противостояли объединенные силы четырех «морских конунгов» и восьми ярлов.

Тем не менее, несмотря ни на град стрел, ни на неоднократные атаки, викингам целый день не удавалось пробить круговую стену щитов, образованную английскими воинами. Лишь нарушение этого боевого порядка в порыве преследования притворно отступающих норманнов привело англичан к тяжелому поражению.

Геройски сражаясь, сложили головы Альгар Голанд, военачальники Осгот, Толи, Маркард Брунне и другие. Нескольким чудом уцелевшим воинам удалось укрыться в соседнем лесу, откуда они пробрались в близлежащий монастырь Кройланд, где и поведали о трагедии.

Викинги огнем и мечом двинулись по Мерсии и Восточной Англии. Особенно доставалось монастырям, сокровищницы которых были наиболее лакомой добычей.

Войдя в Кройланд через незапертые, в надежде на пощаду, ворота, викинги принялись пытать монахов, выведывая о спрятанных ценностях. В поисках сокровищ разрушались алтари, взламывались гробницы, мощи святых выбрасывались на улицу. Аббатов и настоятелей убивали прямо у алтарей. Мстя за раненного при взятии монастыря Медесгамсгад брата, ярл Убби самолично рубил мечом всех, носящих монашеские одежды. Монахини подвергались надругательству.

В обители Кольдингам все сестры во главе с игуменьей Эббой, дабы не быть обесчещенными, изувечили себе лица, отрезав носы и верхние губы. Викинги сожгли обитель вместе с женщинами.

Та же участь постигла обитательниц монастырей Тинемут и Стенесгальм. В обители Барденей, близ Линкольна, монахи были попросту перерезаны в стенах храма. В монастырских службах норманны прежде всего захватывали лошадей для дальнейших рейдов и крупный рогатый скот, обеспечивая себя продовольствием. Затем все предавалось огню.

20 ноября 870 года при Тетфорде викинги уничтожили войско восточноанглийского короля Эдмунда (впоследствии объявленного святым), который пал в битве вместе с епископом Норича (город Норидж) Гумбертом. Брат короля Эдвольд бежал в Уэссекс, и вся Восточная Англии оказалась в руках норманнов. Настал черед англо-саксонских королевств юга Англии.

Основные силы викингов хлынули в пределы Уэссекского королевства в декабре 870 года. Переправившись на правобережье Темзы близ замка Редингам (город Рединг, в 30 километрах западнее Лондона), большая часть войска норманнов приступила к сооружению осадных укреплений, а отряды двух ярлов принялись опустошать окрестности. Местному элдормену Этельвульфу удалось разбить один из них при Инглфилде (Энглфилд-Грин, западный пригород современного Лондона). Второй поспешно отступил к главным силам. Через 4 дня у Редингама появилось уэссекское войско под предводительством короля Этельреда (865—871 гг.) и его брага Альфреда, усиленное контингентом воинов из Мерсии.

В разгоревшемся сражении англичанам удалось частично уничтожить передовой отряд норманнов, а его остатки оттеснить к валам, за которыми укрывались главные силы датчан.

Сокрушительный удар всей массы викингов расстроил ряды английских воинов. Элдормен Этельвульф, командовавший одним из отрядов, в кровопролитной схватке был убит. После упорного сопротивления войско Этельреда отступило, понеся огромные потери (январь 871 года).

Спустя еще четыре дня противники вновь сошлись у местечка Эсцедун (Ашдаун, местечко Аш в 25 километрах к юго-западу от Лондона). Викинги занимали господствующую высоту боевым порядком в виде двух клиньев, одним из которых предводительствовали «морские конунги» Аск и Хальфдан. Другой возглавляли ярлы. Силы англичан делились на два крыла: нацеленное на «морских конунгов», под предводительством Этельреда, и стоящее против ярлов, с Альфредом во главе.

Сражение, начавшееся с обеих сторон яростным боевым кличем, отличалось небывалым упорством. К концу дня, благодаря талантливому командованию Альфреда, дравшиеся против него викинги были опрокинуты. Все войско норманнов обратилось в бегство. Преследование бегущих англичанами продолжалось более суток. На поле боя остались тела «морского конунга» Аска, ярлов Сидрока Старшего, Сидрока Младшего, Осберна, Френа и Харальда.

Этельреду и Альфреду так и не удалось воспользоваться плодами блестящей победы. Прошло всего лишь две недели и они потерпели жестокое поражение у Басинга (город Бейзингсток, южнее Рединга). Еще через два месяца викинги разбили англичан в битвах при Мертоне и Уилтоне (к юго-западу от Лондона, март 871 года).

Сменивший на уэссекском престоле скончавшегося от полученных ран брата Альфред (871—899 гг.) поспешил предложить норманнам мир, который и был заключен в 872 году сроком на 5 лет.

Проведя зиму в захваченном незадолго перед тем Лондоне, датские викинги возвратились в Восточную Англию и Нортумбрию, дотла разорив лежавшие на их пути через Эссекс селения и монастыри. В 874 году викинги вторглись в Мерсию. Разгромив войско короля Бургреда, они прошли всю страну огнем и мечом, а затем возвели на престол некоего Кеолвульфа (874—877 гг.), которого превратили в своего данника.

Карта 6. Походы норманнов на Англию и Шотландию в 865—886 гг.

В том же году, нарушив мирные соглашения, датские викинги всей своей мощью обрушились на Уэссекс. Король Альфред бежал в непроходимые леса и болота на границе с Корнуэллом, где нашел пристанище в хижине бедного рыбака близ селения Этелинге (Эттельней — Ателни, к юго-западу от Бристоля). Отряды скандинавов наводнили Уэссекс, предавая цветущий край чудовищному разгрому. Множество англичан покидало родину, отплывая к берегам Западно-Франкской державы, или же, следуя примеру короля, бежала к корнуэллским бриттам.

Многие из англичан направились в Ирландию, поднявшуюся в 862 году на борьбу с иноземными поработителями, которых повстанцы во главе с «королем» Эдом Финдлиатом шаг за шагом оттесняли к восточному побережью острова.

Полагая, что с сопротивлением в южных землях Англии покончено, датчане обратили свои взоры на север Великобритании, где враждовавшие с шотландцами пикты призывали их на помощь.

В 875 году викинги под предводительством Ивара Бескостного и его брата Убби высадились на полуострове Фифа (Файф, севернее залива Ферт-оф-Форт), построили два укрепленных лагеря и принялись за разграбление шотландских поселений и монастырей. Жители искали спасения в лесах и горных теснинах. Духовенство во главе с епископом Адрианом укрылось в уединенной обители на островке Маю (Мей, у входа в залив Ферт-оф-Форт). Отыскав их убежище и перебив всех монахов и священников до единого, викинги разорили монастырь.

Между тем, шотландское войско численностью свыше 30 тысяч человек, во главе с королем Константином и его братом Этусом, двинулось на полуостров. Уничтожая по пути небольшие отряды скандинавов, грабившие округу, шотландцы приблизились к расположенному у реки Ливен лагерю, где засел Убби со своими воинами. Уступая настойчивым требованиям озлобленных потерями викингов, их предводитель вынужден был решиться на сражение в поле.

Превосходящим силам Константина и Этуса удалось окружить упорно сопротивлявшихся норманнов. Лишь немногим, во главе с Убби, посчастливилось вырваться из кольца и, переплыв разлившуюся после проливных дождей реку, в конце концов добраться до второго лагеря датчан. Спустя несколько дней, дождавшись спада воды, следом за беглецами двинулись воодушевленные победой шотландцы.

У селения Доллар, близ речушки Девон, они встретились с возглавляемыми Иваром Бескостным норманнами, покинувшими укрепления лагеря. Левым флангом войска викингов начальствовал Убби, правым, где находились также отряды англичан и пиктов — англо-сакс Буерн (Бруерн), центром — некий Торстем (Торстейн).

Рис. 8. Сражение при Долларе, 875 г.

У шотландцев во главе центра находился сам король Константин, его брат Этус распоряжался на правом фланге, а военачальник Дункан Атоль — на левом. Константин предпочел оборонительную тактику, надеясь что атаки противника на плотные боевые порядки его более многочисленного войска окажутся безрезультатными.

Медленно приблизившись на достаточно близкое расстояние, викинги остановились и некоторое время бездействовали, а затем, выпустив по неприятелю тучу стрел и метательных копий, разом ринулись вперед.

Оба крыла шотландского войска быстро были смяты, центр окружен и целиком полег под мечами и топорами норманнов. Погибло до 10 тысяч шотландцев. Король Константин был захвачен в плен и обезглавлен в одной из расположенных неподалеку пещер. Его чудом спасшийся брат Этус с большим трудом собрал остатки разбитого войска.

Вскоре викинги окончательно добили шотландцев, захватив крепость Думбартон-Рок (город Дамбартон, на реке Клайд, ниже города Глазго). Отсюда отряды норманнов, под началом Хальфдана, совершили опустошительный набег на пиктов, загнав своих бывших союзников далеко на северо-восток страны. Затем они обратились против населявших юго-западные районы Шотландии бриттов, оттеснив их в Уэльс.

Тем временем, обосновавшиеся в Корнуэлле беженцы из южных районов Англии, число которых постоянно увеличивалось, все чаще стали тревожить оккупировавших их родину датчан своими набегами. Несколько оказавшихся в распоряжении изгнанников судов успешно выдержали ряд стычек на море. Наконец, в 877 году викинги захватили город Эксетер, ввели свои корабли в устье реки Тей (Теймор, близ Плимута) и обложили главные силы англосаксов в сильно укрепленном замке Кинвит. Под угрозой голодной смерти осажденные решились на отчаянную вылазку, которая неожиданно увенчалась успехом. Предводитель викингов погиб, а его войско было рассеяно, лишь немногим удалось спастись на кораблях. В руки англичан попала даже священная реликвия датчан — знаменитое знамя Рагнара Лодброга.

Вскоре в замке появился король Альфред, с восторгом встреченный своими подданными. В его распоряжении оказались довольно значительные силы, которые король двинул против приграничного замка Чиппенхем (город Чиппенем, около 50 километров к востоку от Бристоля), где, готовясь к вторжению в Корнуэлл, зимовал крупный отряд викингов под началом Гутрума.

Битва, разгоревшаяся под стенами замка в январе 878 года, закончилась поражением англичан. Альфред скрылся в своем корнуэллском убежище, откуда вскоре разослал приказ о сборе нового войска по весне. Уже в мае он скрытно повел английские отряды в Уэссекс, к укрепленному лагерю у местечка Эддендун (Этандун), где были сосредоточены главные силы датчан.

Проявив незаурядное личное мужество, переодетый бродячим музыкантом, король проник в распоряжение врагов и собрал необходимые ему сведения. В течение последующих трех дней войско англичан значительно пополнилось стекающимися со всего Уэссекса добровольцами.

Ошибка Гутрума, оставившего укрепления на вершине неприступного холма, чтобы у его подножья атаковать силы Альфреда, оказалась роковой. Викинги были разбиты и оттеснены в свой лагерь. И хотя попытку его штурма удалось отбить, двухнедельная осада сделала свое дело. Гутрум вынужден был вступить в переговоры и выторговал право на беспрепятственное возвращение в Восточную Англию в обмен на обещание креститься, сохранять мир и признание (по сути, чисто номинальное) вассальной зависимости от короля Уэссекса.

На исходе проведенного в Великобритании десятилетия суровые воины Севера приходят, наконец, к пониманию, что земля, на которой они находятся, собственно и есть их главная военная добыча. Завоеватели-норманны оседают на землю в северной и северо-западной частях Шотландии.

«Англо-саксонская хроника» под 876 годом сообщает: «...Хальфдан разделил земли Нортумбрии, и они (норманны) занялись пахотой и обеспечением своей жизни...».

Осенью следующего года в Мерсии скандинавы произвели передел большей части земли в свою пользу, оставив ничтожному Кеолвульфу, печально прославившемуся жестокостью при выколачивании податей, лишь жалкий клочок прежних владений на юго западном порубежье королевства. Подобные же мероприятия провел в Восточной Англии и части Эссекса Гутрум, нареченный в крещении Ательстаном. Часть викингов, однако, отказалась признать условия заключенного их предводителем так называемого Уэдморского мира, и, храня веру отцов, под началом Готфрида покинула берега Великобритании.

Получив мирную передышку, Альфред предпринял энергичные меры, чтобы оградить юг Англии от вторжений норманнов. Вокруг городов сооружались мощные укрепления, было возведено до 30 крепостей.

Для обороны побережья создавался флот из тяжелых высокобортных, с уплощенным днищем, судов, строившихся по проектам самого короля.

Эти действия очень скоро дали свои результаты. Появившаяся на Темзе в 879 году флотилия викингов решилась лишь на зимовку и удалилась, так и не открыв военных действий.

В 884 году горожане Рочестера сумели отсидеться за новопостроенными укреплениями до прибытия войск короля Альфреда. Причем викинги сняли осаду и отплыли столь поспешно, что бросили пленников и лошадей, захваченных ранее во Франции. Еще через два года норманны вынуждены были покинуть Лондон, который англичане фактически отрезали от мира, окружив своими крепостями — бургами.

Широкомасштабные военные действия в Великобритании на время отвлекли викингов от нападений на континентальную Европу. Однако уже в начале 70-х годов IX века положение начинает меняться. Отряды норманнов во главе с «морским конунгом» Родульфом появились в 873 году на севере Германии, но были отброшены, а их предводитель убит. В том же году жертвой нападения стал город Анжер (Анже) в низовьях Луары. Поднявшись по реке, викинги легко захватили город и замок, по преступному недосмотру оказавшиеся без гарнизонов, и, приведя в порядок укрепления, выстроенные еще римлянами, обосновались там вместе со своими семьями.

Уразумев, что на сей раз речь идет уже не о набеге с организацией временной стоянки, а о захвате части территории государства, Карл II Лысый начал действовать с необычайной для него энергией. Был объявлен чрезвычайный сбор войска и заключен союз с бретонским государем Саломоном.

Союзные силы взяли Анжер в кольцо блокады. Заработали, правда без особого успеха, стенобитные машины. Викинги разрушали их, сбрасывая со стен огромные камни. Когда стало ясно, что военными средствами город взять не удастся, бретонцы отвели воды протекающей под стенами реки Майенн в искусственное русло и корабли норманнов оказались посаженными на мель. Это заставило осажденных вступить в переговоры с Карлом и Саломоном, войско которых уже было утомлено и испытывало недостаток продовольствия. Викинги обязались возвратить добычу и очистить город в обмен на беспрепятственный проход вниз по Луаре.

