Столица: Осло
Территория: 385 186 км2
Население: 4 937 000 чел.
Язык: норвежский
Новости
История Норвегии
Норвегия сегодня
Эстланн (Østlandet)
Сёрланн (Sørlandet)
Вестланн (Vestandet)
Трёнделаг (Trøndelag)
Нур-Норге (Nord-Norge)
Туристу на заметку
Фотографии Норвегии
Библиотека
Ссылки
Статьи

Л. Германский меморандум от 9 апреля 1940 г. с приложениями и докладом германского посланника в Осло от 10 апреля 1940 г.

Сопроводительная бумага (указание) имперского министра иностранных дел к меморандуму, который нужно передать норвежскому или датскому правительству

[Напечатаны вместе с меморандумом и записью: Innstilling Bilag I. С. 39—48]

Совершенно секретно,
государственной важности.
Берлин, 7 апреля 1940 г.
Германскому посланнику
господину доктору Брэуеру,
Осло
[германскому посланнику господину доктору Ренте-Финку, Копенгаген]

I

Настоящим Вы получаете задание: оригинал прилагаемого меморандума и прилагаемой записи, из которых соответственно одна копия приложена для Вас, 9 апреля, утром в 5.20 (точно!) передать лично тамошнему министру иностранных дел. Вы должны гарантировать, что Вы будете приняты министром иностранных дел в это время. Тем не менее необходимая для этого регистрация и прочая подготовка посещения ни в коем случае не могут происходить до 5.00 утра. При регистрации никаким способом не нужно намекать на содержание демарша; при этом можно только говорить, что речь идет о безотлагательном и неотложном деле.

II

Если окажется невозможным добиться встречи с тамошним министром иностранных дел в указанное время, нужно сделать это у тамошнего премьер-министра. Если он также будет вне досягаемости, нужно будет посетить представителя министра иностранных дел.

III

При посещении нужно передать меморандум вместе с записью и при этом устно подчеркнуть следующее:

1) Существующие у имперского правительства сообщения о непосредственно предстоящем продвижении англичан и французов на норвежскую государственную территорию неоспоримы. Поэтому имперское правительство не может дальше откладывать свои охранные мероприятия. Вследствие быстрого развития событий также не было возможности проинформировать норвежское правительство раньше. Немецкие операции проявятся, вероятно, уже в настоящий момент Вашего посещения.

2) Тамошнему правительству нужно указать совершенно особенно на последнюю часть меморандума и содержащиеся там обязательные гарантии. Имперское правительство убеждено, что немецкая акция находится также в сфере интересов Норвегии, так как ввиду планов англичан и французов эта акция является единственной возможностью не позволить Норвегии быть местом непосредственных боевых действий. Следовательно, имперское правительство ни в коей мере не считает это враждебным актом против Норвегии.

3) Поэтому имперское правительство ожидает, что норвежское правительство максимально быстро издаст приказ для отказа от любого сопротивления и выполнит указанные в записи остальные немецкие требования. Из возможного сопротивления норвежской стороны вынужденно возникнут последствия, которые должны затруднить ситуацию для Норвегии. Норвежское правительство не должно также сомневаться в том, что любое сопротивление против немецких операций, проведенных большими силами, было бы абсолютно напрасно и бессмысленно и что Норвегия ввиду предпринятых немецких мероприятий обеспечения (мины, подводные лодки) не может вовсе рассчитывать также на вмешательство третьей стороны.

4) Имперское правительство ожидает немедленного согласия норвежского правительства. Как только это высказывание дойдет к Вам, сразу свяжитесь с норвежским правительством для разъяснения вытекающих из немецкой акции остальных отдельных вопросов.

IV

Приблизительно в 3.45 утра нужно добиваться без указания или намека на повод, чтобы Ваш представитель появился за один час до исполнения вышеуказанного демарша, т. е. в 4 ч утра, в дипломатическом представительстве. Таким же образом и на то же самое время нужно вызвать в дипломатическое представительство тамошнего военного атташе.

