Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

К великим целям

Целый год Амундсен прожил в Христиании, отдыхая от пережитых волнений и готовясь к экзамену на звание капитана. Он напечатал в газетах и журналах много статей об экспедиции на «Бельгике», и его имя знала теперь вся Норвегия. Поселился он в том же маленьком домике, где когда-то жил с матерью, вёл всё ту же скромную жизнь, по-прежнему много читал, и в его комнате до позднего часа горел свет.

Пришёл день экзамена. Амундсен сдал его превосходно. Теперь он сам мог вести свой будущий корабль в полярные неведомые края.

Какие задачи ставили перед собой известные полярные исследователи? Чего они добивались?

Пройти северо-западным проходом из Атлантического океана в Тихий вдоль берегов Северной Америки — вот первая из крупнейших задач. Вторая задача — побывать на Северном полюсе. Сколько отважных путешественников пыталось решить эту задачу! Последняя попытка была сделана Нансеном. Но все экспедиции кончались неудачей.

Открыть Южный полюс — вот третья задача, стоящая перед полярными исследователями.

Разрешить первую задачу — найти северо-западный проход — пытались очень многие. Пятьдесят семь экспедиций окончились безрезультатно: одни возвратились с полдороги, а другие, в том числе и экспедиция Франклина, погибли. Только пятьдесят восьмой экспедиции, возглавляемой Мак-Клюром, удалось пройти вдоль северных берегов Америки. Однако задача всё же не была решена. Часть пути экспедиция прошла на корабле, а часть пешком. Водного пути не нашёл и Мак-Клюр. Да и есть ли такой путь?

Амундсен был убеждён, что проход существует, и остановился именно на этой задаче — найти северный водный путь из Атлантического океана в Тихий.

Но кто поможет ему организовать такую экспедицию?

И по книгам и из своих наблюдений он знал, что экспедиции снаряжались обычно на средства богатых людей. Эти люди чаще всего сами были начальниками экспедиций. Государства давали деньги скупо, да и то только тем экспедициям, которые, кроме исследовательских и научных целей, решали ещё иные задачи: открытие новых торговых путей, поиски новых рынков сбыта и приобретение колоний.

Полярные экспедиции прямых практических целей не преследовали: мало кто мог интересоваться безжизненной мёртвой землёй. Поэтому средства на такие экспедиции ни одно государство почти не отпускало.

За время путешествия на «Бельгике» Амундсен скопил несколько тысяч крон. Довольно крупную сумму получил он за свои статьи в газетах и журналах. В общей сложности у него было десять тысяч крон.

Но это слишком мало. Нужно было, по крайней мере, пятьдесят тысяч крон. А где их взять?

Если заявить, что экспедиция ставит своей целью поиски северо-западного прохода, вряд ли этим заинтересуются. Правда, проход, если он действительно существует, будет играть важную роль для мореплавания. Однако уже пятьдесят восемь экспедиций пытались открыть этот водный путь. И неудачно!

А если объявить, что экспедиция, кроме поисков северо-западного прохода, попытается установить точное местоположение магнитного полюса и займется изучением земного магнетизма?.. Пожалуй, газеты заинтересуются поисками загадочного блуждающего полюса, сумеют возбудить общественное мнение, и тогда, возможно, отдельные частные лица и, может быть, даже само государство поддержат экспедицию.

Дело в том, что магнитный полюс в Арктике, как установили учёные, всё время перемещается. Впервые полюс был открыт экспедицией Росса в 1831 году. Он находился тогда на полуострове Беотия-Феликс у северных берегов Америки. С тех пор прошло семьдесят лет, положение его должно было значительно измениться. Да и методы научных наблюдений, а также техника их за эти годы стали более совершенными. Результаты работ Росса следовало подвергнуть серьёзному пересмотру.

Однако у самого Амундсена не было твёрдого убеждения, что открытие магнитного полюса представляет большую научную ценность. Он обратился за советом к своим друзьям — сотрудникам метеорологического института. Все единогласно говорили, что решение этой задачи чрезвычайно важно, только оно требует большой научной подготовки.

Прежде всего ему хотелось посоветоваться с Нансеном.

Норвегия и весь мир увлекались в то время записками Нансена о его необычайном путешествии на «Фраме» и о зимовке на Земле Франца Иосифа.