Карта 7. Набеги викингов на континентальную Западную Европу в 873—892 гг.

Часть норманнов приняла христианство и получила право поселиться в пределах Западно-Франкского королевства. Возвратившиеся в свой лагерь на острове Нуармутье вскоре получили возможность отомстить за свою неудачу, выступив на стороне мятежных сеньоров Бретани, низложивших и казнивших Саломона.

Некоторое время земли западных франков были избавлены от нападений скандинавских пиратов. Весной 876 года прибывшие из Англии норвежские викинги под предводительством Рольва (Хрольва) Пешехода1 захватили остров Валхерн в дельте Шельды. Отразив нападение отрядов Радбода, графа Фрисланского, и Рагинера, графа Геннегау2, норманны вторглись во Фрисландию. В битве близ города Харлем (в 30 километрах западнее Амстердама) войско фризов было разбито, край разграблен и обложен контрибуцией.

Затем викинги поднялись вверх по реке Шельда, разоряя ее берега, и ворвались в графство Геннегау. Город Конде был захвачен и сожжен. Граф Рагинер попытался было организовать внезапное нападение на непрошенных гостей, однако сам был захвачен врасплох, пленен, а войско его перебито. Чтобы выкупить графа, его супруге пришлось основательно почистить не только собственную казну, но также монастыри и храмы.

Норвежцы вернулись на Валхерн, откуда вскоре отплыли в Англию, на помощь королю Альфреду в его борьбе с датчанами.

В том же 876 году флот из ста кораблей (около 6 тысяч воинов) появился на Сене. На этот раз Карл II Лысый, уже носивший императорскую корону, предпочел употребить свою энергию не на организацию обороны, а на изыскание средств для выплаты отступных и тем купил еще несколько лет относительного спокойствия для своей страны.

В 879 году корабли норманнов проникли в среднее и верхнее течение Луары. Город Амбуаз (близ Тура) был взят и ограблен, отряды викингов сухим путем достигли реки Сона (правый приток Роны). Здесь в предгорьях Альп их настигли и уничтожили объединенные силы королей-соправителей Западнофранкского государства Карломана (879—884 гг.) и Людовика (879—882 гг.).

В то же время викинги под началом возвратившегося из Англии Готфрида высадились во Фландрии и овладели городом Теруан (Туркуан, франко-бельгийское пограничье), а затем двинулись вниз по Шельде, грабя окрестные селенья и монастыри.

Зазимовав в городе Гент и укрепленном лагере в Куртре, викинги принялись совершать набеги на Брабант3. Во время одного из рейдов ими был взят и буквально стерт с лица земли город Доорник. Один из норманнских отрядов столкнулся близ местечка Туин (город Тюэн, в центральной Бельгии) с вооруженным эскортом восточнофранкского короля Людовика Германца, возвращавшегося из визита в Париж. Разгоревшееся сражение хотя и не принесло решающей победы ни одной из сторон, закончилось для короля величайшим конфузом: в руки викингов угодил его смертельно раненый побочный сын Гуго.

С наступлением лета весь край между рекой Шельдой и Маасом подвергся ужасающему разгрому. Войско, посланное западнофранкскими королями, занятыми борьбой с мятежным бургундским герцогом, потерпело жестокое поражение из-за неумелого командования аббата Гозлена.

Перед натиском норманнов не смог устоять даже обладавший мощными укреплениями Антверпен. Под их ударами пали неприступнейшие замки Фландрии в Остенде и Иперне (город Ипр). Разоренные селения, церкви и монастыри исчислялись сотнями. Вслед за тем викинги обрушились на северные земли Франции и захватили порт Булонь. 26 декабря 880 года пал город Аррас. Расположенный неподалеку богатый монастырь Сен-Васт был обращен в руины. Города Амьен, Сент-Омер и Камбре норманны разорили дотла. Все земли севернее реки Сомма подверглись жестокому опустошению.

Одновременно с вторжением на северофранцузские земли значительные силы викингов атаковали Фрисландию. Захватив и разграбив городок Берген (Берген-оп-Зом) в дельте Шельды, норманны ввели корабли в реку Ваал. Достигнув Нимвегена (Неймеген, на востоке Голландии), викинги заняли его и, обнеся дополнительным валом и рвом, устроились там на зимовку. Вскоре сюда с большим войском нагрянул Людовик Германец.

Несмотря на то, что восточным франкам не удалось овладеть штурмом сильно укрепленным городом, скандинавы, которым не улыбалась перспектива долгой осады, предпочли вступить в переговоры и добились права беспрепятственно отплыть к морю.

Рис. 9. «Форинг» — предводитель дружины викингов

В тот момент, когда внимание короля было приковано к Фрисландии, в 880 году корабли викингов появились на Эльбе. Войско саксонских феодалов, преградившее путь норманнам, было уничтожено. В сражении пал герцог Саксонии Брунон, погибли одиннадцать графов и два епископа, а норманны получили возможность безнаказанно разграбить земли в низовьях Эльбы.

Весной 881 года зимовавшие в лагерях на Шельде викинги снова устремились к Сомме. Разорив находившиеся на ее берегах богатые обители святых Валериссы (Сен-Валери) и Рихария (Сен-Рикье), они погрузили добычу на вошедшие в реку суда, а затем двинулись сухим путем к югу. Вскоре отряды викингов появились в окрестностях городка Бове, на полпути между Амьеном и Парижем. Не на шутку встревоженный король Людовик, предоставив брату-соправителю добивать мятежного герцога Бургундии, спешно направился с войском в северные районы страны.

В августе 881 года он достиг берегов Соммы и перехватил на марше крупный норманнский отряд у деревушки Солькур (Сокуран-Виме). Битва, начавшаяся ранним утром, отличалась крайним ожесточением. Викинги понесли тяжелые потери, но к вечеру сами атаковали, в свою очередь перебив множество западнофранкских воинов. Наступившая ночь прекратила сражение. Войско Людовика отошло с поспешностью, более похожей на бегство.

Отступившие в Гент норманны очень скоро снова объявились в тех местах. Они осадили замок Дуэ близ Арраса, но, не добившись успеха, двинулись на верхнюю Сомму, где разграбили и сожгли городок Перон. Одновременно значительные силы викингов, возглавляемые Готфридом, его братом Зигфридом (Сигурдом), Галфом и Гормом прошли огнем и мечом через Брабант, стали лагерем в Аскологе (город Хаслау, на юго-востоке Голландии, близ Маастрихта).

Осенью 881 года они приступили к широкомасштабным действиям в междуречье Мааса и Рейна. Один за другим пали близлежащие города Маастрихт, Литтих и Тонгр (Тонгерн).

На пути к Рейну норманны захватили город Ахен, где оставили на месте великолепного дворца Карла Великого груду развалин. Следующей жертвой стал город Юлих. Затем наступил черед прирейнских городов. Продвигаясь вверх по реке, викинги разгромили Кельн, Бонн, Кобленц, Майнц и Вормс, после чего ворвались в пределы Верхней Лотарингии, смели пытавшиеся остановить их отряды графа Адельгарда, епископов городов Трир и Мец, а города эти разграбили и разрушили.

Раскинувшийся на берегах реки Мозель (левый приток Рейна) благодатный край был жестоко опустошен. Правда, саксонцам удалось уничтожить пробравшийся на правобережье Рейна норманнский отряд у Нордена (город Нейнраде, южнее Дортмунда). Но отчаянная попытка наспех собравшегося крестьянского ополчения перехватить возвращавшихся с богатейшей добычей норманнов в горных теснинах Арденн закончилась трагически. Неопытные в военном деле ополченцы были легко рассеяны, викинги рубили бегущих ради забавы. Новый король восточных франков Карл III Толстый (882—887 гг.), сменивший умершего 20 января 882 года Людовика Германца, твердо решил уничтожить разбойничье гнездо на Маасе.

В июле того же года со всех концов королевства к Аскологу было стянуто громадное войско. Однако вскоре стало ясно, что без изнурительной осады овладеть мощно укрепленным лагерем викингов не удастся. Карл Толстый прибегнул было к испытанному средству: церкви и монастыри были обложены чрезвычайным сбором для выплаты норманнам отступных сумм. Но затем, справедливо полагая, что это не более чем полумеры, неожиданно предложил Готфриду принадлежавшие прежде Рерику Ютландскому владения во Фрисландии и руку Гизелы (Жизели), дочери покойного короля Лотара II, в обмен на крещение и признание себя вассалом императора.

Готфрид принял условия сделки, но лишь немногие согласились к нему присоединиться. Большинство викингов предпочли получить оговоренный выкуп и, отправив на родину 200 груженных добычей судов, отплыли под началом Зигфрида на Сомму. Засев в Амьене, они снова начали терзать север Франции. Был взят и разграблен город Лаон (Лан), отряды викингов подошли к Реймсу.

В надежде уберечь город от погрома архиепископ Гинкмар выслал предводителям норманнов по массивной золотой чаше, а сам, прихватив сокровища знаменитого на весь христианский мир собора, на всякий случай укрылся в неприступном замке у местечка Эперне (около 25 километров к югу от Реймса).

Взятка возымела свое действие: проходя через Реймс, викинги, против обыкновения, не тронули ни монастыри, ни церкви, ни дома горожан. Зато они с лихвой вознаградили себя, дотла разграбив округу и разорив на обратном пути город Суасон.

В 883 года все земли между реками Соммой и Шельдой фактически оказались в руках норманнов. Так и не усмирив до конца мятежную Бургундию, король Карломан бросился навстречу новой опасности. Несколько мелких норманнских отрядов, захваченных врасплох, удалось истребить, однако решиться на овладение лагерями в Амьене и Генте король так и не смог. В конечном счете викинги вытеснили западных франков из междуречья Соммы и Шельда.

Карломану ничего не оставалось, как прибегнуть к ставшему уже привычным способу. В 884 году норманнам была выплачена умопомрачительная сумма в 12 тысяч фунтов (немногим менее 5 тонн!) серебра в обмен на обязательства убраться из пределов королевства и сохранять двенадцатилетний мир. Во исполнение договора викинги срыли укрепления в Амьене и направились частью в Булонь, к своим стоящим на рейде кораблям, частью в Брабант, где в Левене, на реке Диль (около 30 километров к востоку от Брюсселя) создали новый лагерь.

В начале следующего года они снова вторглись во Фландрию и на Сомму. Отряды норманнов, переправившись у Руана, проникли на левобережье Сены, где нанесли поражение войску Райнальда, графа Мена4, и дошли до расположенного у самых ворот Парижа Понтуаза, осадой принудив город к сдаче. Над послами Карла III Толстого (на тот момент не только восточнофранкского короля, но и императора), напоминавшими о недавнем договоре, предводители викингов лишь издевались, заявляя, что мир был заключен с умершим в декабре 884 года Карломаном, а не с его преемником.

В то же время стремившийся стать королем Лотарингии граф Гуго Эльзаский, брат супруги забросившего ремесло пирата Готфрида, всячески пытался втянуть последнего в заговор против Карла III Толстого. Готфрид, в свою очередь мечтавший добавить к доставшимся ему фрисландским владениям города Кобленц и Андернах на среднем Рейне, предпочел решить дело миром. В связи с этим он явился на рейнский островок Гериспих для переговоров с архиепископом Кельнским, Вилибертом, и графом Генрихом Саксонским (по другим источникам Франконским), который, с молчаливого согласия знавшего о происках Гуго императора, убил Готфрида. Это злодеяние послужило прологом одного из самых драматических эпизодов «движения викингов».

На брошенный в ярости Зигфридом призыв отомстить за смерть брата разрушением Парижа откликнулось множество викингов, чтивших подвиги знаменитого «морского конунга».

25 июля 885 года отряды Рольва Пешехода без сопротивления овладели Руаном и стали поджидать суда, начавшие постепенно накапливаться в устье Сены. В начале ноября флот, насчитывавший к этому времени до 700 кораблей, подошел к стенам города. Караван растянулся по реке на две мили. Общие силы викингов достигали 40 тысяч человек. После краткого отдыха армада вновь двинулась вверх по течению Сены и, задержавшись ненадолго для взятия замка в Понтуазе, 25 ноября приблизилась к Парижу. Здесь норманнов ожидал весьма неприятный сюрприз. Ветераны походов четвертьвековой давности, помнившие город беззащитным, с удивлением покачивали седоволосыми головами, разглядывая стены новоотстроенной цитадели на острове Сите, перекрывающие оба рукава крепкие деревянные мосты, вход на которые защищали мощные башни на каменном цоколе с деревянной надстройкой. Да и жители Парижа на сей раз не намеревались разбегаться.

Эд, граф Парижский, сын убитого в 866 году Роберта Сильного, его брат Роберт, епископ Гозлен (тот самый, что приобрел, еще будучи аббатом, печальный опыт столкновения с викингами в 880 году) и аббат монастыря святого Германа Эбль — все люди решительные и энергичные, сосредоточили свои усилия, чтобы организовать горожан для обороны. Два дня викинги оставались в бездействии. Наконец Зигфрид, единодушно признанный «верховным конунгом» северного воинства, попросил о встрече с епископом Гозленом, которого пытался убедить, что единственное, в чем нуждаются его корабли — это свободный пропуск вверх по реке. Получив решительный отказ, предводитель норманнов стал угрожать применением силы, но и здесь епископ не выказал ни малейших признаков уступчивости.

Прервав переговоры, викинги принялись за сооружение укрепленного лагеря на правом берегу Сены (рядом с нынешним Лувром), неподалеку от въездной башни Большого моста. Утром начался ее штурм, продолжавшийся трое суток. Защитники башни отчаянно отбивались, осыпая штурмующих градом стрел, дротиков и камней, выливая потоки кипящей смолы, воска и масла. Неистовый епископ Гозлен, самолично руководивший отражением приступа с боевой площадки башни, был ранен, по счастью легко, метательным копьем.

Викинги проявили не меньшее упорство. Под прикрытиями из сырых шкур они сумели подобраться к цоколю, пытались подкопать его, вручную пробили пролом, но так и не сумели ворваться в него, потеряв здесь 60 воинов. Не взирая на потери, викинги снесли к основанию башни огромную груду дров и подожгли ее. Однако начавшийся ливень сделал их усилия тщетными.

Рис. 10. Осада Парижа 11.885—10.886 гг.

Наступившая непогода прервала активную деятельность осаждающих.

Используя эту паузу, отряды норманнов наводнили окрестности, сея повсюду ужас и разрушения. Архиепископ Реймский, охваченный паникой при их появлении вблизи его резиденции, одно за другим слал отчаянные письма Папе Римскому и императору Карлу III Толстому. Викингам удалось привлечь на свою сторону многих крестьян, щедро раздавая имущество убитых или бежавших сеньоров.

