Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Плавание на «Йоа»

«Нансен одобрил мой план. Этот день я считаю началом существования моей экспедиции», — так писал Амундсен в книге «Плавание на «Йоа».

Амундсену, как он сам говорил, повезло. Ему удалось случайно купить целую библиотеку на трёх языках, в которой была собрана почти вся литература о северо-западном проходе, все карты и планы предыдущих экспедиций.

Эти книги чрезвычайно обогатили его знания и помогли ему составить стройный план своей экспедиции. Он учёл все ошибки и промахи полярных исследователей.

И он понял, что открытие северо-западного прохода может стать великим открытием для человечества.

Вот уже четыреста лет люди ищут кратчайший путь из Европы в страны Дальнего Востока и в Индию. В 1498 году Васко да Гама обогнул южную оконечность Африки. Потом корабли Магеллана пересекли Тихий океан и достигли Индии.

Так четыре века назад европейцы нашли южные пути в сказочные страны Азии. Однако пути эти были чрезвычайно длинные. Географы тех времён предполагали, что должны существовать более короткие пути: один — вдоль северных берегов Америки, так называемый северо-западный проход, а второй проход — северо-восточный — вдоль северных берегов Европы и Азии.

Поколения мореплавателей старались отыскать эти кратчайшие пути. Особенно много таких поисковых экспедиций направлялось вдоль приполярного побережья Северной Америки. И — увы! — они не дали никаких положительных результатов. Большинство экспедиций погибло.

На поиски погибшей в 1845—1846 годах экспедиции Франклина в последующие тридцать лет было снаряжено свыше сорока английских полярных экспедиций. Попутно они искали северо-западный проход. Но ни одной из них не удалось пройти морским путём от океана до океана. Изучая отчёты, планы и карты этих экспедиций, Амундсен пришёл к выводу, что их неудачи коренятся в трёх ошибках: во-первых, они отправлялись в плавание на больших кораблях, которые или застревали во льдах, или садились на мель; во-вторых, экспедиции состояли из очень большого числа участников, для которых требовалась масса продовольствия и снаряжения, — в экспедиции Франклина, например, участвовало сто тридцать четыре человека, и они погибли все до одного. И, наконец, в-третьих, все экспедиции, соблазнённые открытой водой некоторых проливов, как, например, пролива Смита, забирались слишком далеко на север, блуждали меж бесчисленных островов и попадали в ледовые оковы.

Амундсен решил избежать всех этих ошибок: во-первых, он возьмёт маленькое судно с небольшой осадкой, во-вторых, максимально ограничит состав участников экспедиции и, в-третьих, — самое главное! — будет искать проход не в высоких широтах, а значительно южнее.

В снаряжении экспедиции очень помог Нансен: он детально ознакомился с планом Амундсена и дал ему много ценных практических советов, одобрил приобретённые им научные приборы и аппараты. Настойчивость и зрелость мыслей молодого Амундсена всё более покоряли Нансена.

В поисках подходящего судна Амундсен объездил много портов и верфей. Его выбор пал на небольшую яхту «Йоа», приписанную к порту Тромсе. Яхта водоизмещением в сорок семь тонн была старая, постройки 1872 года. Лет двадцать она ходила на рыбные промыслы у берегов Норвегии и на тюленьи промыслы в полярных водах. Амундсен тщательно осмотрел её, испытал на ходу. Судёнышко было вполне подходящее, оно хорошо сохранилось и отличалось хорошими мореходными качествами.

— Вот только старовата яхта, — осторожно предупредил продавец покупателя.

— Ничего! Она того же возраста, как и я, — засмеялся Амундсен.

Купив яхту, он решил испытать её в полярных льдах и перед поездкой снова побывал у Нансена.

— Ну что? Сговорились с кем-нибудь из промышленников? Идёте в плавание? — спросил Нансен.