Вам нужно затем устно проинформировать этих господ, чтобы они во время Вашего отсутствия находились в дипломатическом представительстве, в распоряжении командующих вступающими немецкими войсками. В этом обсуждении утром в 4 ч принимает участие подполковник Польман [в указании для Дании сообщается соответственно: генерал-майор Химер], который сопровождает отсюда особого курьера и получает здесь необходимые приказы. Остальной персонал дипломатического представительства Вам или Вашему представителю нужно вызвать только в 5.30 утра в дипломатическое представительство.

V

Результат Вашего демарша Вам нужно сообщить как можно быстрее по телефону в офис министерства иностранных дел.

При этом нужно учитывать, что связь Осло с Германией проходит над шведской областью, так что телефонные сообщения можно передавать только на зашифрованном языке, который не понимает третье лицо.

Если сообщение по телефону оказывается невозможным, нужно использовать радиосвязь дипломатического представительства Министерства иностранных дел. При этом нужно использовать насколько возможно радиосигналы, находящиеся в руках подполковника Польмана. Если эти радиосигналы не являются достаточными, донесение нужно кодировать. Наряду с этими обоими видами сообщения на всякий случай нужно телеграфировать также еще коротким шифром.

VI

Особенно важно то, что при захвате в любом случае нужно предотвратить выезд короля Норвегии за границу. Необходимые для этого мероприятия Вам нужно предпринимать при взаимном согласии с военными командующими. Потребуется наблюдать непосредственно за местожительством короля и в крайнем случае воспрепятствовать ему покинуть его замок. При этом по возможности должно учитываться положение главы государства. Срок и объем мероприятий по наблюдению будут зависеть в дальнейшем от отношения и поведения короля.

VII

Ваши следующие задачи, которые необходимо будет выполнить позже, вытекают из приложения к секретному письму командования вермахта от 2-го числа этого месяца. Уполномоченным империи, о котором говорится в этом письме и в приложениях, являетесь Вы сами. Приложение 1 к этому письму соответствует по содержанию уже вышеупомянутой записи, которую необходимо передать тамошнему правительству при Вашем первом демарше. К остальным приложениям этого письма есть следующие замечания.

1) Упомянутое в приложении 2 под цифрой 2 делегирование немецких уполномоченных в самые важные тамошние министерства не сможет произойти сразу. В этом отношении следующее указание. То же самое относится к упомянутому под цифрой 4 в этом приложении распределению немецких органов связи к местным органам власти внутреннего управления.

2) Экономические и военно-экономические требования, представленные после приложения 3b как особенно срочно рассматриваемые под № 1 этого приложения, целесообразно не выдвигать сразу при Вашем первом демарше, а только после разъяснения принципиального отношения тамошнего правительства. Если развитие ситуации позволит, то это должно произойти в течение первой половины дня 9 апреля.

3) Командование вермахта дополнит еще приказы, очевидные из приложения 4 своего письма, для немецких оккупационных войск под тем предлогом, что особое внимание необходимо уделять правильному обращению со всеми тамошними нейтральными представительствами, а также правильному обращению с гражданами дружественных нам держав (Италии, России, Испании и Японии), а также Соединенных Штатов. В дальнейшем командование вермахта издаст приказ о том, что нужно уважать архивы вражеских консульств. Наконец, командование вермахта прикажет, чтобы не только военные корабли и торговые суда Соединенных Штатов, но и Италии, Испании, Японии и Советского Союза свободно могли выходить в море (приложение 4, цифра 11). Я прошу Вас также позаботиться о том, чтобы здесь не дошло до каких-нибудь инцидентов.

VIII

Само собой разумеется, что дипломатическое представительство должно незамедлительно уведомлять меня о развитии ситуации. Каким путем это должно происходить, будет зависеть от соответствующей ситуации. Для консультаций в распоряжении у Вас будет находиться подполковник Польман.

IX

Все вышеуказанные временные данные нужно понимать согласно немецкому летнему времени.