В то же время энергичные приготовления велись в осадном лагере норманнов, где непрерывно сооружалась различная осадная техника и шло изготовление оружия и снаряжения.

На исходе января 886 года викинги решились на новый штурм въездной башни Большого моста. Ее маленький гарнизон сопротивлялся с отчаянным мужеством. На боевой площадке вновь находился епископ Гозлен, к которому присоединились Эд Парижский и аббат Эбль.

Под прикрытиями из воловьих кож и тесно составленных в виде «крыш» щитов, викинги начали заваливать рвы землею, дерном, ветвями деревьев и даже телами пленников, убитых для устрашения на глазах обороняющихся. На полученных таким образом площадках устанавливались стенобитные приспособления, которые, впрочем, защитникам башни быстро удалось разрушить, сбрасывая на них валуны и окованные железом бревна. Попытка викингов использовать «штурмовые возы» для безопасной доставки большого числа воинов прямо к стенам провалилась, поскольку лошади и возницы были в одно мгновение перебиты стрелками. Тогда, доверху нагрузив два судна горючими материалами, викинги подожгли их и пустили вниз по течению.

Приближение плавучих костров к мосту войско норманнов, стоявшее на берегу в готовности к общему штурму, приветствовало восторженным ревом и ударами в щиты. Однако защитникам башни удалось удержать пылающие корабли на безопасном расстоянии, а затем и затопить их, забросав большими камнями.

Обескураженные неудачей, скандинавы не предпринимали ничего несколько дней, которые горожане посвятили благодарственным молитвам за чудесное спасение. По-видимому, они оказались не слишком усердны, поскольку в ночь на 6 февраля внезапно поднявшаяся вода разрушила Малый мост в левом рукаве Сены.

Викинги бросились к своим судам и отрезали от цитадели гарнизон, находящийся во въездной башне. Там было всего двенадцать воинов, и история сохранила их имена: Эрменфред, Герве, Эриланд, Одовакер, Эрвиг, Арнольд, Солинс, Госберт, Гюй, Ардрад, Эйнард и Госвин. Горстке храбрецов удалось выстоять под натиском противника до заката.

Когда же викингам удалось поджечь башню, они сдались, но были тут же зарублены. Воодушевленные успехом, норманны ринулись на городские стены, однако были отброшены с большими для себя потерями. Среди павших оказалось даже два «морских конунга».

Эта неудача пагубным образом подействовала на боевой дух скандинавов. Отдельные отряды, сняв осаду, в надежде на легкую добычу двинулись к Луаре и были разбиты у Шартра и Мана (Ле-Мана) ополчениями местных сеньоров. Более счастливым оказался ушедший от Парижа Рольв Пешеход, которому удалось разграбить города Эвре (около 50 километров к югу от Руана) и Байе (в Нормандии). Воспользовавшись ослаблением сил осаждающих, горожане совершили вылазку, однако бывшие настороже викинги легко отразили нападение.

Тем временем к Парижу приблизилось посланное императором войско, во главе которого стоял убийца Готфрида — граф Генрих Саксонский. Атака, предпринятая совместно с гарнизоном Парижа на лагерь норманнов, хотя и не привела к успеху, однако позволила отвлечь внимание осаждающих, чтобы ввести в город подкрепления и обозы с продовольствием. Дальнейшие же действия графа Генриха избытком активности отнюдь не отличались. Безрезультатно простояв под стенами Парижа три месяца, он увел своих воинов, уже начавших испытывать недостаток продовольствия в разоренном крае. Голод все острее чувствовался и среди осажденных.

Между тем, силы норманнов понемногу таяли. Отряд под началом некоего Синрика отправился для грабежа в верховья Сены и погиб там целиком. У самого Зигфрида 60 фунтов золота, полученные от хитроумного епископа Гозлена, как-то притупили чувство мести за брата, и он отправился со своим личным отрядом поискать счастья в другом месте.

Тем не менее, осада продолжалась. Наступление летнего тепла добавило к военным лишениям заразные болезни, буквально косившие защитников города. Вскоре скончался душа обороны — епископ Гозлен. Казалось, еще немного, и катастрофа неминуема. Граф Эд, оставив руководство гарнизоном в руках аббата Эбля, сумел выскользнуть из осажденного Парижа и предстал перед Карлом III Толстым, умоляя о немедленной помощи. Наконец, в июле 886 года горожане вздохнули с облегчением, увидев на высотах Монмартра знамена приближающегося императорского войска, которое вели графы Генрих Саксонский, Эд Парижский и Адальгейм. Последнему вскоре удалось пробраться в Париж со свежим отрядом и запасом продовольствия.

Готовясь атаковать норманнский лагерь, Генрих Саксонский с вооруженным эскортом отправился осматривать его укрепления. Во время этой поездки граф угодил в одну из множества нарытых перед валами «волчьих ям» и вместе со своими воинами попал под мечи и секиры подоспевших викингов.

Вместе с тем, осаждающим стало ясно, что без немедленного и решительного штурма понесенные ими жертвы и затраченные ранее усилия могут пропасть даром. На следующий же день викинги с суши и с воды стремительно атаковали сразу весь комплекс укреплений цитадели. Битва сразу приняла небывало ожесточенный характер. Противники обрушили друг на друга ливень стрел, дротиков, град камней из пращей и камнеметов. Оборонявшиеся с трудом сдерживали бешеный натиск норманнов, не взирая на потери взбиравшихся на стены и парапеты мостов.

Небольшой гарнизон подожженной восточной башни, вместо того чтобы укрыться в цитадели, сделал вылазку с такой яростью, что отбросил атакующих. Защитники города, воодушевленные церемонией пронесения по стенам рак с мощами святого Германа и святой Женевьевы, стояли насмерть.

Несмотря ни на что, викингам так и не удалось овладеть ни одним звеном в цепи крепостных укреплений. Норманны отступили, но, не предпринимая более попыток штурма, снимать осаду все-таки не спешили.

В начале октября к Парижу приблизились главные силы франков во главе с Карлом III Толстым. Почуяв опасность, викинги перенесли свой лагерь на левобережье Сены, в стены монастыря святого Германа (Сен-Жермен-де-Пре), где к ним присоединился неожиданно возвратившийся Зигфрид с сильным отрядом. Это значительно охладило воинственный пыл императора.

Вскоре стало известно, что вместо того, чтобы завершить десятимесячную эпопею блестящей победой, Карл III Толстый выплатил норманнам 700 фунтов серебра за обещание снять осаду. Более того, желая покарать мятежную Бургундию, император сам предложил им отправиться для грабежа в верховья Сены. Возмущению не было предела. Случилось неслыханное: ослушавшись приказа императора, герой обороны города аббат Эбль и новый епископ Ансагрий (Аншэр) отказались развести мосты для пропуска норманнских судов.

Очень скоро им, как и другим горожанам, довелось с удивлением и горечью наблюдать, как викинги, проведя свои корабли волоком более полукилометра, спускали их на воду выше казавшейся неприступной преграды.

Между тем войско Карла III Толстого выступило к Суасону. По пятам следовали викинги во главе с Зигфридом, предавая все на своем пути огню и мечу. Вскоре отход превратился в бегство. Задержавшись на некоторое время в Суасоне, император устремился в Эльзас. В брошенный на произвол судьбы город немедленно вошли норманны, разорили монастырь святого Медарда, приходские храмы, пленили жителей, а затем разграбили окрестности.

Тем временем флот викингов достиг Сенса, расположенного на нижней Йонне (левый приток Сены, выше Парижа). Сильно укрепленный город выдержал шестимесячную осаду, но в конце концов предпочел ее неизвестному исходу внесение солидного выкупа.

Неспособность Карла III Толстого управлять государством стала очевидна. После его низложения в ноябре 887 года западные франки единодушно признали своим королем героя обороны Парижа графа Эда (888—898 гг.), полагая, что уж он-то сумеет остановить нашествие.

Однако вскоре стало ясно, что эти надежды не оправдались. Корабли норманнов беспрепятственно бороздили воды рек Шампани и Бругундии. Цветущие земли по их берегам были разграблены. Города Труа (на верхней Сене), Оскер (Осер, на Йонне), Мо и Шалон (на Марне) взяты штурмом или осадой. Хотя королю и удалось нанести 24 июля 888 года поражение крупному норманнскому отряду в верховьях реки Эна (левый приток Уазы) у Монфокона (Монфокон-д-Аргон), это нисколько не изменило положение.

Викинги проникли в Верхнюю Лотарингию, разорили город Верден и ограбили местечко Туль. Их суда снова вошли в Сомму. По берегам Луары норманны, наводя ужас на жителей, вырубали фруктовые сады и виноградники.

Осенью 889 года возвращавшиеся из похода на Шампань и Бургундию викинги, получив отказ на требование свободного прохода в низовья Сены, снова осадили Париж. На этот раз совершенно павший духом король Эд, вместо того чтобы поддержать войском стойко оборонявшийся город, пошел по стопам своих предшественников, склонив предводителей норманнов к снятию осады богатыми подношениями. Обходя запиравшие Сену мосты, викинги, как и в прошлый раз, перетянули свой флот волоком.

Груженные добычей корабли с малой частью войска ушли вниз по реке, многие отряды направились в северном направлении, а главные силы — сухим путем двинулись на запад и достигли замка Сен-Ло (у основания полуострова Котантен). Его защитники, возглавляемые епископом близлежащего города Кутанс, продержались целый год. Когда же, изнуренные голодом, они сложили оружие, то были все до единого перебиты озлобленными упорным сопротивлением викингами.

Падение Сен-Ло открывало дорогу в Бретань, где раздиравшая страну междоусобица сулила легкую добычу. Перед лицом грозной опасности враждовавшие сеньоры поспешили объединиться под знаменами герцога Алана Великого, который нанес норманнам сокрушительное поражение. Из их 15-тысячного войска только 400 воинов сумели пробиться к поджидавшим у берега кораблям.

Часть из тех, кто ушел на север, стала лагерем у деревни Аргев, на правом берегу Соммы. Один из отрядов вышел к реке Уаза и осадой овладел Нуайоном. Другой, численностью в 550 викингов, направился к Сент-Омеру, надеясь ограбить город, укрепления которого еще только строились, и поживиться добычей в знаменитой обители святого Бертина.

Замеченным при грабеже окрестностей норманнам не удалось скрытно приблизиться к городу. Защитники Сент-Омера сумели отразить все их атаки, несмотря на осыпавшие городские строения зажигательные стрелы и раскаленные железные бруски. Надеясь «выкурить» упорно сопротивлявшихся жителей, викинги окопали город рвом, в который стали сносить поленья и хворост, чтобы поджечь.

Оборонявшиеся, воспользовавшись переменой ветра, сами прибегли к огню и без вреда для себя уничтожили весь собранный горючий материал. После этого викинги, не имея времени продолжать осаду, отступили.

С приближением зимы основные силы норманнов сконцентрировались в Левене. По весне они выступили из лагеря и, разоряя по пути селенья и монастыри, двинулись через Брабант к реке Маас. У Маастрихта скандинавов уже поджидало войско, присланное сюда новым восточнофранкским королем Арнульфом (887—899 гг.).

Избегая столкновения, норманны форсировали Маас у Литтиха и искусным маневром, ограбив заодно окрестности Ахена, отрезали восточных франков от подвоза продовольствия. Не имея никакого определенного плана, войско короля некоторое время находилось в бездействии и только 26 июля 891 года оно двинулось берегом Мааса к северу, а затем переправилось на правобережье у местечка Гейле (Гелен, в 20 километрах от Маастрихта).

К вечеру того же дня показался передовой отряд противника, который приняли за тот, что обычно занимался грабежом округи. Преследуя его, восточнофранкские воины неожиданно для себя наткнулись на уже изготовившееся к сражению войско норманнов и, не успев образовать боевой порядок, были смяты.

Разгром довершил удар конницы. На поле боя остались лежать тела Зундерольда, архиепископа Майнцского и множества светских вельмож. Норманны овладели неприятельским обозом и, отягощенные богатой добычей, направились к своему лагерю в Левене.

Получив известие о катастрофе на Маасе, не на шутку встревоженный король Арнульф прекратил боевые действия против полабских славян и уже в августе подошел к Левену во главе саксонского и баварского рыцарства. Крутые валы лагеря викингов и болотистый берег реки Диль, на котором он располагался, исключали возможность применения конницы. Норманны были настолько уверены в его неприступности, что даже перед готовившейся атакой неприятеля выделили часть своих сил для грабительской вылазки к Маасу.

1 сентября 891 года спешенные рыцари, во главе которых с развернутым знаменем в руках шел Арнульф, прямо по болоту двинулись на штурм. Удар восточнофранкского войска оказался столь силен, что викинги были буквально опрокинуты в Диль. Нашли смерть от меча или утонули 9 тысяч скандинавов. Среди них оказалось 12 «морских конунгов» и ярлов. Шестнадцать взятых в бою знамен в качестве трофеев доставили в резиденцию Арнульфа, город Регенсбург.

Уцелевшие после левенского разгрома викинги поспешили присоединиться к своему флоту, действовавшему на Маасе. Уже в следующем году их увидели берега Рейна, разграбленные вплоть до Бонна.

Высадившись на правобережье, норманны овладели городом Лундендорф (в Рурской области). Уклоняясь от встречи с приближающимся восточнофранкским войском, викинги переправились на левый берег Рейна и углубились в леса водораздела Мааса и Мозеля. Выйдя к монастырю Прюм (в Германии, близ границы с Бельгией и Люксембургом), они разграбили его, а затем, разоряя по пути селения и замки, через Арденны двинулись к пепелищу своего лагеря в Левене.

Однако вновь обосноваться там им не пришлось. Угроза голода, нависшая над Западной Европой, пораженной неурожаем, заставила норманнов покинуть континент и попытать счастья на Британских островах.

Осенью 892 года их флот из 250 кораблей (около 15 тысяч воинов) подошел к южным берегам Кента и Сассекса. Проведя свои суда бечевой вверх по реке Ротер около 20 километров, викинги захватили недостроенный замок, защищавшийся небольшим отрядом. Превратив его в укрепленный лагерь, который назвали Апульдр (город Пулборо, у слияния Ротера и Арена), они зазимовали там.

В то же время прибывшая с севера Франции эскадра в составе 80 кораблей (около 5 тысяч воинов) вошла в устье Темзы, где викинги избрали для зимовки местечко Мидлтон на правобережье.