— Нет, я решил не откладывать дела и купил себе яхту. Хочу пойти на ней в промысловое плавание в Ледовитый океан. Весну и лето мы будем бить тюленя, ловить рыбу, а доход от промысла пойдёт на подготовку экспедиции.

— Это прекрасно! — воскликнул Нансен. — Вот именно так и надо действовать: решительно!

Он посоветовал Амундсену заняться по пути океанографическими исследованиями, составил примерную программу работ и дал ему некоторые инструменты.

— Если вы хорошо проделаете эту работу, вашей экспедицией заинтересуются научные общества и, может быть, в дальнейшем окажут вам материальную помощь.

Весну 1901 года Амундсен плавал на «Йоа» между Гренландией и Шпицбергеном, охотился на тюленей и одновременно вёл работы по плану Нансена. Во время плавания он изучил достоинства и недостатки яхты и увидел, что она требует кое-каких улучшений. По возвращении из плавания он поставил яхту на верфь в Тромсе, где было сделано всё нужное. Он торопил строителей, иногда сам брался за инструменты и работал как простой плотник.

В мае 1901 года яхту перевели из Тромсе в Тронхем. Здесь были произведены все металлические работы: отремонтирован мотор яхты мощностью в тринадцать лошадиных сил, заготовлены бидоны для горючего и однотипные металлические ящики для продовольствия. Каждый ящик был обшит деревом. Бидоны и ящики укладывались в трюм яхты так плотно, как кубики в коробку, Амундсен следил, чтобы не пропадало ни одного сантиметра площади.

Между тем пора уже было закупать снаряжение и продовольствие. Своих денег у Амундсена хватило только на покупку инструментов и яхты, а где взять деньги на другие расходы?

Надежды Нансена на то, что океанографические наблюдения дадут Амундсену возможность рассчитывать на материальную помощь научных организаций, не оправдались.

«Мне ничего не оставалось, как пойти странствовать от одного лица к другому, кто так или иначе мог заинтересоваться моим предприятием и мог мне помочь», — писал Амундсен в своей книге «Плавание на «Йоа».

Он занимал деньги всюду, где только удавалось. Три коммерсанта из города Хальдена дали ему взаймы тридцать тысяч крон. По тем временам это была огромная сумма. Немного денег получил Амундсен от своей старой тётки Улавы Кристенсен, уверенной в том, что её племянник Руал будет замечательным человеком.

Амундсен купил пятилетний запас продовольствия, двадцать тысяч литров горючего, отличное снаряжение, одежду, обувь. Закупил он также различные товары для обменной торговли с эскимосами: с ними он рассчитывал встречаться на пути своих поисков вдоль будущей трассы Атлантика — Тихий океан.

Всё было перевезено на «Йоа», упаковано и уложено в трюм. Но денег на полную расплату не хватило. Амундсен умел отказать себе во всём и считать каждый грош, но отказывать экспедиции он не мог. Деньги, полученные от коммерсантов города Хальдена и от тётки Улавы, разошлись быстро. Пришлось занимать у разных лиц мелкими суммами под краткосрочные векселя. Случалось, что ему грубо, иногда даже оскорбительно отказывали. Он стойко переносил и отказы и оскорбления... во имя своей великой цели.

Трудно было подобрать участников экспедиции. Почти целый год искал Амундсен шестерых товарищей, на которых мог вполне положиться. Своим помощником он избрал лейтенанта датского флота Готфрида Хансена, совершившего уже не одно плавание в северных водах. Хансен был навигатором, астрономом, геологом и фотографом.

Первым штурманом был приглашён Антон Лунд, много лет плававший на зверобойных судах в должности шкипера и гарпунёра, первым машинистом и метеорологом — Педер Ристведт, вторым штурманом — Хельмер Хансен, вторым машинистом и магнитологом был Густав Юль Вик и, наконец, обязанности кока были поручены Адольфу Линдстрему, который, как потом оказалось, был мастер на все руки.