Германский меморандум, переданный норвежскому (и датскому) правительству немецким уполномоченным 9 апреля 1940 г.

МЕМОРАНДУМ

Вопреки откровенному желанию немецкого народа и его правительства жить с английским и французским народом в мире и дружбе и вопреки отсутствию какой-либо разумной причины для взаимного спора властители в Лондоне и Париже объявили войну немецкому народу.

С развязыванием этой наступательной войны, которая давно ими подготавливалась и направлена против состава Германской империи и существования немецкого народа, Англия и Франция открыли морскую войну также против нейтрального мира.

В то время как они пытались сначала при полном неуважении самых примитивных правил международного права соорудить голодную блокаду против немецких женщин, детей и стариков, они подчиняли одновременно нейтральные государства своим бесцеремонным блокадным мероприятиям. Непосредственным следствием этих боевых методов, введенных Англией и Францией и противоречащих международному праву, которые Германия должна была встретить своими защитными мерами, стало самое тяжкое повреждение нейтрального судоходства и нейтральной торговли. Более того, эти английские действия нанесли уничтожающий удар самому понятию нейтралитета.

Со своей стороны Германия была устремлена при всем том хранить права нейтральных стран посредством того, чтобы ограничить морскую войну между Германией и ее противниками морскими зонами. В противоположность этому Англия намерена отклонить опасность от своих островов и воспрепятствовать одновременно торговле Германии с нейтральным миром, все больше и больше она исходит из того, чтобы перенести морскую войну в воды нейтральных стран. В ходе этого настоящего британского ведения войны Англия предприняла при очевидном попрании международного права воинственные действия на море и в воздухе, а также в территориальных водах и государственных территориях Дании и Норвегии.

Германия предвидела это развитие событий с начала войны. Она сознательно должна предотвратить своей внутренней и внешней экономической политикой попытку британской голодной блокады немецкого народа и изоляции немецкой торговли с нейтральными государствами.

Это позволило обнаружиться в течение последних месяцев все более полному крушению британской политики блокады.

Это развитие, а также бесперспективность непосредственного нападения на немецкие западные укрепления и непрерывно растущая обеспокоенность в Англии и Франции успешными немецкими контратаками на море и в воздухе привели за последнее время к тому, что обе страны пытаются всеми средствами предпринять перенос театра военных действий на нейтральную сушу и вне Европы. То, что Англия и Франция имеют в виду при этом в первую очередь территории маленьких европейских государств, само собой разумеется, соответствует британской традиции. Совершенно открыто английские и французские государственные деятели провозгласили в течение последних месяцев распространение войны на эти области основной стратегической составляющей своих устремлений.

Первую возможность для этого предложил русско-финский конфликт. Английское и французское правительства публично высказались о том, что они были готовы вмешиваться военными силами в конфликт между Советским Союзом и Финляндией и использовать для этого область северных государств как оперативную базу. Только вопреки их желаниям и ожиданиям произошедшее быстрое заключение мира на севере помешало выполнить это решение. Когда английские и французские государственные деятели объявили дополнительно, что проведение этой акции они ставят в зависимость от согласия участвующих северных Государств, то это грубая ложь. Имперское правительство имеет в руках документальное доказательство того, что Англия и Франция вместе решили проводить эту акцию через область северных государств, при случае даже и вопреки их воле.

Однако решающим является следующее.

Из отношения французского и английского правительства до и после советско-финского заключения мира и из имеющихся у имперского правительства документов с несомненностью явствует, что решение оказать Финляндии помощь против России должно было служить дальнейшим планам. При этом преследуемыми целями Англии и Франции в Скандинавии были и являются:

1) посредством захвата Нарвика отрезать Германию от северного привоза руды и

2) посредством высадки англо-французских вооруженных сил в Скандинавских странах создать новый фронт, чтобы фланкирующе атаковать Германию с севера.