Нансен! Нансен! Вот человек, который с ранней юности был путеводной звездой Амундсена. Сколько лет Амундсен мечтал стать таким же смелым и отважным, как Нансен!

«У меня есть опыт в полярных путешествиях, есть звание капитана, я могу быть начальником экспедиции, но научных знаний у меня нет. Без этого мои будущие экспедиции не могут иметь большого значения для науки. Нансен укажет мне, что надо делать, а может быть и поможет».

С такими мыслями Амундсен отправился к Нансену. Он немного побаивался этой встречи. Как его примет знаменитый путешественник? А вдруг он высмеет его план? И тогда на поддержку нечего рассчитывать. Только... всё равно: если решение принято, идти надо.

Нансен жил тогда в Христиании. Амундсен нерешительно постучал в дверь его дома. Служанка ввела Амундсена в переднюю и попросила подождать. Смущённый, он сел возле большого стола и поглядывал исподлобья на дверь, за которой скрылась служанка. Он трусил так, как не трусил даже в минуты самой страшной опасности. Много лет спустя, вспоминая об этих минутах, Амундсен писал: «Я чувствовал себя в положении того марк-твеновского героя, который отличался таким маленьким ростом, что должен был дважды входить в двери, иначе его никто не заметил бы».

Дверь отворилась, и вошёл Нансен. Он сразу узнал Амундсена и приветливо протянул ему руку.

— Вы Амундсен? Штурман с «Бельгики»? Очень рад вас видеть!

Пристально и пытливо смотрел он прямо в лицо Амундсену.

— Чем могу служить?

— Я пришёл к вам за советом, — волнуясь, начал Амундсен. — Я снова хочу отправиться в полярные страны. Я задумал самостоятельное путешествие.

Нансен взял за руку Амундсена, и голос его потеплел:

— Очень рад помочь, чем смогу.

Он провёл Амундсена в просторный кабинет. Два широких окна выходили в сад. Комната была залита солнцем. У окна стоял широкий стол, заваленный книгами и картами. На стене висела большая карта Арктики, а под нею — серый позвонок кита. Нансен предложил гостю кресло.

— Ну, рассказывайте, каковы ваши планы.

Амундсен несмело сел. Сейчас решится судьба его замысла. И всё будет зависеть от Нансена — героя его юношеских дум. Он на минуту почувствовал себя маленьким мальчиком.

— Я понимаю... Мало быть только путешественником, — начал он робко, — надо быть и работником науки.

— Правильно, — сказал Нансен улыбаясь. — Но сначала скажите мне: куда именно вы собираетесь идти?

— В ближайшие годы я хотел бы попытаться найти северо-западный проход...

Нансен откачнулся на спинку кресла, внимательно посмотрел на своего гостя, потом перевёл глаза на карту Арктики. Северный берег Америки был условно отмечен пунктиром: никто никогда ещё не проходил вдоль этого берега на корабле, и береговая линия не была нанесена на карту.

— Прекрасная цель, — сказал Нансен. — Для этого стоит и жить и работать.

Сердце у Амундсена радостно забилось. Смущение прошло. И он уже смелее рассказал о своём плане и обо всех приготовлениях к задуманной экспедиции.

— В течение года я буду изучать магнитный полюс, а потом попробую пройти северо-западным морским путём, — говорил он горячо.

И по мере того как Амундсен, воодушевляясь, излагал свой план, лицо Нансена преображалось. С изумлением смотрел он на своего гостя. Сам человек отважный и смелый, Нансен дважды выступал с планами, очень дерзкими по замыслу. Многие критики называли эти планы безумием. А вот он эти планы осуществил, и осуществил с таким блеском, что завоевал всемирную славу. И теперь, слушая Амундсена, он невольно увлекался широтой и грандиозностью замыслов молодого капитана. Нансен не мот сдержать своего восхищения.

— Всё, что вы задумали, превосходно! Это очень важное дело. Благородная цель. А скажите, каким образом вы рассчитываете собрать средства для этой экспедиции?

Амундсен несколько смутился.

— У меня есть немного собственных денег, и я надеюсь заработать ещё. Пока я хочу предпринять плавание в Ледовитом океане на каком-нибудь небольшом судне, чтобы научиться управлять им во льдах. Во время этого плавания я буду заниматься охотой и, может быть, добуду средства для снаряжения.