Прибытие норманнов в Кент и Сассекс вызвало брожение среди их соплеменников, населявших Восточную Англию, Мерсию и Нортумбрию. У норманнов пробудилась надежда сокрушить объединенными силами растущую мощь Уэссекса, во второй половине 80-х годов IX века распространившего свое влияние на значительные территории к северу от Темзы.

Обеспокоенный король Альфред, уже носивший к тому времени титул «Великого», объявил о сборе войска и весной 893 года повел его к местам зимовки непрошенных гостей. Искусно расположив свои силы между обоими лагерями, в местности, самой природой огражденной от внезапного нападения, уэссекский король повел «малую войну», уничтожая рыскавшие по округе в поисках добычи мелкие отряды неприятеля.

Используя момент, англичане неожиданно подошли к лагерю викингов в Мидлтоне и после короткой осады взяли его штурмом. Затем им удалось у местечка Фарнхам (Фарнем, юго-западнее Лондона) нанести поражение сильному норманнскому отряду, следующему из лагеря Апульдр в Восточную Англию. Оттеснив его в восточную часть Эссекса, королевские войска блокировали отряд на острове Мерси, при впадении реки Колн в Северное море. Некоторое время спустя части викингов, выразившей готовность покинуть Англию, было позволено уйти к устью Темзы, где они остались зимовать в лагере у селения Бимсфлит, на левобережье, с тем чтобы с наступлением тепла выйти в море.

Однако весной 894 года обстановка круто изменилась. Флот из 140 кораблей (около 8,5 тысяч воинов), снаряженный скандинавскими поселенцами из Восточной Англии и Нортумбрии, атаковал множество пунктов на южных берегах Англии. В осаду были взяты города Эксетер (в западной части Корнуэлла) и Чичестер (близ Портсмута).

Альфреду Великому, все еще продолжавшему блокаду острова Мерси, пришлось перебросить оттуда большую часть войска для отражения неожиданно возникшей опасности. Воспользовавшись этим, осажденные на острове викинги прорвали кольцо и присоединились к своим собратьям в Бимсфлите, которые уже успели позабыть о взятых ранее обязательствах. Вскоре из лагеря Апульдр туда же прибыли главные силы норманнов.

Нависшая над Лондоном угроза заставила горожан вооружиться. Улучив момент, когда большинство викингов отправились в грабительский рейд, ополченцы внезапным ударом овладели Бимсфлитом, разрушили его, а захваченные семьи скандинавов вывели в Лондон и Рочестер. Остатки гарнизона соединились с возвращавшимися из похода товарищами, после чего норманнское войско отступило на побережье Северного моря и стало лагерем у местечка Сутсбери (Саут-Собери, к востоку от Лондона).

Дождавшись там прибытия отрядов своих соплеменников из Восточной Англии и Нортумбрии, викинги выступили походом но левому берегу Темзы на запад. Достигнув Бристольского залива, они захватили прибрежный городок Буддингтон и, обнеся его укреплениями, превратили в опорный пункт для набегов.

Карта 8. Походы норманнов на Британские острова в 892—923 гг.

Обосноваться там надолго норманнам не довелось. Отразив вторжение скандинавских пиратов в Корнуэлл и Уэссекс, Альфред Великий с многочисленным войском приблизился к Буддингтону и блокировал его с суши и моря. Не успевшие скопить достаточных запасов продовольствия, викинги очень скоро должны были прирезать на мясо всех своих лошадей. В конце концов, угроза голодной смерти вынудила их предпринять отчаянную попытку прорыва.

Ценой больших жертв это удалось, и викинги, непрерывно отбиваясь от следующих по пятам англичан, сумели пройти через всю Мерсию и добраться до своего лагеря в Сутсбери. Впрочем, и там они не задержались, отправились в Восточную Англию.

Весной следующего года войско норманнов, подкрепленное отрядами местных и нортубрийских скандинавов, снова выступило в поход. Достигнув побережья Ирландского моря, викинги овладели городом Честер (около 20 километров южнее Ливерпуля). Они намеревались закрепиться там, однако неожиданное появление Альфреда Великого с большим числом воинов смешало их планы. Англичанам удалось истребить несколько мелких отрядов, грабивших окрестности. Но главной удачей стал захват ими собранного неприятелем со всей округи скота и фуражных запасов, лишивший викингов возможности выдержать сколь-либо длительную осаду.

Скрытно покинув город, который еще не был полностью блокирован, викинги, чтобы ввести в заблуждение возможных преследователей, направились в северные районы Уэльса, а затем резко изменили направление марша и благополучно возвратились в Восточную Англию. Погрузившись там на корабли, они отплыли к своему старому лагерю на Мерси, где и провели зиму.

В 896 году норманны ввели свой флот в Темзу, но, не решившись атаковать Лондон, где располагались сильные отряды англичан, поднялись по ее левому притоку — Ли и стали лагерем примерно в 35 километрах к северу от города.

Неудачная попытка выбить скандинавов из их укреплений навела Альфреда Великого на мысль прибегнуть к способу, в свое время с успехом примененному западными франками. Воды реки Ли были отведены, но викинги, бросив ставшие бесполезными суда, неожиданно для короля двинулись не к Северному морю, а на запад. В верховьях реки Северн, на уэльском пограничье они захватили местечко Бриджнорт и остались там, наводя своими набегами ужас на Уэльс и центральные районы Англии.

С наступлением тепла норманны покинули свой лагерь и с богатой добычей отправились в Нортумбрию и Восточную Англию. Значительная их часть предпочла обосноваться там навсегда, однако большинство отплыло к берегам Западно-Франкской державы, где в тот момент разворачивались события чрезвычайной важности.

В 896 году в устье Сены показался сильный флот норманнов под началом Рольва Пешехода (всего 15—20 тысяч воинов), изгнанного к тому времени из Норвегии конунгом Харальдом Прекрасноволосым за неоднократные захваты скота у прибрежных землевладельцев. Когда корабли, поднявшись по реке, приблизились к Руану, местный архиепископ Витт под давлением горожан, в особенности купечества, предложил сдачу без боя в обмен на обязательство не чинить грабежей и насилий.

Это предложение было принято. Войдя в Руан, викинги не только добросовестно выполняли условия соглашения, но и полностью восстановили обветшавшие городские укрепления, предполагая разместить в них свою главную опорную базу. Двинувшись затем вверх по Сене, норманны достигли местечка Архас (Пон-де-Л'Арм, у слияния Сены и Эра, около 30 километров от Руана), где путь им преградило западнофранкское войско герцога Райнольда Орлеанского. Находившийся при нем со своим отрядом бывший викинг, а ныне граф Шартрский, Хастинг, вступил с бывшими коллегами по пиратскому ремеслу в переговоры, склоняя их признать власть западнофранкских королей-соправителей Эда и Карла IV Простоватого (893—923), получив с тем земли для поселения. В ответ представители Рольва Пешехода заявили, что истинные викинги предпочитают добиваться своих целей мечом, после чего переговоры были прерваны.

Представ перед герцогом Райнольдом, Хастинг сообщил о своих опасениях относительно исхода предстоящего боя. Тут же графу Шартрскому довелось выслушать от одного из приближенных герцога, некоего Ротланда, прозрачные намеки насчет изменнических настроений. Возмущенный, он отказался участвовать в обсуждении плана будущих действий.

Кое-как уладив конфликт, Райнольд Орлеанский, наконец, приказал войску переправиться через Эр, а затем двинул его к месту стоянки норманнов, которую те, используя проволочку с переговорами и раздоры в стане врага, успели обнести внушительным валом.

Рис. 11. Западнофранкский рыцарь (конец IX—X вв.). Англо-саксонский «гезит» — младший дружинник

После неудачного штурма западные франки беспорядочно отступили (Хастинг, впрочем, мог найти некоторое удовлетворение в гибели своего хулителя Ротланда). Рольв же немедленно повел корабли вверх по Сене. Викинги захватили городок Мелан (около 39 километров к западу от Парижа), ограбили его и всю округу.

Приведя в порядок свои потрепанные отряды и присоединив к ним новые, Райнольд Орлеанский не замедлил атаковать норманнов. Однако, выдержав удар, они сами прорвали боевой порядок западнофранкского войска. Герцог пал в битве, множество его воинов было пленено. Отряды викингов, разорив берега Сены и Йонны, появились на рубежах Бургундии. Но в сражении у Сен-Флорентина, на реке Армансон (правый приток средней Йонны), дальнейшее их продвижение было остановлено войском герцога Ричарда Бургундского.

Возвратившись в низовья Сены, Рольв Пешеход выступил затем к уже ограбленному им десять лет назад Байе. На сей раз поход успехом не увенчался. Жители стойко оборонялись, несмотря на еще незавершенное строительство городских укреплений. Более того, во время одной из вылазок им удалось пленить ближайшего соратника Рольва, ярла Бото (Ветт). Предводитель викингов вынужден был покупать жизнь и свободу товарищу обещанием не подступать к городу. Норманны вскоре вознаградили себя за неудачу, проникнув на Марну и разграбив там город Мо и селения по берегам реки до самых ее истоков. В следующем году, когда срок перемирия истек, реванш был взят и в Байе. Город разорили дотла, а дочь погибшего при обороне местного графа Беренгара Рольв Пешеход обратил в свою наложницу.

Бедственное положение Западно-Франкского государства усугублялось появлением флотилий викингов на Луаре и Гаронне. Снова подверглись нападению города Тур и Амбуаз. От выстроенного незадолго перед тем моста, преграждавшего путь в верхнее течение Луары, викинги не оставили камня на камне.

В обстановке всеобщего хаоса духовенство всячески пыталось убедить Карла IV Простоватого, что единственный способ избежать катастрофы — это уступка норманнам части территории королевства в обмен на их крещение. Ужас перед нашествием породил даже среди высших иерархов церкви такие идеи, за которые в иной обстановке они сами карали бы костром. Так, в переписке между Папой Иоанном IX (898—900 гг.), архиепископами Руанским и Реймским всерьез обсуждалась возможность внедрения среди норманнов некоего синтеза христианства и язычества5.

Карта 9. Походы норманнов на континентальную Западную Европу в 896—1016 гг.

Неожиданная передышка ожидала королевство западных франков именно в тот момент, когда угроза его завоевания норманнами казалась неотвратимой. Прочно обосновавшись в Руане, Рольв Пешеход занялся обустройством попавших под его контроль земель в низовьях Сены. Вскоре ему удалось преуспеть в этом настолько, что их христианское население предпочло лояльность к завоевателям-язычникам, чем верность королю, не способному защищать своих подданных.

Растянувшаяся на несколько лет мирная пауза оказалась лишь прелюдией к новому наступлению норманнов. В 911 году их флотилии опять появились на Луаре и Гаронне. Грабя прибрежные селения, викинги прошли до самых верховьев. Оттуда сухим путем проникли к сулившим баснословную добычу торговым путям, связавшим Испанию с Италией через Лангедок и Прованс. Из Руана вверх по Сене двинулось многочисленное войско Рольва Пешехода. Имея целью взять Париж, предводитель норманнов твердо намеревался не повторить истории двадцатипятилетней давности.

Возобновившееся нашествие повергло Карла IV Простоватого в ужас. Бездарно загубив дарованные ему судьбой немногие годы относительного спокойствия для организации отпора врагу, король ухватился за предложения, которые ранее выдвигались служителями церкви. Через посредничество архиепископа Руана удалось вымолить трехмесячное перемирие для переговоров относительно возможного крещения Рольва Пешехода и приобретения им земельных пожалований. Благодаря интригам герцога Ричарда Бургундского и Эбля, графа Пуату6, соглашение не состоялось, и по окончании оговоренного срока военные действия возобновились.

Большой норманнский флот двинулся от Руана вверх по Сене. Желая усыпить бдительность парижан, Рольв Пешеход не тронул города и, проведя корабли в обход, направился к городу Сенс, на реке Йонна. Овладев Сенсом, он внезапно повернул назад и устремился к Парижу. Однако, не дойдя всего 35 километров до столицы королевства, резко изменил свои планы и высадил войско на берег. Разграбив по пути местечки Флери (Флери-Мерожи, на левобережье Сены) и Этамп (около 40 километров к югу от Парижа), норманны пошли к Шартру, избранному главной целью похода.

Предпринятая ими осада города затянулась, и засевшие за мощными укреплениями жители сумели продержаться до прибытия им на помощь отрядов герцога Ричарда Бургундского и графа Роберта Парижского.

В решающий момент развернувшегося под стенами Шартра кровопролитного сражения горожане во главе с епископом Гвальтельмом, вооружившимся копьем, на древке которого красовались священные реликвии — частицы одеяния Богородицы, совершили вылазку, ударив в тыл неприятелю. Боевые порядки норманнов оказались разрезанными надвое, однако, их отступление с поля боя, несмотря на существенные потери в 6—7 тысяч воинов, вовсе не походило на бегство. Большая часть воинов под началом Рольва Пешехода благополучно достигла Руана.

Остальные викинги, отбиваясь от наседавших преследователей, отошли за Луару и укрепились на крутом холме близ городка Лош (в 30 километрах юго-восточнее Тура). К подошедшему туда же войску Ричарда Бургундского и Роберта Парижского вскоре присоединился со своим отрядом Эбль, граф Пуату, который, желая лавров победителя исключительно для себя, атаковал лагерь норманнов собственными силами.

Обернувшаяся жестоким конфузом попытка штурма заставила предводителей западнофранкского войска впредь действовать более согласованно. Стремясь превратить осаду в полную блокаду, они распорядились окружить холм, где расположился противник, передвижными палисадами. Но викинги, предприняв неожиданную вылазку, захватили эти конструкции и огородили ими свою стоянку словно стеной. В одну из ночей норманны, небольшими группами и по одиночке, стали просачиваться через кое-как сооруженные укрепления осаждающих.

Как только пробравшиеся в лагерь неприятеля викинги набросились на полусонных западнофранкских воинов, оставшиеся норманны по сигналу рога с боевым кличем бегом ринулись с вершины холма к подножью. В возникшей сумятице, рубя всех, кто пытался преградить им путь, норманны почти без потерь прорвали кольцо блокады и устремились к переправам через Луару. Нагнать их удалось лишь за Шартром. Однако здесь преследователей ожидал сюрприз. Единственный подход к месту привала скандинавов, расположенному между рекой Эр и болотом, преграждал вал из освежеванных туш захваченных при отступлении домашних животных, на гребне которого стояли готовые к бою воины.

Это жуткое сооружение оказалось неприступным. Лошади, чуявшие запах крови, отказывались повиноваться седокам. Всякая попытка взобраться наверх по скользкой поверхности в пешем строю была заранее обречена на провал. Из опасения прихода на выручку обороняющимся значительных сил было решено попросту оставить норманнов в покое, и те благополучно возвратились в Руан.