При этом страны севера должны служить англо-французским войскам как театр военных действий, в то время как северным народам, согласно старому английскому преданию, предназначено принять роль вспомогательных войск и наемников. Когда этот план был сначала перечеркнут русско-финским заключением мира, имперское правительство получило более ясную информацию о том, что Англия и Франция предприняли определенные попытки, чтобы тотчас осуществить свои намерения в другой форме. В постоянном стремлении подготовить интервенцию на севере английское и французское правительства в течение последних недель открыто провозгласили тезис: не может быть никакого нейтралитета в этой войне, и долг маленьких стран активно участвовать в борьбе против Германии. Этот тезис распространялся пропагандой западных держав и поддерживался становящимися все сильнее попытками политического давления на нейтральные государства. В последнее время нагромождалась масса конкретных сообщений о предстоящих попытках высадки западных держав в Скандинавии. Если, однако, вообще еще могло существовать какое-то сомнение в окончательном решении западных держав осуществить интервенцию на севере, то оно было устранено в течение последних дней окончательно: имперское правительство получило во владение безупречные документы относительно того, что Англия и Франция намереваются уже в течение ближайших дней неожиданно захватить определенные области северных государств.

Северные государства со своей стороны не противопоставили амбициям Англии и Франции не только никакого сопротивления, но терпели без соответствующих контрмер самые бесцеремонные вторжения в свои суверенные права.

Поэтому имперское правительство должно предполагать, что королевское норвежское правительство займет такую же позицию по отношению к запланированным теперь акциям Англии и Франции. Но даже если королевское норвежское правительство было бы готово принять контрмеры, имперское правительство понимает, что норвежские военные силы не являются достаточными, чтобы успешно противостоять англо-французским акциям.

Однако в этой решающей фазе борьбы за существование, навязанной немецкому народу Англией и Францией, имперское правительство ни при каких обстоятельствах не намерено мириться с тем, что западные державы сделают Скандинавию театром военных действий против Германии и злоупотребят норвежским народом, непосредственно или косвенно, для войны против Германии.

Германия не станет бездеятельно выжидать или беспрекословно принимать такие требования противников. Поэтому имперское правительство начало с сегодняшнего дня определенные военные операции, которые нацелены на занятие стратегически важных пунктов в норвежской государственной области. Имперское правительство тем самым принимает на себя защиту Королевства Норвегия во время этой войны. Оно исполнено решимости впредь своими средствами защищать мир на севере от любого англо-французского нападения и обеспечить его окончательно.

Имперское правительство не хотело такого развития событий. Ответственность за это несут только Англия и Франция. Оба государства декларируют, хотя и лицемерно, защиту маленьких стран. На самом деле, однако, они насилуют их, в надежде осуществить открыто свою волю, направленную против Германии.

Германские войска поэтому не вступают на норвежскую землю с враждебными намерениями. Немецкое командование не имеет намерения использовать занятые немецкими войсками пункты как операционную базу для борьбы против Англии, до тех пор пока его не принудят к этому мероприятия Англии и Франции. Немецкие военные операции преследуют исключительно цель охранения севера от запланированного захвата норвежских баз англо-французскими вооруженными силами.

Имперское правительство убеждено, что оно служит этой акцией одновременно и интересам Норвегии. Так как эта защита немецким вермахтом предлагает единственную гарантию для скандинавских народов, что их страны во время этой войны не станут полем сражения и театром, вероятно, самых страшных боевых действий.

Поэтому имперское правительство ожидает, что королевское норвежское правительство и норвежский народ проявят понимание к немецкому продвижению и не противопоставят ему никакого сопротивления. Любое сопротивление должно быть и будет подавлено всеми средствами германских вооруженных сил и приведет только к абсолютно бесполезному кровопролитию. Поэтому Королевское норвежское правительство просят как можно скорее предпринять все меры для обеспечения того, чтобы продвижение германских войск могло происходить без трения и трудностей.

В духе исконно добрососедских германско-норвежских отношений имперское правительство заявляет королевскому норвежскому правительству, что Германия своими мероприятиями не имеет намерения нарушать территориальную целостность и политическую независимость Королевства Норвегия теперь или в будущем.