Все они были люди опытные, смелые, не боявшиеся поставить на карту свою жизнь, когда дело шло о достойной цели. Самому старшему из них, Лунду, было тридцать девять лет, самому младшему, Густаву Юлю Вику, — двадцать пять. Они верили в успех экспедиции и принимали самое деятельное участие в её подготовке. За месяц до отплытия они переселились на яхту и жили тесной, дружной семьёй, каждый час готовые в путь.

За несколько дней до отплытия «Йоа» из Христиании на яхту пришёл Нансен. Амундсен в это время был в городе. Нансен внимательно осмотрел яхту, снаряжение, поговорил с участниками экспедиции и убедился, что всё подготовлено великолепно. Прощаясь, он сказал штурману:

— Передайте Амундсену: он может выходить в море.

Амундсен пришёл в восторг, когда узнал об этом напутствии Нансена. Значит, можно не откладывать выхода ни на один день. Скоро в путь!

Но тут стряслась беда.

Кто-то пустил слух о том, что Амундсен затеял безумное дело. Как можно решиться искать северо-западный проход на такой маленькой старой яхте, если даже большие корабли там погибали? Это даже не безумие, а авантюра. Четыреста лет люди с большими средствами, опытнейшие полярники ищут этот путь и не могут его найти. Куда же лезть бедняку Амундсену?! Это явная авантюра! И удивительно, что нашлись глупцы, которые ему поверили. Нищий Амундсен надавал им краткосрочных векселей, по которым и не собирается платить. Ведь он уходит в море на своей скорлупе не на три-четыре месяца, а на годы. А кто же будет платить по векселям?

Кредиторы Амундсена заволновались. Кое-кто из них потребовал вернуть им деньги. Амундсен пытался убедить недоверчивых кредиторов в успехе экспедиции. Ему не верили. Особенно нападал на него торговец консервами.

— Если вы не вернёте мне деньги, я наложу арест на вашу яхту, — заявил он Амундсену.

Амундсен был вне себя: экспедиция была накануне краха. Столько хлопот, столько волнений — и всё напрасно! Он пытался найти какой-нибудь выход. За эти немногие дни он похудел, не спал по ночам, но ничего не мог придумать. А торговец упрямо стоял на своём. Наконец он сказал решительно:

— Если через сутки вы со мной не расплатитесь, я заявляю полиции, и вас арестуют как мошенника!

Амундсен понял, что настала решительная минута. Торговец консервами по-своему был прав. Денег на расплату не было и не предвиделось. Амундсен тотчас созвал своих товарищей и сказал им прямо:

— Положение серьёзное: либо мы сегодня же тайно уйдём из Христиании, либо завтра у нас отберут яхту. Согласны ли вы ехать немедленно?

— Конечно, согласны! — ответили они не задумываясь.

— Тогда в полночь мы выйдем в море. И об этом никому ни слова!

Этот разговор произошёл вечером 16 июня 1903 года, за несколько часов до бегства.

Наступила ночь, пошёл сильный дождь. Улицы и порт опустели. Провожать яхту пришло несколько человек — самые близкие родные и друзья. Проводы были короткими. Яхта тихо отчалила и пошла за буксиром по фиорду. Все семеро участников были настроены радостно и смеялись, представляя себе, как завтра утром торговец консервами явится в порт, чтобы наложить арест на яхту, а яхта будет уже далеко в море. Особенно радовался сам Амундсен. Впоследствии он писал:

«Всё было заранее приготовлено к морскому переходу, и мы сейчас же приступили к своим постоянным обязанностям. Как чудесно: никакого беспокойства, никаких надоедливых кредиторов, никаких скучных людей с дурными предсказаниями или даже с подозрительными улыбками! Только мы на яхте — семеро веселых и счастливых людей. Со светлой надеждой и твёрдой верой мы шли навстречу нашему будущему. Мир, так долго казавшийся мне темным и мрачным, встал передо мной полный бодрости и интереса».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.