Частный успех западных франков у Шартра не мог изменить ситуацию в их пользу. Более того, обозленные неудачей викинги с еще большей яростью обрушились на истерзанную страну, беспощадно грабя города, разоряя монастыри, стирая с лица земли селения, убивая и уводя в плен жителей. Войско Рольва Пешехода, непрерывно пополняемое прибывающими с моря отрядами викингов, очень быстро восстановило свою мощь и было готово к решительным действиям. Перспектива гибели государства становилась реальностью. Спешно созванный по этому поводу Карлом IV Простоватым собор верхов феодальной и церковной иерархии признал единственной возможностью спасти положение немедленный мир с норманнами ценой уступки им части королевства.

В скором времени из Парижа в Руан и обратно один за другим заспешили гонцы. Карл IV Простоватый предлагал предводителю норманнов заключить вечный мир и принять крещение, обязуясь предоставить обширные земельные пожалования на прилегающих к Ла-Маншу территориях. Рольв Пешеход, соглашаясь на мир и крест, требовал передачи тех земель, которые фактически уже находились под его контролем, не в виде пожалования, а как наследственного владения. В качестве же компенсации за их плачевное состояние (как будто причиной тому не был, главным образом, он сам!) подразумевались дополнительные территориальные приобретения.

Ранней осенью 911 года состоялась, наконец, личная встреча норманнского предводителя и западнофранкского государя в местечке Сен-Клер-сюр-Эпт (правобережье Сены, на полпути между Руаном и Парижем), и соглашение было заключено. Рольв получил герцогский титул, в его владение отошли земли между Ла-Маншем, реками Брель, Эпт, Эр и линией Шартр — бухта Мон-Сен-Мишель (между Бретанью и полуостровом Котантен). Из предложенных на выбор в виде «компенсации» Фландрии или восточных областей Бретани он предпочел последние, и местные сеньоры, графы Беренгар Ренский и Алан Дольский принесли новоявленному герцогу вассальную присягу. Не были забыты и ближайшие соратники Рольва — Герберт и Герлон (Херлауг). Первый получил графство Санлис на Уазе (севернее Парижа), второй — графство Блуа на Луаре. Затем Рольв отбыл в Руан, где состоялся обряд его крещения и бракосочетание с побочной дочерью Карла IV Простоватого Гизелой.

Между тем, значительное число скандинавов отказалось стать христианами. В этом случае Рольв, надо отдать ему должное, проявил необычайную по тем жестоким временам терпимость. Часть ревнителей веры отцов отплыла за Ла-Манш, увозя с собой богатые дары от своего бывшего вождя. Пожелавшим остаться были предоставлены для компактного поселения земли между городами Кутанс и Байе.

История основанного Рольвом герцогства Нормандского расходится с историей «движения викингов». Его государственное устройство, хотя и отмеченное некоторым своеобразием, по сути своей было типичным для феодальной Европы того времени и не имело ничего общего с порядками, царившими в Скандинавии и в норманнских колониях на Британских островах. Разгром мятежных поселенцев-язычников после смерти Рольва в 931 году, потребовавших восстановления старинных вольностей, ясно подтвердил, что общественный потенциал, на который опиралось «движение викингов», в этих условиях сохраняться не мог.

Новое государственное образование оказалось достаточно сильным, чтобы организовать серьезный отпор пиратским набегам. Тем не менее, особое, «буферное», его положение обязывало и к особым отношениям с приходящими с севера викингами.

«Сага об Олаве Святом» сообщает, что властители Нормандии «...всегда считали себя родичами норвежских правителей, а норвежцы были в мире с ними в силу этой дружбы». Взаимовыгода здесь была совершенно очевидна. Викинги получали удобную промежуточную базу для дальних походов; нормандские герцоги — часть взятой добычи и военную помощь в случае попыток реванша со стороны западных франков, как это случалось в 944 и 963—964 годах.

Вторжения со стороны Ла-Манша прекратились, однако бискайское побережье по-прежнему оставалось открытым для набегов скандинавских пиратов, которые, воспользовавшись очередной феодальной смутой, связанной с появлением самозванного «короля» Роберта (922—923 гг.), возобновили опустошительные рейды по Луаре, Вьенне и Гаронне во внутренние районы Западно-Франкского государства.

Главные опорные пункты викингов располагались на нижней Луаре, в опасной близости от владений Рольва Пешехода. Вожак пиратской вольницы, «морской конунг» Регнвальд не скрывал своей враждебности к новоявленному герцогу, вполне справедливо подозревая того в агрессивных замыслах против себя и своих товарищей. Противостояние бывших коллег вылилось в войну. В конце концов, Рольву удалось блокировать основные силы викингов в крупнейшем из их укрепленных лагерей и после пятимесячной осады принудить к сдаче. Впрочем, и на этот раз герцог отнесся к побежденным вполне гуманно: они были переселены на западную окраину Нормандии.

В то же самое время, когда Рольв Пешеход, отбросив боевой шлем викинга, примерял герцогскую корону, сын и наследник Альфреда Великого Эдуард Старший (899—924 гг.) начал решительную борьбу за объединение всех английских земель под своей властью. Успех сопутствовал его предприятию изначально. Подавив поддержанный датчанами мятеж двоюродного брата короля — Этельвольда (900—902 гг.) и отразив в 902 году попытку датского вторжения в Уэссекс, англо-саксонское войско двинулось в центральные районы Англии. 5 августа 910 года датчане и ополчение скандинавских поселенцев были наголову разбиты у Теттенхолла (в Мерсии).

На следующий год та же участь ожидала у местечка Венсфилд (Водансфиелд, на реке Северн) викингов, отпущенных накануне Рольвом из Нормандии. В 918 году у Темпсфорда были разгромлены норманнские ополченцы Восточной Англии во главе с конунгом Гутрумом. Умело используя политическую разобщенность противника, Эдуард Старший, где силой, где подкупом, где искусной дипломатической игрой, одного за другим приводил к подчинению мелких конунгов и ярлов. К 920 году под его контролем оказалась почти вся Англия.

В этот момент возникает угроза нового вторжения, на сей раз со стороны норвежцев, отвоевавших у Ирландии Уотерфорд (914 год), Лиммерик (920 год) и прочие свои бывшие владения на южном и юго-западном побережье острова. Побежденный незадолго перед тем Рольвом Пешеходом «морской конунг» Регнвальд, решивший попытать счастья в Англии, во главе сильного отряда ирландских норманнов в 923 году высадился на полуострове Уиррал (у Ливерпуля). Задержавшись здесь ненадолго для того, чтобы разграбить округу, викинги устремились к Йорку. Большинство его жителей составляли те же скандинавы, и потому судьба города была предрешена. Осознавая, что удержаться здесь с помощью силы не удастся, Регнвальд поспешил признать верховную власть Эдуарда, преемник которого Ательстан (924—939 гг.) уже в 927 году сумел ликвидировать автономию Йорка и восстановить контроль над югом Нортумбрии.

Рис. 12. Сражение при Брунанбурге. 28.06.937 г.

Последовавший затем период относительного спокойствия английский король разумно использовал для укрепления обороноспособности своего государства. Страна покрылась сетью военных лагерей, позволявших быстро сосредотачивать значительные силы в любой ее точке. Ательстан ввел в практику наем на службу отрядов викингов, справедливо полагая, что этим он одновременно усиливает себя и ослабляет противника. Последний, однако, также не бездействовал. Норвежский конунг в Дублине, Олав Реде, собрал могучий флот в 615 кораблей и заручился поддержкой своего зятя, шотландского короля Константина III, озлобленного поражением в недавней войне с англичанами.

В 937 году норманнская армада пришла в движение. Неожиданно для Ательстана удар был нанесен не со стороны Ирландского моря, а на восточном побережье. Не менее 35 тысяч викингов высадились в заливе Хамбер. Подоспевшее войско местных элдорменов Альфгейра и Гудрека было уничтожено, и вся Нортумбрия оказалась во власти норвежцев. Вскоре к ним присоединились со своими людьми король шотландцев Константин III, вожди бриттов — Оуэн из Камбрии7, Адильс и Гринг из Уэльса. Вспомогательное войско прислали племена пиктов.

Путь в центральные районы Англии союзникам преградил заслон, состоящий из нортумбрийских, мерсийских и наемных исландских отрядов во главе с братьями Торольвом и Эгилем Скаллагриммсонами. Стремясь выиграть время, предводители исландцев передали Олаву Реде исходящее якобы от Ательстана предложение встретиться в поединке. Свято почитая северные традиции, норвежский конунг провел в бездействии неделю, предписанную ими для ожидания соперника на месте, где был объявлен вызов. Когда же с прибытием главных сил англичан обман раскрылся, Олав Реде продемонстрировал удивительную стойкость духа и мужество. Выдавая себя за бродячего музыканта, он проник в шатер, где английский король пировал со своими приближенными. Услаждая слух собравшихся игрой на ирландской арфе, дерзкий норвежец выведал из застольных разговоров все, что ему было необходимо, и сумел благополучно ускользнуть даже будучи узнанным перебежчиком. Сконфуженный Ательстан распорядился срочно отвести войско к расположенному в миле от лагеря англо-саксов местечку Брунанбург. Эта предосторожность оказалась как нельзя кстати. Шедший на соединение с главными силами отряд епископа Шерборнского, Верстана, которому еще не было известно о последнем приказе короля, расположился для привала на покинутых биваках и был поголовно истреблен напавшими среди ночи викингами.

Утром 28 июня 937 года войско союзников, на ходу перестраиваясь в боевые порядки, приблизилось к Брунанбургу. Ательстан расположил свои силы на обширном поле между заливом Хамбер и лесом. На левом фланге, у воды находились отряды западных саксов и нормандских наемников под общей командой королевского брата Эдмунда. Правый фланг, командование которым было поручено канцлеру Туркейлю, составляли воины из Мерсии, Суссекса и лондонцы. Наемные исландцы, числом 300 человек, образовали резерв.

Обе стороны одновременно бросились в атаку, и сражение сразу приняло крайне ожесточенный характер. Сотнями валились убитые. Союзники не досчитались 12 конунгов, ярлов и племенных вождей. Ательстан потерял двоюродных братьев Эльвина и Этельвина. Погибли два епископа, два элдормена и множество знатных англичан.

После многочасового боя правому флангу англо-саксонского войска удалось расстроить ряды бившихся против него под командой Константина III шотландцев и пиктов. Намереваясь окончательно разгромить их ударом во фланг, предводители исландцев Торольв и Эгиль повели своих людей по опушке леса в обход. В этот момент из чащи на них набросились стоящие в засаде отряды бриттов во главе с Адильсом. Эгилю удалось навести порядок среди дрогнувших было после гибели его брата воинов, и бритты, также потерявшие своего вождя, обратились в бегство. Тем временем Константин III, отступая в беспорядке, обнажил правый фланг союзного войска, где норвежцы Олава Реде противостояли западносаксонским отрядам Эдмунда. Окруженные с трех сторон викинги сумели, однако, не взирая на тяжелые потери, пробиться к своим кораблям и отплыть от берега.

Блестящая победа произвела на современников сильнейшее впечатление и была увековечена в одном из шедевров англо-саксонской героической поэзии, песне «Битва при Брунанбурге»:

В это лето
Альтестан державный,
кольцедробитель
и брат его, наследник
Эдмунд в битве
добыли славу
и честь всевечную
мечами в сече
под Брунанбургом...

Король Ательстан, удостоившийся почетного прозвища «Победоносный», пережил свой триумф лишь на два года. Уже в самом начале правления его брата Эдмунда (939—946 гг.) англо-саксонской державе довелось испытать ужасы нового нашествия норвежцев, возглавляемых все тем же Олавом Реде. Викинги захватили Нортумбрию, а затем их отряды наводнили Мерсию и Восточную Англию.

Вторжение в южные области королевства удалось предотвратить только благодаря активной посреднической деятельности Йорского и Кентерберийского архиепископов. По условиям выработанного противоборствующими сторонами мирного соглашения, все земли севернее Темзы переходили под власть Олава Реде с предоставлением ему королевского титула. Юг Англии оставался за Эдмундом. После смерти одного из королей другой должен был унаследовать его владения.

После кончины Олава Реде, в 941 году Эдмунд получил обратно Мерсию и Восточную Англию. Нортумбрия была возвращена лишь после трехлетней войны с ее самозванными «королями» — Регнвальдом Гудредсоном и новым конунгом Дублина Олавом Сигтрюггсоном Квараном (939—980 гг.). Затем наступил черед Йорка, еще в 939 году пожалованного королем Ательстаном в управление Эйрику Кровавая Секира (конунг Норвегии в 928—933 гг.), который обязался оборонять город и его округу от набегов викингов, но предпочел добровольно подчиниться вторгнувшимся в страну норвежцам. Не дожидаясь суровой расправы, изменник бежал в Дублин и, таким образом, в 945 году Эдмунд стал полновластным государем всей Англии.

Олав Сигтрюггсон Кваран не мог смириться с потерей своих английских владений. В 948—949 годы ему удалось отвоевать Нортумбрию, а Эйрику Кровавая Секира — снова завладеть Йорком.

Карта 10. Набеги викингов на Пиренейский полуостров в 951—1016 гг.

Однако уже в 952 году, после серии военных неудач, конунг Дублина вынужден был возвратить захваченные земли королю англо-саксов Эадреду (946—955 гг.). Лишившись союзника, правитель Йорка превратил город в настоящее пиратское логово, куда стекались викинги со всего севера Европы. Когда в завершение грабительского рейда на Уэльс, южное и восточное побережья Англии в 954 году Эйрик Кровавая Секира погиб при Стэнморе из-за предательства ярла Асольва, то, помимо его брата Регнвальда и сына Хинрика, имевших собственные отряды, сложили головы еще и пять «морских конунгов».

При известии об этой катастрофе началось повальное бегство жителей скандинавского происхождения из Йорка, доставшегося англо-саксам полуопустевшим.

Вскоре англичанам удалось одержать еще одну победу, пожалуй, не менее важную, чем военная: в 955 году абсолютное большинство скандинавских поселенцев приняло христианство, что означало фактическое признание верховной власти англо-саксонских королей. Обеспечив спокойствие на сухопутных границах мирными договорами с Шотландией и с вождями камбрийских и уэльских бриттов, наследники Ательстана Победоносного энергично принялись за укрепление морских рубежей. Король Эдгар (959—975 гг.) располагал мощным флотом из 4 тысяч судов береговой обороны. С таким флотом викингам было трудно тягаться, что и подтвердила закончившаяся крахом попытка норманнского конунга острова Мэн (в Ирландском море) Магнуса Харальдсона (969—976 гг.) совершить грабительский рейд на побережье Уэльса и северо-западные земли Англии.