9 апреля 1940 г.

Примечание: тот же самый меморандум получило королевское датское правительство.

ЗАПИСКА [комментарий к меморандуму]

Имперское правительство просит королевское норвежское правительство предпринять сразу нижеуказанные мероприятия:

1) воздерживаться от призыва правительства к народу и вооруженным силам к сопротивлению немецким войскам при занятии страны.

2) издать приказ норвежским вооруженным силам установить связь со вступающими немецкими войсками и достичь необходимые соглашения о лояльном сотрудничестве с немецкими командующими. Норвежские войска остаются со своим оружием, если их поведение позволит это.

В знак готовности к сотрудничеству необходимо вывесить на военных объектах, к которым приближаются немецкие войска, белый флаг парламентера наряду с национальным флагом.

Команды для связи нужно посылать:

а) к командующему вступающих в столицу немецких войск (офицеры армии, военно-морского флота и военной авиации);
б) к местным командирам общевойсковых частей.

Немецкий командующий выделит норвежским командующим своих офицеров связи.

Задачей команд связи является обеспечение безупречного сотрудничества и предотвращение столкновений между немецкими и норвежскими войсками.

3) Целостное предоставление военных устройств и оборудования, в которых нуждаются немецкие войска для охранения Норвегии от внешнего врага, в частности оборудования береговой обороны.

4) Предоставление королевским норвежским правительством точных документов о поставленных минных заграждениях.

5) Проведение полной светомаскировки противовоздушной обороны норвежской территории с вечера первого оккупационного дня.

6) Целостное сохранение и обеспечение работы транспортных средств, путей сообщения и средств связи.

Предоставление транспортных средств (железные дороги), судоходства по внутренним водным путям и каботажа и средств связи германским оккупационным войскам в том объеме, который необходим для задач германских войск и их снабжения.

7) Запрет на выход за границу военных кораблей и торговых судов и запрет на запуск всех самолетов. Судоходство в немецкие порты и нейтральные балтийские порты остается свободным.

8) Распоряжение, чтобы норвежские лоцманы выполняли свою службу по требованиям немецких служебных инстанций и что освещение сигнальным огнем норвежского побережья должно осуществляться согласно распоряжениям немецких служебных инстанций.

9) Поддержание имеющейся метеослужбы, которую нужно предоставить в распоряжение германским оккупационным войскам. Нужно воздерживаться от общественных прогнозов погоды.

10) Блокада любой связи и почтового обмена по морю с заграницей. Связь и почтовый обмен с государствами Балтийского моря необходимо ограничить определенными связями и контролировать их по требованию командующего оккупационными войсками.

11) Распоряжение для прессы и радио, военные сообщения обнародовать только с разрешения служебных инстанций вермахта. Предоставлять радиостанции для деклараций немецких командующих.

12) Запрещение на вывоз военного имущества из Норвегии за границу.

13) Распространение призывов и приказов, издаваемых королевским норвежским правительством на основании вышеуказанных пунктов, если используется радио, может осуществляться сначала только в кодированном виде — ключом, который неизвестен противникам Германии. Разрешение открытых радиопередач на радиостанциях остается за командующим оккупационных войск.

Телефонное сообщение немецкого посланника в Норвегии имперскому министру иностранных дел о беседе с королем Хааконом и министром иностранных дел Котом от 10 апреля 1940 г.