Нансен сочувственно вздохнул. Да, дорога исследователя не легка. С каким трудом приходится им сколачивать экспедиции! Газеты падки на сенсации, готовы до небес превозносить героев, победителей... Но как тяжёл путь к победам! Как нелегко даются они в руки! Кто поможет сейчас вот этому смельчаку? Общество? Государство? Нет! Они мало интересуются наукой.. А помочь Амундсену надо.

И Нансен не только одобрил замысел Амундсена, но и обещал порекомендовать его кое-кому из влиятельных лиц.

— Будем надеяться, что они помогут вам в достижении этой высокой цели.

Со своей стороны, он обещал Амундсену всяческую помощь.

Два часа длилась беседа Амундсена с Нансеном. И когда Амундсен покидал его дом, он был уже уверен, что путь выбран им правильно и что в его планах нет ничего невозможного.

В тот же вечер Амундсен написал директору Британской обсерватории в Кью длинное письмо:

«Я намерен в ближайшие годы отправиться в полярные края с целью исследовательской. Мне хотелось бы под вашим руководством и в вашей обсерватории изучить всё, что связано с земным магнетизмом, и все методы, какими пользуются при производстве магнитных наблюдений».

В письме он рассказал о страшной зимовке за Южным полярным кругом и сожалел о том, что у него не было тогда научной подготовки. Несомненно, он мог бы дать науке новые материалы. Ведь это была первая зимовка в Антарктике.

Амундсен хотел подчеркнуть в своём письме, что он не человек с улицы, что у него уже есть достаточный опыт в полярных путешествиях и что трудности предстоящей экспедиции его не пугают.

Он ждал, что директор Британской обсерватории тут же откликнется на его письмо. «Люди науки должны помогать друг другу», — так говорил ему Нансен.

Ответ пришёл скоро. Он был вежлив и холоден:

«Обсерватория перегружена своей прямой работой. Принять вас в число практикантов, к сожалению, не имеем возможности».

Этот ответ ошеломил Амундсена. Значит, преграды не только в полярных льдах, но и здесь, в культурных странах? Но разве впервые ему встречаться с трудностями?

В тот же день он побывал у своего знакомого профессора Стена и показал ему ответ директора Британской обсерватории.

— Поезжайте в Гамбург, к Неймайеру, — посоветовал Стен. — Он заведует обсерваторией. Может быть, он поможет.

— Поможет ли? — усомнился Амундсен. — Захочет ли он уделить хоть минуту совсем неизвестному человеку?

— Всё равно попытаться надо. Я дам вам письмо к Неймайеру. Он меня немного знает.

Раздумывать было некогда, — надо было действовать. И уже неделю спустя Амундсен подъезжал к Гамбургу.

В порту Гамбурга стояли сотни судов под флагами многих стран. По набережным бродили толпы матросов.

Амундсен выбрал самую дешёвую гостиницу и в ней самый дешёвый номер. Принарядившись, он тут же отправился в Гамбургскую обсерваторию. Она находилась на другом конце огромного города. Амундсен ехал с большой тревогой: примет ли его Неймайер?

В дальнем квартале он отыскал белое здание обсерватории. С некоторой робостью он вошёл в канцелярию, подал свои рекомендации. Вскоре его провели к Неймайеру. Известный учёный принял его любезно, расспросил внимательно о планах и дал ему разрешение работать в обсерватории.

Чтобы сократить до предела свои расходы, Амундсен в тот же вечер оставил дешёвый номер в гостинице и переселился в крохотную, ещё более дешёвую комнатку на окраине Гамбурга. Он работал с утра до поздней ночи, питался очень скудно и отказывал себе во всём. Но что значат нужда и лишения для человека, который терпит их во имя великой цели?

Он раньше всех приходил в обсерваторию, позже всех уходил. А дома — только книги и книги да работа над статьями о путешествии на «Бельгике».

Прошло только пять месяцев. Амундсен мог уже самостоятельно вести магнитные и метеорологические наблюдения. Он многое узнал и, кроме того, завязал связи в учёном мире. Закончив практику у Неймайера, он поработал некоторое время в двух других обсерваториях и осенью 1900 года вернулся в Норвегию.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.