В поисках мест, где оборона берегов была менее прочной, нежели в Англии и Западно-Франкском государстве, викинги устремляются на Пиренейский полуостров. Около 951 года прибывшие на 60 кораблях норманны (около 3,5 тысяч воинов) подвергли разгрому прибрежные районы Галисии.

В 964 году они вновь появляются здесь, предварительно получив от нормандского герцога лоцманов и изрядный запас продовольствия. На этот раз грабежи не прекращались в течение двух лет. Под ударами викингов пали 18 городов, несколько сильных испанских отрядов погибло в боях. Лишь всеобщему ополчению, собранному епископом города Сантьяго Розендом, удалось вытеснить скандинавов из Галисии. Однако от пиренейских берегов они ушли не прежде, чем совершили дерзкий набег на окрестности Лиссабона.

Рис. 13. Норманнский дружинник — «фьольменн»

Новому нападению Галисия подверглась в 969 году. Около 6 тысяч викингов во главе с «морским конунгом» Гудредом, высадившиеся со 100 судов, уничтожили выступившее против них ополчение во главе с епископом Сизенандом. Город Сантьяго, где были укрыты ценности, свезенные со всей страны при известии о вторжении, был взят штурмом. Множество городов и местечек были разгромлены или обложены данями.

В 971 году значительная часть норманнов вышла в море с тем, чтобы попытать удачу за пределами порядком разоренного края. Арабский историк Ибн-ал-Идари записал в своей хронике под этим годом: «зашевелились проклятые ал-Маджус Урдмани и устремились к западным берегам ал-Андалус».

Неожиданное появление сильного мусульманского флота не позволило викингам развернуться у юго-западных берегов Испании в полной мере. Не решаясь более испытывать судьбу, они, оторвавшись от преследования, прямиком направились на север. Незавидной оказалась участь их товарищей, оставшихся в Галисии. Получив известия о приближении из Астурии сильного войска во главе с графом Гонсало Санчесом, викинги начали стягиваться к главной стоянке своего флота. Астурийцы опередили противника. Они нанесли удар в тот самый момент, когда норманны готовились к погрузке награбленного на корабли. В жаркой схватке почти gee скандинавы были перебиты, а их суда захвачены, или сожжены.

Одновременно с событиями, происходившими на берегах Пиренейского полуострова, первую трещину дало господство норвежских викингов в Ирландии. В 968 году «король» области Мюнстер, Матгамэйн (965—975 гг.), в течение нескольких лет ведший против норманнов в окрестностях Лиммерика нечто вроде партизанской войны, нанес поражение высланному против него крупному отряду у селения Сюлкойт. Не давая скандинавам опомниться, ирландцы ворвались в Лиммерик и превратили цветущий портовый город в груду развалин.

«Унесли их драгоценности и богатства, — писал ирландский хронист, — и чудесные седла иноземной работы, и золото их, и серебро; прекрасные ткани всех цветов и видов; атлас и шелка их, радующие взор, и алые, и зеленые. Увели прочь их нежных, молодых, несравненно прекрасных дев; цветущих женщин в шелках; высоких, статных, сильных юношей. Крепость и город утонули в облаках огня и дыма. Всех пленных собрали на холмах Сейнгела. Всякого способного сражаться убили, кого можно было взять в рабство, те стали рабами».

Карта 11. Походы норманнов на Британские острова в 937—1066 гг.

Примечательно, что никаких ответных действий со стороны викингов так и не последовало.

Через 12 лет после резни в Лиммерике у холма Тара (Лара, северо-западнее Дублина) ополчение ирландцев области Мит разгромило отряды дублинского конунга Олава Сигтрюггсона Кварана, после чего норвежцы утратили контроль над большей частью своих владений.

Еще более жестокое поражение ожидало норманнов в 999 году, когда Бриан Бору (или Боройме, правитель Мюнстера с 976 года), брат Матгамэйна, энергично сколачивавший из ирландских «королевств» подобие островной «империи», разделался при Глен-Мамма с объединенными силами области Лейнстер и Дублина. После этого город был вынужден признать его своим верховным правителем.

Не лучшим образом складывались дела у викингов и в Шотландии, где их попытки вторжения были отбиты при Бандах (город Банф, 961 г.) и Ланкарти (980 г.)

Общий спад военной активности норманнов в 970—990 годы не был случайным, как не было случайным и то, что главным действующим лицом движения в этот период становятся скандинавские колонисты. Основные силы викингов были задействованы в борьбе датских, норвежских и шведских конунгов за упрочнение государственности в собственных странах, позднее — за гегемонию в Скандинавии, а также для отражения внешней угрозы (поход императора Священной Римской империи Оттона II на Данию в 974 году). Одновременно переживают кризис организационные формы «движения викингов», в рамках которых все меньше места остается стихийно выдвинутым пиратской вольницей предводителям. По мере внутриполитической консолидации скандинавских стран инициатива организации походов и руководство ими превращаются в элемент государственной политики, концентрируясь в руках так называемых «конунгов-викингов». Финал организационного кризиса ранее всего обозначился в Дании, где в последней четверти X века конунг Харальд Гормсон Синезубый (940—985 гг.) начинает возводить грандиозные «лагеря викингов».

Первая проба сил обновленного движения произошла в Англии. За почти 15-летнее тишайшее правление королей Эдуарда (975—978 гг.) и Этельреда (978—1016 гг.) военная мощь страны, созданная их энергичными предшественниками, основательно обветшала.

В 988 году прибывшие на семи кораблях викинги (немногим более 400 воинов), не встречая никакого сопротивления, разграбили ряд приморских областей на востоке государства и безнаказанно удалились. Результаты этой своеобразной разведки боем оказались обнадеживающими. Вскоре у берегов Кента появляется пиратская армада, ведомая Олавом Трюггвасоном (969—1000 гг., конунг Норвегии с 995 года) и Гудмундом.

«Англо-саксонская хроника» свидетельствует: «В тот год (991) Анлаф (Олав) пришел с 93 кораблями к Фолькестану (Фолкстону) и разграбил всю округу, а затем направился в Сандвич и оттуда в Ипсвич (Восточная Англия) и, опустошив их, двинулся в Молдон. А элдормен Брихтнот выступил против них со своим войском...»

Враждующие стороны разделяла река Блэкуотер, брод через которую англо-саксы защищали чрезвычайно упорно. Наконец, явно переоценив свои силы, Брихтнот, жаждавший разом покончить с противником, позволил норманнам переправиться на занятый его отрядами берег. Разгоревшийся жестокий бой завершился полным разгромом англичан и гибелью их незадачливого военачальника. Путь на Лондон был открыт.

«И в этот год, — сообщает английский хронист, — было решено впервые заплатить дань... из-за великого ужаса, который они (викинги) вызывали по всему побережью». В качестве платы за мир норманнский предводитель выжал из перепуганного короля Этельреда 10 тысяч фунтов (свыше 4 тонн) серебра.

Два следующих года Олав Трюггвасон провел в походах на берега Балтийского моря, Бискайского залива, на Шотландию, Камбрию, Уэльс, остров Мэн и Ирландию. В 994 году он вновь появляется в Англии, на этот раз вместе с датским конунгом Свейном Вилобородым, за несколько лет до того поклявшимся убить Этельреда или изгнать его из страны.

Неожиданное появление 80-ти кораблей союзного флота на виду у Лондона повергло короля в смятение. Размер выкупа воз рос до 16 тысяч фунтов (свыше 6,5 тонн) серебра, и сверх того норманны получили изрядный запас продовольствия.

Вскоре судьба послала англичанам избавление от одного из опаснейших врагов. Некий монах-отшельник с островов Сил ли (у западной оконечности Корнуэлла), где находилась временная стоянка флота Олава Трюггвасона, сумел убедить впечатлительного предводителя викингов принять христианство и прекратить нападения на Англию, предсказав ему скорое избрание конунгом Норвегии. Набеги норвежцев прекращаются, зато датские викинги еще более усиливают свой натиск. Одновременно увеличивается и сумма выкупных платежей, превратившихся фактически в постоянную дань — «данегельд» (датские деньги), которая к 1002 году взыскивалась в сумме 24 тысячи фунтов (более 9,8 тонн) серебра.

Рис. 14. Англо-саксонский «хусхольд» (воин, вооруженный на скандинавский манер, XI в.). Воин ирландской «феаны» (дружины, X—XI вв.)

И без того бедственное положение англо-саксов усугублялось тем, что викинги неизменно встречали поддержку со стороны скандинавских поселенцев, число которых с каждым новым вторжением увеличивалось. В отчаянии от собственного бессилия Этельред решился на безрассудную акцию, последствия ее оказались фатальными и для него самого и для государства. По тайному приказу короля в субботу 13 ноября 1003 года началось всеобщее избиение находившихся в Англии скандинавов. Годами копившаяся ненависть к северным пришельцам выплеснулась наружу потоком бессмысленной жестокости. Женщин погребали заживо, или, зарывая в землю по пояс, травили собаками. Малолетним детям разбивали головы о стены домов и придорожные камни. Людей сжигали живьем вместе с жилищами и церквями, в которых они пытались найти убежище. Во время резни погибли Гуннхильд, сестра Свейна Вилобородого, ее муж и маленький сын. Свирепость расправы подчеркивалась ее полной безнаказанностью — все оружие у скандинавов было заблаговременно изъято, якобы для проверки его состояния накануне общегосударственного военного смотра.

Несколько чудом вырвавшихся из этого ада беглецов донесли весть о случившемся до Дании, и возмездие не заставило себя долго ждать. Заручившись благожелательным нейтралитетом нормандского герцога Ричарда II (1002—1026 гг.), Свейн Вилобородый во главе полчища викингов, собравшихся по его призыву со всей Скандинавии, ворвался во владения Этельреда. Четыре года непрерывных грабежей, превративших большую часть Англии в сплошные руины, завершились выплатой англо-саксами 36 тысяч фунтов (более 14,8 тонн) серебра в 1007 году.

Не прошло и двух лет, как в страну вторглись отряды датских викингов под предводительством Торкеля Струтхаральдсона Длинного, отличавшегося не только жестокостью, но и неуемной алчностью. Ради ее удовлетворения он, сам будучи христианином, не гнушался поднять руку и на духовенство. В 1012 году он потребовал от пленного Кентерберийского архиепископа Эльфеджа 3 тысячи фунтов (свыше 1,2 тонн) серебра выкупа лично для себя. Отказавшегося внести требуемую сумму священнослужителя приволокли в шатер, где пировал Торкель Длинный с приближенными.

«Они бросали в него костями и бычьими головами, — сообщает "Англо-саксонская хроника", — а потом один из них ударил его по голове обухом топора, он рухнул, как подкошенный и его святая кровь пролилась на землю». Обезображенное тело под пьяный хохот викинги швырнули в воду.

В стане их противника, тем временем, царил полнейший хаос. «Когда враг был на востоке, наше войско держалось на западе, а когда враг был на юге, то наше войско находилось на севере. Затем все советники были призваны к королю, чтобы обсудить, как следует защищать эту землю. Но, хотя решение было принято, ему не следовали и месяца, и, наконец, не осталось ни одного вождя, который был бы склонен собрать войско, но каждый бежал, как только мог», — писал английский хронист из Абингдона.

Датчане с лихвой воспользовались этим, выкачав в 1012 году из и без того разоренной страны «данегельд» на чудовищную сумму — 48 тысяч фунтов (19,6 тонн) серебра.

Тем временем Свейн Вилобородый основательно готовился исполнить свою давнюю клятву относительно участи короля Этельреда. Предполагая создать надежную промежуточную базу для задуманного им похода, датский конунг вторгся в Шотландию. Однако столкновения с войском короля Малькольма II (1005—1034 гг.) при Кинлоссе и Мортлаке в 1009—1010 годах убедили Свейна, что добиться здесь желаемого нелегко. На этот случай был припасен запасной вариант — соглашение с герцогом Нормандии Ричардом II.

Наконец в 1013 году сильный датский флот, который вели Свейн Вилобородый и его 19-летний сын Кнут (994—1035 гг.), появился у берегов Кента. Разорив Сандвич, датчане отплыли к заливу Хамбер и, поднявшись по реке Трент, достигли Гейнсборо, который конунг избрал своей резиденцией.

Нортумбрия поспешила признать власть завоевателей. Вскоре то же сделали крупнейшие города Мерсии — Лестер, Ноттингем, Стамфорд, Дерби. Конфисковав на захваченных территориях лошадей и пополнив войско отрядами местных воинов, Свейн Вилобородый выступил походом на юг. Во исполнение приказа конунга, по природе человека сурового и жестокого, по пути следования его армией вытаптывались посевы, вырубались сады, цветущие селения и города превращались в пепел. Мужчин убивали без разбора. Женщин и детей превращали в рабов. Избежали ужасов нашествия лишь Оксфорд и Винчестер, поспешившие внести крупные выкупы и выдать заложников из числа знатнейших горожан.

В короткий срок Свейн Вилобородый сделался безраздельным властелином всей Мерсии, Восточной Англии, Эссекса, Сассекса, Кента и значительной части Уэссекса. После неудачной попытки с налету овладеть сильно укрепленным Лондоном, который защищался многочисленным гарнизоном, куда входили и отряды скандинавских наемников, датское войско двинулось берегами Темзы на запад, овладело городом Бат (юго-восточнее Бристоля) и всей областью между Ла-Маншем и Бристольским заливом.

Считая свое дело безнадежно проигранным, король Этельред, укрывавшийся за стенами Лондона, бежал в Нормандию. И город, отчаявшись противостоять натиску датчан, признал Свейна Вилобородого верховным правителем всей Англии. Порядки, установленные новоявленным королем в покоренной стране, отличались особой суровостью и заключались главным образом в выколачивании огромных сумм на содержание собственной армии и флота. Называвший себя христианином конунг не церемонился в этом отношении и с церковью, безжалостно обирая храмы и монастыри. Церковный налог, известный под названием «Грош святого Петра» был обращен им в свою пользу. Наложив тяжелую подать на наиболее почитаемую англичанами обитель святого Эдмунда (Бери-Сент-Эдмендс, в Восточной Англии), Свейн заявил потрясенному настоятелю, что делает это, потому, что не считает небесного заступника монастыря святым, да еще и пригрозил сжечь строения и перебить монахов.