Телефонный разговор посланника Брэуера,
Осло, 10.04.1940, в 23 ч.
[Напечатано: Innstilling Bilag II, с. 320—322]

После того как король сегодня утром безусловно выразил согласие принять меня, я отправился в 11 ч немецкого летнего времени через Хамар в Эльверум, куда я прибыл около 16 ч немецкого времени. Место встречи было лесной школой, король сразу принял меня и просил, чтобы министр иностранных дел Кот присутствовал во время этой беседы. Я попросил короля о том, чтобы он разрешил сначала поговорить с ним наедине, что осуществилось после некоторых колебаний. Я объяснил ему еще раз ситуацию и обстоятельства, которые привели к занятию нами Норвегии. При этом я подчеркивал единственно вину Англии, что король воспринял без противоречия и, по-видимому, даже с определенным согласием. Я объяснял ему, что мы не только не заинтересованы в изменении династических отношений в Норвегии, но, наоборот, мы придаем значение тому, чтобы в Норвегии, как и в других Скандинавских странах, династия сохранилась и укрепилась бы. Я сказал затем о бессмысленности военного сопротивления, которое еще наличествует в отдельных местах в Норвегии, указал на то, что, к сожалению, вчера Оскарсборг пришлось сровнять с землей и что мы желали бы, чтобы такая участь миновала другие города. Однако для этого было бы необходимо, чтобы любое сопротивление сразу прекратилось. Дальше я сказал о моем демарше ночью и утром 9 апреля и указал на тяжелую вину, которую взяло на себя прежнее норвежское правительство, отклонив наш меморандум. Я заявил далее, что доверие с нашей стороны этому правительству утрачено, после того как оно в течение последних месяцев неоднократно занимало позицию, которую мы вынуждены были воспринимать как одностороннюю льготу Англии и которая достигла высшей точки, наконец, в непонятном отклонении нашего великодушного предложения. Мы не хотели ни в коем случае вмешиваться во внутриполитические отношения Норвегии, но должны были придать, однако, значение тому, чтобы у руля в Норвегии находилось правительство, при котором мы могли бы рассчитывать на поддержание германо-норвежских отношений и позиции Германии. Вчера в Осло государственным советником Квислингом было образовано правительство, и нам кажется правильным, если бы Квислингу, национально-норвежский образ мыслей которого известен и понятен нам, доверили руководить правительством и возложили ответственность за действия этого правительства.

Король был заметно удивлен указанием на поведение его брата, короля Дании, который в своем радиообращении и своим отношением к немецкому шагу сохранил спокойствие в своей стране и уберег себя и свою семью от неприятностей.

Однако в конце нашей беседы король отметил необходимость установить контакт с правительством и привлек к беседе министра иностранных дел Кота, которому я повторил свои вышеназванные соображения.

Король, как и господин Кот, обещал мне привлечь к работе Нигордсвольда и, так как я не хотел ждать ответа, дать мне ответ по телефону, когда я буду возвращаться в Осло. Я обозначил это как срочное дело, так как иначе с нашей стороны могли быть приняты решения, которые потянули бы за собой определенные следствия.

Я выехал из лесной школы в Эльверуме около 18.15 немецкого времени. В Эйдсвольде меня достигло сообщение министра иностранных дел Кота, которое я позволил передавать через дипломатическое представительство. Оно звучало так:

После двухчасовой беседы с королем министр иностранных дел Кот сообщил мне следующее на пути в Осло: король не назначит правительство Квислинга, и это решение принято правительством единодушно. Министр иностранных дел Кот ответил на мой особый вопрос: «Сопротивление продолжается по мере необходимости».

Такое решение я объясняю себе прежде всего тем, что не только кабинет, но и собравшийся в Эльверуме парламент (или, по крайней мере, его часть) были заняты работой. Основное внутреннее препятствие для короля и, вероятно, для кабинета заключается, пожалуй, в том, что нужно найти правильный путь для приведения Квислинга в согласие с конституцией. Желание договориться с нами было, без сомнения, сильным, что было особенно заметно, когда я подчеркнул наши заверения в сохранении целостности и независимости Норвегии теперь и в будущем. В массе собранных разнородных элементов и под влиянием парламентской закулисной игры не пробилось единого решения, которое могло бы прояснить ситуацию.

На обратном пути в Осло, в местности Хамар и Эйкхольм я наблюдал небольшие передвижения войск и заграждения на дороге. Я расскажу о своих впечатлениях военному главнокомандующему.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница
 
 
Яндекс.Метрика © 2018 Норвегия - страна на самом севере.