Тем временем ободренный успехами датчан в Англии, норвежский конунг Дублина Сигтрюгг Шелкобородый в 1013 году объявил, что не признает более над собой власти Бриана Бору (с 1002 года — верховный «король» Ирландии). По его призыву в город начали стекаться викинги со всей Скандинавии. С сильными отрядами явились конунг острова Мэн Бродир и ярл Оркнейских островов Сигурд Хледвирсон. К норманнам присоединился со своим войском «король» области Лейнстер-Маэль Мор.

В ответ Бриан Бору во главе объединенного ополчения ирландских «королевств» Мюнстера, Ольстера и Мита двинулся на Дублин. 23 апреля 1014 года противники встретились в нескольких милях от города у местечка Клонтарф. Престарелый верховный правитель Ирландии передал руководство войском своему сыну Mapгаду, а сам уединился в шатре, вознося молитвы о даровании победы. Битва началась бешеным натиском викингов, ворвавшихся в самый центр боевого порядка ирландцев. Конунг Бродир пробился к шатру Бриана Бору и зарубил его, однако это не оказало никакого влияния на ход сражения. Маргад, даже будучи смертельно ранен, умело вел своих воинов к победе. На поле боя остались тела от 6 до 7 тысяч скандинавов. Их господству в Ирландии был нанесен тяжелый удар.

Несколько ранее, 2 февраля того же года, в Кандлмассе скоропостижно скончался Свейн Вилобородый. Английские священники утверждали, что его поразил копьем сам святой Эдмунд, в отмщение за хулу. Вся страна воспряла духом и взялась за оружие.

В этот напряженный момент Кнут вынужден был вернуться в Данию, чтобы решить с братом Харальдом вопрос о наследовании отцовского престола. Вместе с ним отправилась значительная часть войска и флота. Завернув на пути к дому в Кент, Кнут оставил на морском берегу у Сандвича жестокое предупреждение мятежной Англии — взятых ранее его отцом заложников с отрубленными руками, отрезанными ушами и носами.

Однако угроза лишь подтолкнула англичан к действию. В Нормандию отправились гонцы, и вскоре король Этельред тайно прибыл на родину. На его призыв за солидную плату оказать помощь в войне с датчанами одним из первых откликнулся Олав Толстый (995—1030 гг., конунг Норвегии 1016—1028 гг.) совершавший в то время пиратские рейды на Фрисландию и побережье между Луарой и Гаронной. Его корабли вошли в устье Темзы и приблизились к Лондону.

Датские гарнизоны занимали городскую цитадель и мощное укрепление Судвирке (Саутуорк, на правобережье). Между ними на крепких сваях был наведен широкий мост с сооруженными на нем башенками и частоколом. Попытки выбить оттуда датчан успеха не имели, и тогда Олав Толстый решился на отчаянное предприятие. Его корабли, прикрытые большими плетеными навесами, не взирая на град камней, дротиков и стрел, сумели подобраться к самому мосту. После того как к его опорам были привязаны корабельные канаты, команды разом налегли на весла, устремив суда вниз по течению. Сваи были сорваны со своих мест, и мост рухнул в реку. Множество датских воинов, отягощенных вооружением, отправилось на дно.

Не давая противнику опомниться, англичане и викинги ворвались в Судвирке. Вскоре сдались и защитники цитадели (1014 год).

До весны 1016 года Олав Толстый со своими викингами оставался в Англии. Он участвовал в нескольких сражениях, возглавлял осаду и штурм Кентербери в 1015 году. Его корабли несли охрану побережья. После смерти Этельреда, заслужившего у современников горькое прозвище «Нерешительного», Олав Толстый увел свою флотилию к берегам Бретани.

На берегах бухты Мон-Сен-Мишель был разгромлен пытавшийся отразить пиратский налет бретонский отряд. Ворвавшись в Брестскую бухту, викинги захватили стоявшие там корабли, а затем взяли штурмом и разрушили замок Холь (Шатолен, в низовьях реки Ольн). Отсюда Олав Толстый направился на юг, к Галисии. Огнем и мечом он прошел по ее северному побережью от Кастрополя до Бетансоса (близ Ла-Коруньи). Затем норманны отплыли к устью реки Меньо (на границе Галисии и Португалии), где им удалось овладеть крупным, цветущим городом8 и пленить его правителя.

Получив 46,5 килограмма золота в качестве выкупа, Олав Толстый повел свою эскадру еще дальше к югу и с боем ворвался в гавань города Кадис. Здесь викинги сошли на берег, разбили высланный против них отряд, а затем разграбили ряд западных областей Андалузии. Пираты начали подумывать о нанесении визита в Средиземноморье. Ожидали лишь попутного ветра, чтобы пройти через Гибралтар. Однако увиденный накануне отплытия вещий сон с предсказанием скорого избрания конунгом Норвегии заставил Олава Толстого отказаться от этой экспедиции, чтобы срочно возвратиться к родным берегам. Тем не менее, викинги не преминули навестить берега Франции. Здесь ими был разграблен городок Варранди (Варад, в низовьях Луары) и предприняты рейды на Пуату и окрестности Тура.

За время его отсутствия в Англии происходили весьма бурные события. Возвратившийся из Дании Кнут во главе отборного войска высадился на юго-западе Уэссекса, в устье реки Фромут. Вместе с датчанами шли воины, посланные шведским конунгом Олавом Скаутконунгом (995 — около 1022 гг.) и норвежский ярл Эйрик (правитель Норвегии в 1000—1016 гг.) с сильным отрядом.

Вначале союзникам сопутствовал успех. Легко удалось захватить Лондон. Но затем они натолкнулись на яростное сопротивление англичан во главе с молодым и энергичным королем Эдмундом (1016 год). Кнуту не удалось добиться решительной победы в битве у Пен-Селвуда.

С тем же результатом закончилось сражение при Шерстоне и два последующих. Более того, в одном из них получил тяжелейшую рану ярл Эйрик. Королю Эдмунду даже удалось принудить завоевателей оставить Лондон.

Жестокий разгром ожидал англичан лишь при Ассундуне (город Ашингдон, севернее устья Темзы), да и то из-за измены военачальника Эдрика, покинувшего со своими воинами поле битвы в самый ее разгар. Обе стороны понесли тяжелые потери, что побудило короля и предводителя датчан искать пути к соглашению. Продолжение войны для обеих сторон было равносильно самоубийству.

В последних числах октября 1016 года Эдмунд и Кнут встретились на островке Олни, в нижнем течении реки Северн. Согласно заключенному между ними договору, во владении первого оставались земли южнее Темзы и Лондон. Ко второму отходила вся территория королевства к северу от реки. Договор был скреплен торжественной клятвой участников и обменом заложниками. В знак доверия и будущей дружбы Кнут и Эдмунд обменялись одеждой и оружием.

Казалось, в стране наступает долгожданный мир. Но всего лишь через месяц после встречи на Олни, 30 ноября, Эдмунд, прозванный за силу и мужество «Железным Боком», пал от руки некоего Хейнрика Стриона. Полагали, что убийца был подослан Кнутом, дальнейшие действия которого давали все основания для таких подозрений. Женившись на вдове Этельреда Нерешительного, Эмме, он выслал ее сыновей от первого брака Альфреда и Эдуарда в Нормандию, а затем, под угрозой вторжения, принудил южные территории страны признать себя королем всей Англии.

Неожиданное появление в этот момент у нормандских берегов флотилии Олава Толстого, возвращавшегося из южного похода, вселило в изгнанников бездну надежд. Пообещав норвежцу в случае победы власть над Нортумбрией и получив из его испанской добычи крупный заем, братья быстро навербовали сильные отряды нормандцев и викингов. Затем все трое высадились в Англии. Им удалось захватить один из портовых городов, куда начали стекаться все недовольные властью Кнута.

Непредвиденно скорое приближение главных сил англо-датского войска смешало, однако, все планы. Альфред и Эдуард посчитали за благо немедленно возвратиться в Нормандию. Олав Толстый, раздраженный их нерешительностью и безрезультатной утратой крупных сумм, отплыл на родину, не отказав себе, впрочем, в удовольствии по пути разграбить ряд приморских областей на востоке Англии.

Рис. 15. Кнут Могучий. С миниатюры рукописи XI в.

Первое время Кнут пытался управлять покоренным королевством методами своего отца, безжалостно выколачивая из подданных непомерные дани. Собранный им в 1018 году «данегельд» составил фантастическую для начисто разоренной страны сумму в 82,5 тысячи фунтов (более 33,5 тонны!) серебра, из которых только на долю Лондона пришлось 10,5 тысячи!

Однако вскоре пришло осознание того, что грабеж доставшегося ему государства есть, в сущности, грабеж самого себя, и Кнут переходит к политике сближения англо-саксонского населения и скандинавских колонистов, всячески подчеркивая, что в Англии он является английским королем, а не конунгом завоевателей-датчан. На чеканенных им монетах титул Кнута звучит «Rex Anglorum». О Дании, престол которой он занимал после смерти брата в 1018 году, упоминания нет вовсе.

Были упорядочены налоги. Чтобы привлечь англичан, в церкви возвращались ранее награбленные ценности. Велось строительство новых храмов, организовывались пышные религиозные мероприятия, в том числе и торжественное перезахоронение праха убиенного кентерберийского архиепископа Эльфеджа.

После того как в 1028 году Кнут сумел подчинить Норвегию, весь северо-запад Европы становится зоной прочного мира и процветания, нередко называемой «Империей Кнута Могучего».

Авторитет великого «конунга-викинга» при его жизни был непререкаем. Однако его сыну и преемнику на престоле Англии Харальду (1036—1040 гг.) уже в начале правления пришлось бороться с крамолой. По призыву заговорщиков из верхушки англо-саксонской знати Альфред, младший сын Этельреда Нерешительного, в 1037 году с сильным отрядом наемных нормандцев и викингов высадился в Дувре (Кент) и двинулся в глубь страны. Но надежды на всеобщий мятеж не оправдались. Воины молодого принца были перебиты подоспевшими датскими отрядами, а сам он схвачен и ослеплен.

Рис. 16. Тяжеловооруженный воин герцогства Нормандского

Расправа, однако, не произвела должного впечатления на королевских вассалов. Брожение продолжалось в конце концов, около 1042 года вылилось в открытое восстание, возглавленное эрлом Годвином, бывшим в свое время любимцем Кнута Могучего. Скоропостижная смерть второго сына «конунга-викинга», Хардакнута (1040—1042 гг.), не оставившего наследников по мужской линии, оказалась как нельзя на руку восставшим. Из Нормандии прибыл на их зов принц Эдуард, единодушно признанный законным королем Англии (1042—1066 гг.). Отряды датчан, лишившиеся всякой поддержки, были вынуждены покинуть страну.

В то время как на туманном Альбионе бушевал пожар датского нашествия, не менее драматические события разворачивались на залитых солнцем берегах Средиземного моря. Когда у Кадиса стояли готовые к броску через Гибралтар корабли Олава Толстого, трудно было представить, что главная опасность таится совсем в другой стороне.

Около 1016 года группа знатных паломников из Нормандии, путешествовавших по святым местам Италии, была принята Мелусом, правителем находившегося в южной части Адриатики города Бари.

На тот момент южная часть Апеннинского полуострова (Калабрия и Апулия) являлась владением Византийской империи. Между Гаэтой, Салерно и адриатическим побережьем были разбросаны небольшие, так называемые «Лангобардские» княжества. Сицилия уже полтора века находилась под властью арабов. Хаос на юге Италии царил полный: византийцы, лангобардцы, арабы непрерывно воевали друг с другом, заключая и разрывая союзы, так что вчерашний друг превращался во врага, и наоборот.

И вот в этой обстановке Мелус, прознав, откуда прибыли его гости, предложил благочестивым паломникам по возвращении на родину объявить всякому, что тот, кто окажет правителю Бари помощь в его стремлении сбросить власть Византии, может рассчитывать на награду и земельное пожалование.

Врастание осевших в Нормандии скандинавов и их потомков в систему феодальных отношений происходило скорее, нежели отмирание психологических установок, выработанных несколькими поколениями лихих «пенителей моря». Традиционная система наследования предусматривала передачу поместья старшему сыну. Таким образом, Нормандия всегда имела достаточное количество находившихся не у дел молодых людей с природной склонностью к разного рода авантюрным предприятиям. Классический тому пример — 12 сыновей Танкреда, владельца имения Отвилль близ Кутанса, из числа которых вышли виднейшие вожди нормандцев в Италии.

Таким образом, переданное паломниками предложение нашло здесь самый широкий отклик. Всего лишь год спустя после встречи с Мелусом нормандский отряд во главе с неким Райнульфом появляется на службе у правителя Бари. Весьма быстро северные пришельцы как нельзя лучше освоились в обстановке, царящей на юге Апеннин. Провоевав некоторое время против византийцев, они переметнулись на их сторону и участвовали в экспедициях войск Империи против сицилийских арабов. Затем «продали» свои мечи Сергию, герцогу Неаполитанскому, который в уплату оказанных ему услуг отдал нормандцам в 1029 году местность между Неаполем и Капуей, где те заложили укрепленное поселение Аверсу.

Прослышав об успехах земляков, из Нормандии в южные земли Италии морем и сухим путем устремился поток переселенцев и молодежи, жаждавшей воинской славы и богатства. В 1035 году, после смерти герцога Роберта I Великолепного (1010—1035 гг., герцог Нормандии с 1027 года), к ним присоединилась значительная часть флота, сопровождавшего его в путешествии ко Гробу Господню.

Накопив достаточно сил, нормандцы обрушились на принадлежащую Византии Апулию, использовав в качестве предлога несправедливый раздел добычи, захваченной ими вместе с византийцами во время боевых действий в Сицилии в 1038—1040 годах. После нескольких победоносных сражений (Оливенто, Канны, 1041 год), были захвачены города Трани, Канны, Чивителла, Отранто. Имперским войскам, усиленным скандинавскими наемниками, удалось ослабить натиск завоевателей, нанеся им поражение при Монополи (1042 год), но ненадолго. Византийский флот потерпел сокрушительное поражение в морской битве у Бари, а сам город, обладавший мощными укреплениями, был взят в глухую осаду. Затем завоеватели принялись терзать Лангобарские княжества.

Последнее обстоятельство не на шутку встревожило главу Римской церкви Льва IX (1049—1054 гг.), ибо опасный противник уже подбирался к южным границам Папской области.

Получив известия о военных приготовлениях святого отца, нормандцы направили к нему послов с мирными предложениями. Однако тот, приняв это за проявление слабости, выдвинул в ответ требование сложить оружие и убраться из Италии.

Лично возглавив громадное войско из германских наемников и отрядов итальянских князей, Папа двинулся на неприятеля. Нормандцы располагали на тот момент лишь 3 тысячами конницы и еще меньшим числом пехоты. 18 июня 1053 года противники встретились у города Чивителла (Цивитата). Бешеного натиска нормандских воинов, которыми искусно руководили сыновья Танкреда из Отвилля, Роберт Гвискар (1015—1085 гг.) и Рожер (1031—1101 гг.), первыми не выдержали итальянцы, обратившиеся в беспорядочное бегство. Германские отряды, оказавшие более серьезное сопротивление, были перебиты на месте. Римский первосвященник угодил в плен, из которого ему удалось вырваться лишь внеся огромный выкуп.

Блестящая победа открыла для предводителей нормандцев не менее блестящие перспективы. В 1057 году Роберт Гвискар стал графом, а в 1059 году, по соглашению, подписанному в Мельфи с Папой Николаем II (1059—1061 гг.), герцогом Апулии, Калабрии и Сицилии (две последние еще предстояло завоевать), которые формально жаловались ему Святым престолом. Не были обойдены и его ближайшие соратники, в первую очередь братья. Вильгельм по прозванию «Железная Рука» стал графом Асколи, Ричард получил графство Аверсу, Рожер (авансом) — еще находящуюся под властью арабов Сицилию... Передел земли, по которому все участники похода получали земельные владения, был произведен еще ранее.

Несомненное сходство произошедшего с тем, что совершили предки нормандцев во главе с Рольвом Пешеходом, позволяет (хотя и с некоторыми оговорками относительно задействованного общественного потенциала) рассматривать первый этап завоевания южных земель Италии как один из эпизодов военной экспансии викингов. Однако последовавшее после 1059 года завоевание Калабрии, Сицилии, Мальты, войны Роберта Гвискара и Рожера на Балканах и в Италии были уже военными предприятиями оформившейся феодальной державы.

В то самое время, когда Апеннины сотрясали громкие победы нормандских завоевателей, над Англией, едва оправившейся после датского нашествия, нависла новая опасность. На этот раз в роли главной ударной силы выступали норвежцы, приобретшие талантливого военного вождя в лице Харальда Сигурдсона, прозванного «Суровым» (1015—1066 гг., конунг Норвегии с 1046 года). Первые признаки надвигавшейся грозы проявились несколько ранее. Около 1030 года ярл Торфинн Сигурдсон (1000—1065 гг.) после жестокой борьбы с собственными братьями прибрал к рукам власть над северными землями Шотландии, Гебридскими, Оркнейскими и Шетландскими островами. Отличавшемуся, по сообщению «Саги об Олаве Святом», исключительной воинственностью правителю территорий, бывших излюбленным пристанищем скандинавских пиратов, удалось привлечь под свои знамена множество викингов (преимущественно норвежцев) и осуществить в 30—40-х годах XI века серию опустошительных набегов на север Англии и Ирландию. Ввязавшись в борьбу короля Шотландии Дункана (1034—1040 гг.) с претендентом на престол Макбетом (король 1040—1057 гг.) на стороне последнего, предприимчивый ярл разграбил и обложил выкупами значительную часть территории страны. Пожалуй, наиболее значительным его успехом было установление контроля над Дублином, который на короткое время вновь превратился в пиратское гнездо. Засевший в городе ставленник Торфинна Сигурдсона конунг Маргад Регнвальдсон (1035—1038 гг., 1046—1052 гг.) в содружестве с предводителем норвежских викингов Гутхормом принялся разорять прибрежные области запада Англии и Уэльса.

Правда, в начале 50-х годов XI века натиск норманнов несколько ослабел. Совершив в 1050 году паломничество в Рим, Торфинн Сигурдсон неожиданно превратился в святошу, помышлявшего лишь о возведении церквей и часовен. Во время кровавого побоища между неподелившими добычу дублинцами и норвежцами был убит Маргад Регнвальдсон, после чего Гутхорм поспешил перебраться под крыло благоволившего к нему Харальда Сурового.

Между тем Англия все более привлекает внимание правящих Норвегией «конунгов-викингов». Уже в 40-х годах XI века широкомасштабный поход на англо-саксов готовил Магнус Олавсон Добрый (1024—1047 гг., конунг Норвегии с 1035 года), и лишь внезапная смерть помешала ему осуществить задуманное. В 1058 году Харальд Суровый, желая проверить прочность морских рубежей Англии, направил к ее берегам флотилию, во главе которой формально поставил своего малолетнего сына Магнуса (1048—1069 гг.), настояв, чтобы по прибытии на Оркнейские острова командование принял прекрасно знавший местные условия ярл Торфинн Сигурдсон. Разведка боем оказалась удачной для норвежцев, и конунг принялся за основательную подготовку вторжения.

Развитие событий ускорила смерть 5 января 1066 года английского короля Эдуарда Исповедника. Сын героя антидатского восстания Годвина, эрл Гарольд, которому, по его словам, покойный государь завещал престол на смертном одре, был коронован уже на следующий день. Эта поспешность отнюдь не упрочила его положения. Права новоявленного короля на престол немедленно были оспорены его старшим (по скандинавской версии) братом Тостигом (Тости), изгнанным из страны за жестокости и лихоимство, допущенные при наместничестве Нортумбрией в 1055—1065 годах. Для начала он обратился за помощью к нормандскому герцогу Вильгельму Незаконнорожденному9 (1028—1087 гг., герцог с 1035 года).

Однако, очень скоро убедившись, что тот сам претендует на трон Англии, основываясь на некоем раннем завещании покойного короля, Тостиг бросился к Харальду Суровому. Не догадываясь о честолюбивых замыслах норвежского конунга, сын Годвина умолял оказать ему содействие в отвоевании английского престола, обещая за это уступку Нортумбрии.

Формальный повод для вторжения был найден. Несмотря на то, что накануне выступления многие из норвежцев, да и сам конунг, видели не предвещавшие ничего хорошего зловещие сны, в конце лета 1066 года норвежский флот из 200 кораблей отплыл из Нидароса (ныне Тронхейм в средней части Норвегии) к Шетландским, а затем к Оркнейским островам. Здесь к Харальду Суровому присоединились местные ярлы Паль и Эрленд Торфиннсоны со своими людьми, а также прибывшие из Фландрии отряды противников Гарольда Английского во главе с Тостигом. Общие силы вторжения достигли 300 крупных боевых судов (около 18 тысяч воинов).

Закончив сосредоточение сил, норвежский «конунг-викинг» повел союзную армаду вдоль побережья Северного моря на юг, безжалостно грабя и разрушая поселения. Серьезный отпор ожидал завоевателей лишь у Скардаборга (Скарборо). Желая избежать потерь, неизбежных при штурме укреплений, Харальд Суровый приказал развести на вершине господствующего над городом холма громадный костер. После того как он прогорел, вооружившиеся вилами воины начали забрасывать крыши домов пылающими головешками. Вспыхнувшие во многих местах пожары вынудили горожан сдаться, однако в отместку за оказанное сопротивление большинство из них было перебито.

После победы над ополчением нортумбрийцев у местечка Хеллорнесс (Холдернесс) путь на Йорк был открыт. Корабли союзников вошли в залив Хамбер и, поднявшись по реке Уз, стали на якорь у селения Фулфолд, в миле от города. К месту высадки противника из Йорка поспешили отряды эрлов Эдвина и Моркара. Боевой порядок войска Харальда Сурового был построен таким образом, что одно его крыло располагалось вдоль берега реки, а другое занимало перешеек между рекой и заболоченной старицей. Именно сюда англичане 20 сентября 1066 года направили главный удар, предполагая прижать врага к реке и уничтожить. Им удалось потеснить норвежцев, но затем яростная контратака, возглавляемая самим Харальдом Суровым, опрокинула строй англосаксонских воинов. Часть из них во главе с Эдвином бежала вверх по реке к Йорку. Большинство же, и в их числе эрл Моркар, было буквально втоптано в трясину. По этой страшной гати из трупов отряды союзников, не замочив ног, перешли старицу и двинулись к Стамфордскому мосту, обходя Йорк с востока.

Рис. 17. Сражение при Фулфолде. 20.09.1066 г.

Потрясенные жестоким разгромом горожане поспешили направить к победителям послов с изъявлением покорности и заложников из знатнейших фамилий. Приняв их 24 сентября, Харальд Суровый назначил на следующий день всеобщую сходку жителей города и округи, где должны были быть решены вопросы управления и розданы земельные пожалования.

Однако судьба сыграла с норвежским конунгом злую шутку. В упоении от блестящей победы опытный военачальник Харальд Суровый пренебрег разведкой и устройством укрепленного лагеря, его воины беспечно расположились на открытых биваках.

Поздним вечером того же дня в Йорк скрытно вступило войско короля Гарольда, и на утро норвежцы и их союзники с изумлением увидали вместо нестройной толпы обывателей надвигающуюся на них стену пестрых щитов с колышущимися над ними боевыми стягами.

Удивленный Харальд Суровый обратился к Тостигу с вопросом: не приближаются ли это отряды его сторонников? Получив отрицательный ответ, конунг принял решение послать гонцов за той частью войска, что во главе с лендрманном10 Эйстейном Торбергсоном, по прозвищу «Тетерев», оставалась при кораблях, а сам занялся устроением боевого порядка.

Большинство союзных воинов, не ожидавших встречи с противником, не имело при себе доспехов. Но это не смутило видавшего виды «конунга-викинга». По его приказу войско образовало стену щитов в виде круга. Передний ряд воинов упер копья концом древка в землю, задние ряды положили их на плечи впередистоящих. Ощетинившийся наконечниками строй был способен выдержать самый жестокий натиск конницы. Внутри оборонительного круга находились лучники, а также личные дружины Харальда Сурового и Тостига, готовые броситься туда, где возникнет наибольшая опасность.

Когда, казалось, уже все было устроено, произошло событие, которое англичане расценили как знамение, несчастливое для норвежского конунга. Конь Харальда Сурового, объезжавшего напоследок свои боевые порядки, споткнулся и, увлекая за собой седока, рухнул на землю.

Тем не менее, король Гарольд предпринял попытку миром разрешить свою тяжбу с братом. Из англо-саксонских рядов выехали 20 тяжеловооруженных всадников, у которых даже кони были покрыты броней. Приблизившись, один из них вызвал для переговоров Тостига и предложил ему перейти на сторону короля в обмен на возвращение власти над Нортумбрией.

На вопрос, что же король Англии может предложить конунгу норвежцев, последовал ответ столь же емкий, столь короткий: шесть футов английской земли, или чуть больше, учитывая его высокий рост! Тостиг с негодованием отказался, и Харальду Суровому вскоре представилась возможность оценить благородство своего союзника, поскольку выяснилось, что тот разговаривал со своим братом, Гарольдом Английским. Парламентеры отъехали и великая битва у Стамфордского моста (Стамфорд-Бридж) началась.

Все попытки англо-саксонской тяжелой пехоты и конницы протаранить под ливнем стрел и дротиков боевые порядки противника окончились безрезультатно. Однако когда союзники начали перестраиваться в клин для ответной атаки и в стене щитов на какой-то момент открылась брешь, англичане тотчас же воспользовались этим. К месту их прорыва во главе своих дружинников бросились Харальд Суровый и Тостиг. Рубя направо и налево мечом, который он держал обеими руками, «конунг-викинг», обладавший помимо воинских талантов и недюжинным поэтическим даром, воодушевлял своих воинов боевой песней собственного сочинения. Натиск был столь неистов, что англо-саксы оказались на грани бегства...

Стрела угодила Харальду Суровому в шею. Телохранители, ни на шаг не отступившие от тела конунга, были перебиты все до единого, но их упорство позволило вынести из свалки знаменитое знамя норвежцев, прозванное «Опустошитель Страны». Командование над союзными силами принял Тостиг.

Напряжение кровавой схватки до предела измотало противников, и в сражении наступила короткая пауза. Король Гарольд еще раз попытался договориться с братом, обещая его людям и норвежцам свободный уход из Англии, но вновь получил решительный отказ. В этот момент подоспели отряды Эйстейна Тетерева. Несмотря на то, что его воины были изнурены стремительным маршем, проделанным в полном вооружении, битва возобновилась с еще большим ожесточением. Однако это была уже агония. Почти все союзное войско было перебито, спаслись лишь немногие, которых, вместе с оставшимися для охраны стоянки флота, едва хватило, чтобы укомплектовать команды 24 кораблей, поспешно отплывших на родину.

Победа, доставшаяся англо-саксам слишком дорогой ценой, оказалась для них пирровой. 14 октября 1066 года войско короля Гарольда — сына Годвина было разгромлено при Гастингсе вторгшимися в Англию нормандцами Вильгельма Незаконнорожденного. В следующем году сын и преемник последнего «конунга-викинга» Олав Тихий (1049—1093 гг., конунг Норвегии с 1067 года) перевез останки Харальда Сурового в Нидарос и торжественно захоронил в отстроенной отцом церкви святой Марии. Начавшаяся на Британских островах эпоха викингов здесь же и завершилась.

Колесо истории совершило свой полный оборот.

Примечания

1. Прозвище «Пешеход» получил за то, что, обладая очень высоким ростом, не любил ездить верхом.

2. Феодальное владение на правобережье верхнего течения Шельды.

3. Феодальное владение, занимавшее центральные земли Бельгии и юг Голландии.

4. Феодальное владение в среднем течении рек Майенн и Сарта.

5. Нечто подобное уже имело место в процессе приобщения к христианству англо-саксонских завоевателей Британии. Папа Григорий I (590—604 гг.) в 601 году поучал проповедников: «...храмы идолов в этой стране вовсе не следует разрушать, но... пусть окропят такие храмы святою водой, построят алтари и поместят мощи; ибо если эти храмы хорошо отстроены, то полезнее просто их обратить от служения демонам на служение истинному Богу; сам народ, видя свои храмы неразрушенными и изъяв из сердца заблуждения, будет тем охотнее стекаться в местах, к которым издавна привык, познавая и поклоняясь притом истинному Богу. И так как язычники имеют обычай приносить в жертву демонам многочисленных быков, то необходимо им заменить и это каким-нибудь торжеством: в дни памяти или рождения святых мучеников, которых мощи положены там пусть народ... празднует такие дни религиозною трапезою... когда им будет обеспечено материальное довольство, они легче воспримут и радость духовную».

6. Феодальное владение в среднем междуречье Вьенны и Шаранты, с центром в Пуатье.

7. Камберленд, в северо-западной части Англии.

8. В «Саге об Олаве Святом» город назван Гуннвальдсборгом. Местное его название неизвестно.

9. Прозвищем обязан своей матери, которая была наложницей, а не законной супругой герцога Роберта I.

10. Служилый человек конунга, управляющий округом.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.